Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Юрий Мухин: Правильные слова

Поздно вечером 24 августа мировой судья Хамовнического суда Е.А. Веклич, потратив день на слушание дела, огласила свое Постановление, которым оправдала Г.К. Каспарова в совершении им административного правонарушения у здания Хамовнического суда 17 августа при вынесении приговора «Бешенным влагалищам». В деле с Каспаровым у режима не срослось… Но я не об этом.

Режим путина ведет войну против народа России.

А уже лет 150 главным родом войск в любой войне является пропаганда, а в пропаганде оружием является слово, поскольку мысли выражаются словом. Да, полицейские дубинки и автозаки видят все, и все могли бы составить свое собственное и адекватное мнение о происшедшем, а вот слово в большинстве случаев не видно, оно воспринимается непроизвольно и человек, приняв это слово, даже видя, что происходит, принимает то мнение, которое нужно противнику, произносящему это слово. Не буду умничать, я тоже, бывает, забываю, что по мне ведут пропагандистский огонь враги России, и попадаюсь на эту удочку.

Пример. Г. Каспаров после событий у Хамсуда подал два заявления с требованием возбудить уголовное дело против преступников полиции, а наши «свободные и честные» СМИ сообщают, что Каспаров «подал иск» на полицию. Дураки в СМИ работают, просто ошиблись? Да, умных там не много, но в данном случае речь идет не о глупости, а боевом применении слова. «Заявления» подаются в прокуратуру, возбуждающую уголовные дела против преступников, а «иски» подаются в гражданский суд, не рассматривающий преступления. Словом «иск» СМИ убеждают населения, что полиция в событиях у Хамсуда действовала настолько законно, что даже избитый Каспаров не видит в действиях полицейских преступления. Ну, так, порвали ему рубашку, вот он и жалуется на убытки.
Одна из причин такого восприятия слов, является наша рабская психология - неспособность в делах государства видеть себя теми, кем по Конституции мы являемся – суверенами, то есть, царями-самодержцами. Вечно нам каждый мент начальник.
Вот на моем сайте разговорились о митингах «несогласных» 31 числа, и один комментатор возмущался тем, что я отказываюсь считать незаконными митинги, которые не разрешены властью. По его логике, раз о митинге надо уведомлять власти, то, значит, власть может согласовать или не согласовать, а раз власть не согласовала, то, значит, и не разрешила. Вот этого режим и добивается – чтобы в мнении людей понятие «уведомить» заменить понятием «согласовать» и уравнять их с понятием «разрешить», поскольку нагло изменить Конституцию режим не способен. И вы сплошь и рядом слышите «митинг не разрешенный», «митинг согласованный».
Скажем, Интерфакс радостно сообщает о безмерной демократичности режима путина так: «Публичные мероприятия, которые будут проводиться на экспериментальных площадках для дискуссий и выступлений в столичных парках имени Горького и «Сокольники», не потребуют специального разрешения городских властей, поясняет глава департамента региональной безопасности столицы Алексей Майоров».
Что на самом деле означают понятия «уведомить», «согласовать», «разрешить», поясню на примере.
Народ по Конституции это суверен, вот и представьте, что вы реальный суверен, скажем, царь, большой начальник. Вы даете приказ, который становится приказом после вашей подписи. Но до вашей подписи и появления этого приказа, как такового, текст вашего приказа помощники излагают на бумаге и показывают вашим подчиненным в вашем аппарате, в вашем штабе. Этим вы уведомляете тех подчиненных своего аппарата, кого этот приказ касается, о содержании будущего приказа и о том, что им придется исполнение этого приказа обеспечивать. Чины вашего аппарата на первом экземпляре в конце текста приказа ставят свои подписи (визы), и этими подписями согласовывают вам ваш приказ (а сами могут начинать готовиться к его обеспечению). Но чины вашего аппарата могут и не поставить свою визу - не согласовать, если считают, что приказ невозможно обеспечить с их стороны. К примеру, «Ведомо думским боярам стало, что государь в поход собрался, а стрел-то нетути и сабли-то ржавые...».
Вот это и есть «уведомить» и «согласовать». В случае митингов, уведомленная власть обязана обеспечить проведение митинга выставлением дополнительных нарядов милиции, изменением движения автотранспорта, предоставлением митингующим громкоговорителей и т. д. Митинговать-то собрался суверен.
Вернемся к примеру с царем. Само собой, что вы, царь, рассматриваете замечания своего аппарата и можете исправить текст своего приказа так, чтобы и эти ваши подчиненные были им довольны (чаще всего так и делается). Но можете и проигнорировать их мнение, и подписать приказ таким, какой он есть, - заставить своих подчиненных обеспечивать исполнение вашего приказа в таком виде, в каком он вами написан! Вы начальник, а не они! Только вы можете разрешить или не разрешить, а не они.
Вот такое понимание понятий «уведомить», «согласовать» и «разрешить», это и есть, как говорят, «менталитет» гражданина, а не раба. Это и есть конституционное понимание законов.
В подтверждение приведу статью 149 УК РФ, которая, разумеется, не исполняется фашистским режимом, но обязана стоять на защите статьи 31 Конституции России.
«Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них …если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или с угрозой его применения, - наказываются …лишением свободы на срок до трех лет…».
Заметьте, в этой статье Уголовного кодекса совершенно нет каких-либо условий «законности» мирного собрания типа «уведомленного», «согласованного», «разрешенного». Любое собрание ЗАКОННО! Статья 31 Конституции требует собираться мирно и без оружия. Вот лица, явившиеся на собрание с оружием и ведущие себя немирно, – совершают преступления или правонарушения, но от этого собрание не становится незаконным! Поскольку так требует Конституция.
Вот еще слова, обрушившиеся на обывателя: «Каспарова задержали…», «при задержании Каспаров». И люди видят на экране преступление, предусмотренное статьями 149 УК РФ и другими соответственными, а у людей от слова «задержание» создается впечатление того, что происходит нечто законное. Никакого задержания Каспарова не было, поскольку «задержание» это юридическое действие, которое является таковым только в случае, если проводится точно по закону. В данном случае, по статье 27.1 КОАП:
«1. В целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять следующие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении:
1) доставление;
2) административное задержание».

Почему так? Почему по действующему закону, без составления протокола об административном правонарушении на месте, доставление в полицию с последующим задержанием является паллиативом – неисчерпывающим решение, полумерой?
Режим не может публично признаться, что в России нет судов. И режим в текстах законов делает вид, что в России суд как бы есть. Но полиция по своему смыслу – это всего лишь орудие суда, а не самостоятельный карательный орган. Если государство не фашистское, то в таком государстве карает суд (а не проститутки в балахонах), и полиция обязана обеспечить правильную - правосудную - работу суда. А что суду нужно для правосудного постановления? Суду для принятия правосудного решения нужны доказательства - нужны свидетели, а они находятся на месте правонарушения. Вот почему протокол должен составляться на месте правонарушения, при свидетелях, с записью их адресов в протокол, чтобы суд мог их вызвать для допроса.
Однако мы понимаем, что смешно требовать от преступника (особенно, если на нем форма полицейского), чтобы он обеспечил свидетелей своего преступления.
Итак, для того, чтобы было задержание по закону, полицейский обязан:
а) подойти и представиться;
б) сообщить, какое именно правонарушение вы совершили;
в) составить протокол об этом правонарушении.
И только если невозможен пункт «в», полиция имеет право доставить вас и свидетелей в полицию и там составить протокол о правонарушении, а по его итогам задержать вас до суда, если такое задержание реально требуется. Но сообщить вам свои фамилию, звание и в чем конкретно вы виновны, они, подойдя к вам, обязаны!

Когда статья уже была вывешена на сайтах, прочел комментарии Н.В. и понял, что даже это не так, поскольку ваше доставление в полицию это то, что называется «обеспечением производства по административному делу», а оно возможно только после возбуждения этого дела. Почему?

Потому, что только с возбуждением административного дела у полиции появляется право ограничивать вашу конституционную свободу, а вы получаете конституционное право на адвоката. А возбуждается административное дело либо протоколом об административном правонарушении, либо протоколами о доставлении и задержании. Поэтому протокол об административном правонарушении в любом случае должен начать составляться, а в нем делаться отметка, что его составить полностью невозможно, либо вместо него должен составляться протокол о доставлении. С момента их составления начинает течь время, которое полиция имеет право вас задерживать. В противном случае, полиция, оттягивая момент составления протокола, получает возможность ограничивать вашу свободу и помощь адвоката неограниченно долгое время.

Между прочим, адвокат Каспарова указал, и суд вынужден был это признать, что полиция лгала в вопросе того, когда именно она напала на Каспарова, лгала, чтобы время ограничения его свободы укладывалось в разрешенное.

Таким образом пункт «в» должен звучать:

в) составить протокол об этом правонарушении, если это невозможно, то начать его составлять, указав в нем о доставлении задержанного, либо составить протокол о доставлении, с указанием времени их составления.

Ну и где в увиденных вами кадрах с мест событий было задержание? Что – на митинге 6 мая или у Хамсуда полицейский подходил, представлялся, сообщал, что лицо (Каспаров, Удальцов, Немцов, Навальный и др.) совершает правонарушение, запрещенное статьей такой-то КОАП, но в полиции всего один грамотный, да и тот сидит в околотке, поэтому на месте протокол составить нет никакой возможности. Поэтому полицейский просит грамотных вот на этой бумажке, которая называется протоколом о доставлении, проставить время начала доставления, после чего сам полицейский внизу должен поставить крестик в виде своей подписи и потребовать от  нарушителя и свидетелей проехать с собою в участок для составления протокола. Вы такое видели?

Что – смешно? Для фашистского режима путина такое поведение полицейского действительно смешно, но ведь такое (исключая ерничанье о грамотности) было в СССР! Милиция составляла протоколы на месте правонарушения!

И если некие лица в полицейской форме (а форму сегодня без проблем купить) не исполняют требования закона, то почему мы их зовем «полицией»? Полиция это те, кто исполняют закон. В связи с чем, мы употребляем слово «задержание»? Задержание проводится по закону. Мы используем эти слова только потому, что фашистскому режиму хочется, чтобы мы именно эти слова употребляли? И это все??
Далее, если это не полиция и не задержание, то вступает в действие статья 39 Уголовного кодекса: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, …если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости». Откуда вам знать, какая опасность вам угрожает от нападения каких-то лиц, даже если они в форме?
То есть, лица в полицейской форме, не имеют права жаловаться, на свои повреждения, связанные с совершением ими преступлений. Не так ли?
Да, те подлецы от рождения, которые работают в СМИ, за деньги будут говорить, что угодно платящему им режиму, но нам-то зачем?
Мы должны говорить то, что видим! К примеру «лица в полицейской форме снова совершили преступление, предусмотренное статьей 149 УК, и разогнали мирное собрание граждан России» или «лица в полицейской форме снова хватали и избивали граждан».
Не хочу растягивать статью и на этом закончу, хотя таких слов, используемы против граждан России, остается еще много, к примеру, помянутое слово «судья».

Ю.И. МУХИН

Комментарии