Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Выходим, чтоб не пришли к нам!

Избиение адвоката прямо в здании суда – уже третий год не новость.

Избиения на не- и санкционированных уличных акциях – не новость с 1992-93 годов. (Разве что андерсеновская Принцесса на горошине не показалась бы Терминатором в сравнении с тогдашними мастерами дубинки и автозака. Те хотя бы не жаловались: «А-а-а, он потянул меня за руку!.. он бумажным стаканчиком в меня кинул!» и т.п.)

Обыски в формате «маски-шоу с выбитыми дверями» в домах свидетелей – тоже позорная неновость от «правоохранителей». Уже минимум шестой год.

Юрий Мухин - Законы власти и управления людьми

А вот избиения – вместо «здрасти» и ордера – граждан, к которым полицейские чины являются известить о «привлечении в качестве свидетелей», избиения с повреждениями почек и зубов, – это, надо признать, нечто новое и… (Было бы свежим, если бы пахло иначе.)

Видеоролик, где именно о таком «новаторском» случае рассказывает пострадавший (плюс, так сказать, дважды свидетель) – невелик по объёму и даже в частичном пересказе не нуждается.

Надо, впрочем, отметить, что этот «страшный человек», писатель Александр Холин, которого, по его словам, минимум один носитель мундира (явившийся в штатском) уже рад был бы посадить (!) пожизненно (!!) только за самоопределение «российский вольный казак» (?!) – по жизни, как говорится, и мухи не обидел.

Ну, разве что оказывал помощь семье Кирилла Барабаша в бытность того политзаключённым. Но за это Александра – хоть он антисталинист и антисоветчик, что Кириллу крайне чуждо – можно только горячо поблагодарить.

Правда, ещё Александр – этого он не скрывает – знаком с полковником Квачковым

И теперь подобная помощь, увы (координаты – здесь: https://vk.com/podderjka.help) будет не лишней и самому Александру:

Посмотрев и послушав такое, невозможно не задуматься: «отчего, почему»(с) власть так, мягко скажем, нервна? И демонстрирует ли она, вместе с нервностью, какой-никакой интеллектуальный уровень?.. (О какой-никакой ответственности власти перед народом в этой связи и вспоминать неловко. Хотя обязательно придётся; просто всему своё время...)

В двух размещённых далее видео, New Rush Word и РОЙ ТВ – злободневные политические наблюдения двух весьма разных людей. Тем интересней и весомей моменты сходства, а иногда и тождества главных выводов.

В первом – суждения Валерия Соловья, одного из ведущих – сейчас это безусловно так, а дальше жизнь покажет – политических аналитиков и публицистов, историка, профессора МГИМО. (Недавно его «попросили» из этого авторитетного вуза за вольнодумство.)

Ключевые моменты таковы:

Прошла «крымская эйфория» 2014-16 годов, которая компенсировала ухудшение социально-экономической ситуации и отложила накопление недовольства до критического уровня.

(В крымско-эйфорическую и вообще крымскую тему профессор не углубляется ни здесь, ни вообще. Но стоит добавить: пожизненной индульгенцией Крым никому не стал! И тем более не был принят многонациональным народом российским как впопыхах сунутая властью «эпохальная» взятка.

Что абсолютно правильно и достойно. И потому надежды на отмазку «а зато Крым» – пустые надежды. Точней, опустевшие.)

А малозначительная для страны (и даже для Москвы не самая крупная) проблема выборов в московскую гордуму послужила моделью того, как проявляется накопившееся недовольство.

В результате для власти – не только московско-городской – московско-выборный кризис июля-сентября этого года стал рубежом, после которого она начала расценивать угрозу массовых протестов как абсолютно реальную.

И это не обман зрения.

Валерий Соловей – цитата:

Если хворост высох, а власть его упорно поливает бензинчиком, то рано или поздно найдётся или зажигалка, или случайная искра…

Московский кризис спровоцирован, по его убеждению, идиотизмом самой власти. Сначала грубым и циничным недопуском кандидатов в депутаты городской думы на выборы. А затем полицейско-судейским произволом и жестокостью в отношении недовольных безобразием. В том числе самих кандидатов.

При этом видеть «знак Кремля» во всякой глупости – вроде золотовского совета дать невиновному год условно – профессор не советует.

Лояльность полиции – под большим вопросом. А в случае общенационального протеста – или хотя бы одновременного в десятке крупных городов – сил усмирителей тупо, что называется, не хватит. Дефицит их был заметен уже по тем самым недавним московским событиям.

В такой ситуации неизбежны будут колебания внутри власти, быстро перерастающие в управленческий хаос. В нём полиция просто перестанет выполнять приказы – какого-то «перехода на сторону народа» не будет, как, впрочем, и особой необходимости в этом.

А самое интересное произойдёт в случае пресловутого – едва ли не заранее разрекламированного в открытую – отключения интернета…

Особого страха эта перспектива у юзеров пока что не вызывает; проверено приведённым в ролике опросом «на улицах Саратова»(с) – а вряд ли саратовские юзеры из особого теста.

Так что не факт, что отключение интернета само по себе послужит основным или дополнительным детонатором массовых протестов. Особенно если останется сотовая связь. Сверхценность интернета вообще сильно преувеличена. Ещё многие помнят, что существуют, например, книги…

Дело тут больше в другом: динамику массовых «движух» усилит невозможность увидеть всё интересное – протестные события тоже – в прямой трансляции или хотя бы обстоятельных видеозаписях. Возникнет подзабытое желание увидеть всё своими глазами… Его подхлестнёт по дням и часам растущий информационный голод.

А на всё это – у тех, для кого привычка к интернету сродни наркотической, а таких очень много – наложится эффект внезапной «ломки».

В общем, сейчас нет лучшего способа вывести даже далёких от политики людей на улицы, осуществить массовую мобилизацию, чем отключение интернета и социальных сетей.

Как именно настроены массы, вышедшие на улицы – неважно: сам массовый выход ведёт к непредсказуемым последствиям. Появление пусть даже зевак, но в количестве сотен тысяч, в центре Москвы – ситуацию в стране начнёт менять тут же.

При этом, уверен профессор, отключение интернета в особо беспокоящих власть местах уже неизбежно – и в самое ближайшее время.

…Но и без этого люди чувствуют, что от них что-то зависит! Разворот многих эпизодов «московского дела», внезапное посрамление следствия, прокураторы, суда – воспринимаются как отступление власти. (И уже не важно, что на самом деле это ещё не совсем так.)

Екатеринбуржцев теперь тоже не убедишь, что от них ничего не зависит. И не только их...

А момент, когда это чувство перерастёт в готовность к сопротивлению – предсказать в принципе невозможно. Это мы увидим внезапно.

И увидим уже не раздражение и усталость от происходящего, а то, что называют ненавистью.

Долго сдерживать накопившееся напряжение не удастся. Тем, кому нечего предложить обществу, кроме дубинок и лжи – точно. Накачка же ненавистью со стороны официальной пропаганды только способствует накоплению этого массово-психологического «вещества». Оно, разумеется, может выливаться и на ближайшего соседа, и в алкоголизм, и т.п.

Но социология, по наблюдениям профессора, с начала этого года показывает, что объектом, на который ненависть, канализируясь (когда появляется общий для всех враг!) направляется – власть. И больше центральная, чем местная.

Ибо трудно по-настоящему ненавидеть того, с кем ты живёшь рядом и знаешь как человека (если он не запредельный отморозок, разумеется). А вот далёкая центральная власть может на фоне местной восприниматься как абсолютно чужая и античеловечная сила…

Ненависть в фазе «глухой», «свинцовой» – скалярная, давящая величина. Раньше ли, позже она всегда переходит в векторную. Вектор уже появился, и в Кремле это тоже знают.

Прогнозисты тамошние говорят уже о катастрофе как перспективе ближайшей пары-тройки лет. (Катастрофе для себя.) Т.к. на внутренние проблемы накладывается неизбежность прихода мирового кризиса в течение ближайших года-полутора.

Кроме кризиса и массовых протестов (формы и степень жёсткости коего могут оказаться какими угодно) – тот же контингент очень сомневается в способности силовых структур защитить обобщённый Кремль.

Эти сомнения профессор считает вполне обоснованными, так как, по его словам, сам знает настроения в офицерском корпусе – особенно в среднем его звене, от старших лейтенантов до майоров:

Там настроения совсем не лоялистские! Они откровенно уже антилоялистские. А это как раз ключевое звено в случае возникновения массовых волнений в Российской Федерации.

И есть – ещё раз повторю – некоторые остающиеся пока вне кадра обстоятельства, которые проявятся. И они нас всех немало удивят –

так профессор Валерий Соловей завершает этот обзор.

А вот что на эти же темы говорит на РОЙ ТВ, у Максима Калашникова, полковник Владимир Квачков, в представлении и вовсе не нуждающийся.

Для начала он указывает на крайнюю избирательность либерального недовольства и правозащиты, хорошо знакомую ему лично. И по недавним делам, и по новым…

Указывает на связанную с этой избирательностью либеральную же монополизацию представления того, что есть оппозиция. Либералы – само собой; те, кто выходит вместе с либералами – тоже более-менее; а вот выходящие независимо от либералов подвергаются игнору. И на сопоставимую информационную поддержку, тем более на корпоративную защиту могут не рассчитывать.

Поэтому полковник считает небходимым преобразовать ежегодный Русский марш 4 ноября из марша русских националистов в Марш русского народа, открытый для всего спектра политических убеждений, не исключая и либеральные. (В необходимости этого полковнику удалось убедить даже Андрея Савельева, доселе не переносившего и вида левой атрибутики, не говоря уж о словосочетаниях вроде «Сталинский полк».)

Озабоченность этнической чистотой участников (прозвучало определение «националисты-зоологи») Владимир Квачков также считает неверным: русская цивилизация шире русской нации в узко-этническом смысле.

В общем же смысле сейчас речь идёт уже о послепутинском времени в России. Такие, к примеру, метания «правосудия», когда дают три с половиной (реальных) года и почти немедленно выпускают – в предшествующее время были невозможны. Т.е. президент уже не главный, как говорится, «решала». Или, высоким штилем, «арбитр».

Идёт – пока скрытый – передел возможностей. На недалёкое будущее: время «Вована» де-факто закончилось, а жить-то дальше надо…

Возможны были разоблачения, вроде миллиардов, обнаруживаемых на квартирах у полковников МВД, ФСБ ещё хотя бы пару лет назад?

Владимир Квачков посмеивается над (успевшим стать устойчивым) словосочетанием «монстр росгвардии». Внук квачковский в неё попал на службу – какой он деду враг? И таких там огромное количество – внуков, сыновей, братьев, мужей…

Не преувеличивает и различие между малым, средним и высшим командным составом. Вспоминает в этой связи свой командирский опыт разных уровней, от командира взвода до комбрига. Готовность исполнить приказ явно преступный была совершенно не свойственна.

И росгвардия в решающих событиях поведёт себя, как императорская армия в феврале 1917 года. (И тем легче, что президент – по статусу не монарх, а заменяемая фигура.) Тем более просто армия. Представление о людях в форме, что, мол, «вам прикажут – вы будете стрелять!» – глупое. Не будут:

Там не роботы, там нормальные наши, обычные русские люди!

Не забыл полковник напомнить и о том, что ярлык «гвардия» на внутренних войсках, на полевой жандармерии – крайний абсурд и безвкусица. Такая же, как назвать комендантский полк «Преображенским».

Вспомнил в этой связи и свой повстанческий опыт девятилетней давности. Казалось бы, собрав сторонников – числом несколько сотен – в одном месте, он предельно облегчал власти поимку всех разом. Однако власть предпочла не допустить сбора, проведя превентивные – от Владивостока до Калининграда – аресты по местам жительства.

Потому что знала: когда в действие вступит значительная масса низового состава – рядовых, сержантов, прапорщиков – они поймут, что в этой истории не всё однозначно!

И вот вместо того, чтобы усилить боеготовность воинских частей для отпора боевикам, власть приказала не только изъять оружие из комнат для хранения оружия, но и… снять гусеницы с танков и БМП и, для подстраховки, заварить ворота парка бронетехники! Об этом Владимир Квачков узнал уже на суде.

Такой вот мера реального доверия вооружённой части «единственного источника власти» к этой самой власти – и наоборот – была уже в 2010 году. На что – и на кого – власть может надеяться в 2019-20 годах в ситуациях, грозящих реальным пролитием крови?..

Исключением могут оказаться «стойкие кадыровцы»? «Дикая дивизия-2»? Но гипотетическая попытка ввести их, скажем, в Москву едва ли будет принята «просто» российскими частями любого подчинения. Скорей, она окажется катализатором возмущения уже в среде вооружённых госслужащих…

Уверен Владимир Квачков, что подобное можно отнести и к ещё более радикальной гипотезе – о вводе войск НАТО в РФ. Тогда всё разом станет на свои места.

И вот что он говорит о самом главном:

Не будем бояться этих событий – они неизбежны. Всё, что можно было сделать эволюционного – Путин сломал. Эволюционные механизмы – выборы, суды – полностью утратили свои функции… Их не существует.

И потому на тот самый вопрос: «Что делать?» – отвечает (уточнив, что «Кто виноват?» уже всем ясно) – чего ни в коем случае делать не следует. Перечислив некоторые из самых зловещих статей УК РФ, начиная с незаконного приобретения оружия (ст. 222 УК РФ).

Но и вопрос о том, что всё-таки делать, без ответа не оставляет: создавать – в рамках существующих законов – сеть взаимодействия. Не организацию, не объединение несовместимых сил – оно невозможно. А вот «идти врозь, а бить вместе» столь же возможно, как во времена Плеханова, автора этой формулировки, снимающей заведомо неразрешимые вопросы: кто в чём прав и неправ в прошлом, настоящем и будущем. (В котором успеем наспориться, когда оно наступит.)

А вот над обобщённо-прохановской идеей «выбора из двух зол меньшего», под коим подразумевают нынешний (пока ещё) статус-кво – полковник лишь снисходительно посмеивается…

В ещё одном видео Кирилл Барабаш обращается к Алексею Навальному.

И ко всем нам.

А нам всем самое время вспомнить, что до 4 и 7 ноября осталось меньше месяца. Уж в этом-то году ни в один, ни в другой из этих дней скучать точно не придётся! (А уж в следующем…) Есть ещё время определиться и организоваться так, чтобы оба прошли с максимумом пользы.

Выходите!

И совсем не обязательно, напоминает Кирилл, игнорировать один из этих дней ради другого. Хоть справа налево, хоть слева направо. Оба они связаны с победоносными народными порывами к освобождению:

Ну, и в завершение – речь Алексея Навального на московском митинге против политических репрессий 29 сентября:

Вячеслав Горбатый

Комментарии