Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Интервью Рубежу близ рубежных событий

                                                                                                                                      Будущее
                                                                                                                                                    не придет само,
                                                                                                                                      если
                                                                                                                                              не примем мер.

                                                                                                                                       Владимир Маяковский

Студия Рубеж представляет нашему вниманию четыре интервью Кирилла Барабаша – в прошлом подполковника авиации, всё ещё инженера, общественного деятеля, теперь ещё и политзаключённого, отбывшего срок по сфабрикованному делу и до сих пор ограниченного в правах.

В первом видеоролике Кирилл Барабаш отвечает на вопрос, как выжить в России.

Во втором – существует ли в ней оппозиция на деле.

В третьем – об исторической миссии России.

И в четвёртом – чего на самом деле боится власть.

Все четыре темы связывает пятая – важнейшая – тема безответственности власти в прошлом и настоящем – и ответственности её в будущем.

Итак: как выжить в России?

Для реализации идеи по-настоящему ответственной власти – и не только для этого – слово «народ» надо понимать правильно: народ – не только те, кто живёт сейчас. Это и все будущие поколения, чьё существование мы обязаны обеспечить. Это и предки: такая же их забота о нас, будущих по отношению к ним. Чтобы жизнь предков не оказалась напрасной – думая о народе, мы должны помнить как о тех, кто будет, так и о тех, кто был. А сами должны – здесь и сейчас – быть готовы на жертвы. Для сохранения семьи порой приходится жертвовать кем-то из членов семьи. (Наказание воспитуемого ребёнка – уже жертва.) Ради рода можно пожертвовать семьями целиком. Тем более ради народа в целом.

Любые перемены возможны тогда, когда мы общаемся и налаживаемся между собой, –  

говорит Кирилл:

Если завтра начнётся, то все наши диалоги, беседы, комментарии в чатах – всё это рассыплется как мусор, как пыль. Останутся те, с кем ты живёшь здесь и сейчас. Часть из них свалит сразу, а часть будет вгрызаться в эту землю и стоять на ней до последнего. И если у вас нет с ними связи, то ваше дело труба…

Второй по важности вопрос: существует ли оппозиция?

Начинает свой ответ Кирилл с того, что старается различать источник учения, идеологии – и того, кто ему следует. Удивляется розням, вспыхивающим на пустых или почти пустых местах. Приводит свежайший пример: те, кто менее двух лет назад собрались для поддержки Грудинина – что стоило им хотя бы остаться вместе! Нет, разлетелись в разные стороны…

Прогнозы же Кирилла на будущее в целом самые светлые, но на ближайшее – неутешительные. В частности – из-за дефицита рискующих говорить о ближайшем будущем: опасаются ошибиться и, оставшись в дураках, показаться таковыми. Поэтому вместо прогнозов так часто слышим оценку настоящего времени – и сразу переход к образу будущего. А значит, и формирования будущего – ни властью, ни оппозицией – попросту не происходит.

Когда будущее столь мутно – готовиться к нему трудней (при всём желании подготовиться). В результате прогнозом (зато абсолютно точным) остаётся одно: пертурбации неизбежны, а вот перемены к лучшему при (пока ещё) существующем статус-кво – исключены!

В таких условиях сформулировать более подробный прогноз могут помочь горизонтальные информационные связи. Но для этого властителям дум надо не задирать носы и не брезговать разнообразными вопросами, как говорится, из публики и из ближних, и из дальних мест… Чтобы оппозиции не оставаться номинальной.

Об исторической миссии России.

Современную государственную форму нашей страны Кирилл считает незаконной, следствием узурпации. Не только в моральном, но в первую очередь в строгом юридическом смысле.

Мировая же элита смотрит на современную Россию как на занятный, но и страшноватый курьёз. Но при этом многие обычные люди во всех концах света продолжают смотреть на неё как на надежду – благодаря сделанному здесь в советскую эпоху, изменившую весь мир. Надеются на то, что Россия не поглощена потребительством необратимо – и потому сможет восстановить мировое равновесие, нарушенное в сторону потребительской традиции, которую Кирилл называет атлантической.

Что до «правильного взгляда на историю» – тут он резонно полагает, что до изобретения машины времени узнать, «как всё было на самом деле», не удастся, поэтому спорить об этом можно бесконечно. И «альтернативщики», и просто сказочники без дела не останутся.

А до той поры очень важно, что историком движет. Светлые чувства – или же он впаривает «бери от жизни всё» и т.д. Если первое – это позволяет относиться снисходительней даже к «альтернативщику». Тем более что время может избавить от этого статуса-клейма – как избавило Гумилёва-младшего.

Вот и теорию делократического управления, созданную и пропагандируемую Юрием Мухиным, пока что в школах не проходят. Но она уже работает, помогая служить народу, а не начальству.

Общинность, полагает Кирилл, нам всё же присуща, но это не всегда помогает – может и мешать (страх «белых ворон»).

Пользуясь и этим тоже, государство (с мнимым разделением властей, а по сути монолитная оккупационная вертикаль) делает всё, чтобы у нашего народа, который исторически владеет этой землёй и её недрами, всё отобрать и не допустить нас, как народ, до рычагов управления.

Иллюзий в адрес этой системы нет – её надо менять. Либо она будет снесена.

И заверщающий вопрос: чего на самом деле боится так называемая власть?

Чем так – до развёртывания судебных репрессий – напугала так называемую власть деятельность организаторов референдума по вопросу её, так называемой власти, ответственности?

Кирилл считает, что в первую очередь – оргпотенциалом. Его помогали наращивать и вся молодая делократическая теория управления, и в частности улучшенный законопроект о Суде народа над президентом и депутатами. Напугало внимание людей к этой инициативе. А конкретно то, что будила она лучших из лучших.

Никто в высших органах власти (и почти никто из претендующих на вхождение в них) категорически не желает нести перед народом прямую и тем паче неотвратимую ответственность. Однако слуги народа должны народу служить! Искренне, честно и самоотверженно. И за такую хорошую службу получать вознаграждение от народа. А за другую – наоборот.

Такой подход, однако, сейчас редкое исключение: бюрократия работает на то, чтобы от (растущего) пуза кормить себя. Особенно когда мы молчим, даже не пытаясь что-нибудь подсказать чиновникам – и те спокойно вращаются в своём кругу, не сомневаясь в своих как бы всеведении и как бы непогрешимости.

Поэтому общественным активистам не стоит считать людей, так или иначе включённых в систему, заведомо лишними в своём кругу. Варка в своём соку таким людям особо вредна, Им, в частности, легче будет счесть себя отдельной «социальной группой»: пусть это и бред по сути, но «судебные» «решения» такие имеются!

Если разделение властей декларировано – то оно должно работать на благо общества. Так, судебная власть должна быть независимой ветвью, как то сказано в Конституции. А этого нет – судьи не избираются. То же и со свободой собраний, перечёркнутой федеральным законом, требующим их согласования.

И закон о референдуме невозможно исполнить, если до начала организации референдума не создана работоспособная сеть его сторонников. Создание же такой сети всегда можно объявить чем-то другим, для чего референдум, мол, только «легенда прикрытия», и начать судебное преследование инициаторов. Как то случилось с Инициативной группой по проведению референдума «За ответственную власть».

Пока нет референдумов и судов – система сама создаёт условия для того, чтобы быть снесённой, как говорится, ко всем чертям.

Возможно, иной возможности народу немножко протрезветь уже не осталось. А вот есть ли силы для организации жизни после такого события? Или народ, как считают некоторые политики и политологи, неисправим, и рассчитывать можно только на немногочисленные группы героев (беспощадно конкурирующие меж собой, не обязательно по корыстным мотивам, – а и из-за искренних расхождений в образах будущего) - ?

Так или иначе, но группы, способной замкнуть на себя общественные процессы, нет. А вот идея всероссийского референдума (вече, собора, в общем всенародного волеизъявления) позволяет это преодолеть, так как дело придётся иметь со всеми. Даже если спорить о содержании референдума, – как метод он ценен уже этим. И пока что вряд ли чем-нибудь заменим.

Рядовые оппозиционные активисты на местах – личный опыт Кирилла это подтверждает – вне зависимости от меры соглашательства своих «лидеров» хорошо понимают такие вещи…

Если остались вопросы, то ищите ответы на www.zaotvet.info/faq ( +7 90З 779 40 8З – ватсап с телеграм прикручены;  kv.bаrabash@gmail.сom – не копируйте отсюда, а перенаберите ручками).

Комментарии