Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Расправа над Удальцовым: 4,5 года за то, чего не совершал

Лидеры «Левого фронта» Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев приговорены к 4,5 года колонии. Кроме того, Развозжаев приговорен к штрафу в 150 тыс. руб. Мосгорсуд признал оппозиционеров виновными в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года, встав полностью на сторону обвинения и отвергнув доводы защиты как несостоятельные.

Около городского суда с утра стояли автозаки, наряды полиции патрулировали близлежащие улицы, а вокруг здания через каждый метр стояли стражи порядка. Однако толпы активистов, ожидавшейся около суда, так и не появилось. Около сотни человек из группы поддержки фигурантов «Болотного дела» и несколько десятков журналистов свободно поместились в самом большом зале Мосгорсуда. На улице остались только около десятка активистов «Левого фронта» с красными флагами.

Оглашение приговора началось ровно по расписанию. Свое решение трое судей читали по очереди на протяжении девяти с лишним часов, несколько раз объявляя короткие перерывы и останавливаясь на то, чтобы попросить судебных приставов выдворить из зала несдержанных людей — слишком активных комментаторов или позволивших себе сесть при оглашении приговора.

«Уважаемая публика, если вы не можете слушать приговор стоя, то покиньте зал суда. Инвалиды не должны присутствовать в зале суда», — заявил председательствующий судья Александр Замашнюк. Кроме приставов порядок в зале призваны были обеспечивать бойцы ОМОНа с большим ротвейлером.

Беспорядки по заказу

Обвинительный характер приговора стал понятен, как только председательствующий судья начал зачитывать решение. Он напомнил фабулу обвинения и перешел к анализу представленных доказательств. В это время адвокат обвиняемых Дмитрий Аграновский сообщил журналистам, что непременно обжалует еще не провозглашенный приговор.

Удальцов и Развозжаев обвинялись в том, что на встрече с грузинским политиком Гиви Таргамадзе в Минске они договорились на деньги грузинского политика — первоначально 30 тыс. долл. — готовить в России революцию. «Гражданин Грузии, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, предложил неоднократно организовывать массовые беспорядки в Москве и других городах России с целью дестабилизации обстановки в России и обязался предоставить денежные средства», — зачитал Замашнюк.

Судья описал ход событий, уже излагавшийся в суде стороной обвинения, а до этого — авторами фильма «Анатомия протеста-2», после показа которого по НТВ в октябре 2012 года Удальцов был задержан, а Развозжаев покинул страну. Вскоре соратник лидера «Левого фронта» был задержан в Киеве, где в Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев он собирался просить политического убежища, а через два дня объявился в Басманном суде Москвы, где и был арестован. Сам оппозиционер считает это похищением.

На выделенную Таргамадзе сумму, объявил судья, оппозиционеры купили автомобили, сняли квартиру Развозжаеву, а в феврале 2012 года организовали тренировочный лагерь в Литве. Там они проводили семинары и обучали активистов организации гражданских акций протеста, демонстрировали видеозаписи с удачными акциями из других стран.

Первой подобной акцией в России должен был стать «Марш миллионов», назначенный на 6 мая 2012 года, за день до третьей президентской инаугурации Владимира Путина. «Удальцов, действуя согласованно с другими лицами, с целью скопления людей на ограниченном участке местности сам лично сел на асфальт и стал призывать последовать его примеру», — зачитывал приговор Замашнюк. Несколько десятков участников марша присоединились к оппозиционеру, образовалась давка, и именно она спровоцировала прорыв оцепления, в котором приняли участие и другие фигуранты «Болотного дела». Судья упомянул среди них как амнистированные (Мария Баронова и Владимир Акименков), так и уже отбывающего свой срок Максима Лузянина.

В зале начался ропот. Судья прервал чтение и попросил вывести нарушителей порядка, а потом продолжил зачитывать приговор.

Доводы защиты отвергнуты

Показания подсудимых и свидетелей защиты, утверждавших, что столкновения с полицией были спровоцированы решением городских властей без уведомления изменить расположение цепочек оцепления, а сами драки нельзя квалифицировать как массовые беспорядки, поскольку они не сопровождались общественно опасными деяниями, суд к сведению не принял. «Показания свидетелей защиты противоречат материалам дела», — подвел итог судья, заканчивая разбор аргументов адвокатов. Свидетели защиты, посчитал Замашнюк, рассказывали о событиях на Болотной площади субъективно и избирательно, а выступая в суде, они были небеспристрастны. Показания одной из свидетельниц, заявлявших, что сотрудники ОМОНа избивают оппозиционеров, были отвергнуты на основании того, что та, «обладая небольшим ростом и находясь в толпе людей, рассмотрела действия сотрудников полиции, но совсем не смогла разглядеть действия митингующих».

Закончив с описанием столкновений на Болотной, судья перешел к описанию второго эпизода, в котором обвиняли левых активистов, — подготовки к организации массовых беспорядков. Как посчитало следствие, после Болотной площади Удальцов и Развозжаев решили спровоцировать аналогичные акции в других городах России. Летом 2012 года на деньги Таргамадзе (грузинский политик посчитал события в Москве «успешными», о чем заявил оппозиционерам) Удальцов и Развозжаев посетили несколько городов, в том числе Белгород, Волгоград, Воронеж, Казань, Курск, Новосибирск и Тамбов. Путешествуя по стране на автомобиле Развозжаева, подсудимые проводили агитацию, призывали принимать участие в новых массовых беспорядках и собирали анкетные данные, чтобы сообщать активистам об акциях через SMS-рассылку, согласился с обвинением суд.

Львиная доля доказательств вины оппозиционеров основывалась на показаниях Константина Лебедева, бывшего соратника оппозиционеров. Он пошел на сделку со следствием и предоставил в распоряжение правоохранителей сделанные им скрытой камерой записи. Также суд признал допустимым доказательством явку с повинной Развозжаева, в которой тот утверждает, что сам вернулся на родину, потому что «является патриотом и раскаивается в содеянном». Сам оппозиционер, давая показания в суде, заявил, что явка была продиктована ему под угрозами человеком, «похожим на следователя [Дмитрия] Плешивцева». «Несогласие Развозжаева с изложенным в его явке с повинной, по мнению суда, представляет собой способ защиты и не может свидетельствовать о недопустимости данного доказательства», — зачитал судья.

Суровые сроки приговора публика в зале встретила криками и негодованием. Сами подсудимые выглядели спокойными. Удальцова конвоиры взяли под стражу в зале суда, так как он находился под домашним арестом.

По словам адвоката Удальцова Дмитрия Аграновского, его подзащитный может подавать прошение об условно-досрочном освобождении уже через девять месяцев с небольшим. Он находится под домашним арестом, который засчитывается за отбытие наказания, с февраля прошлого года. А для того чтобы получить право на УДО, он должен отбыть половину срока, то есть два года и 2,5 месяца. Развозжаев, который был арестован раньше, таким образом может выйти на свободу уже через пять месяцев. Аграновский считает, что в апелляции ему удастся сократить срок заключения, и активисты получат возможность выйти на свободу еще раньше.

Анастасия Михайлова
Читать полностью: http://top.rbc.ru/incidents/24/07/2014/938777.shtml

Комментарии

Аватар пользователя admin

Подробности от Натальи Беляевой

Я, Наталья Беляева, была на суде Удальцова и Развозжаева. Напишу поподробней, что видела и слышала.

Уже у метро стояли не как обычно несколько ментов. У суда (с тыльного входа) тоже парочка. В холле суда уже их было больше и приставов тоже. У меня просмотрели все содержимое небольшой дамской сумки, в том числе пришлось развернуть квитанции по оплате коммунальных услуг. Очевидно? боялись плакатов.

Приставов было больше, чем обычно, как всегда многие без жетона с номером. Мои жалобы на это обстоятельство ни к чему не привели. Плевали они и их начальство на закон "О судебных приставах". В зале были и менты, и спецназ. В целом от 20 до 25 человек в течение процесса. Привели ротвейлера с проводником. Все напоминало фашистский концлагерь: солдаты в черном, собаки, требование абсолютного повиновения. Движение вправо-влево - вывод из зала.

Начался процесс чуть позже 13 часов. Все встали и стояли до конца процесса в 22 часа. Было примерно четыре перерыва; кажется один 10 минут и штуки 3 по 5 минут. Не знаю, как Вы, но попробуйте дома включить радио и простоять 9 часов, не сдвигаясь с места. Я даже подумала: не мазохист ли судья Замашнюк? Почему он не мог перенести чтение приговора на завтра?

Но эта мука - ничто по сравнению со слушанием содержания приговора. Суд убедительно доказал, что это дело политическое. В вину Удальцову кроме всего прочего ставилось желание создать крупную левую партию и возглавить ее, чтобы потом участвовать в выборах и сместить Путина и Зюганова (???). Также выкрики антиправительственных лозунгов, стремление собрать людей на протестные митинги, работа в регионах, проведение семинаров с обучением организации мирных протестных акций. Среди изъятых у него вещей перечислялись листовки с текстом (помню только два) "Вступайте в Левый фронт", "Все лучшее - детям" и т.п.

Выловить "преступления" Удальцова в массе никак не относящихся к нему фактов было очень сложно. Судья монотонно (судьи читали по очереди) перечислял, какие травмы получили менты (хотя судьи не дошли до того, чтобы вменить ему это в вину), как пострадали биотуалеты, тротуар, упомянул пропажу скольких-то шлемов (хотя я сама с другой стороны канала видели, как их бросали в воду, они плавали на ней, а потом ментовская моторка их подобрала). Создавалось впечатление чего-то значительного, большого, а Удальцов был при этом в том месте и в то время. Других связей не просматривалось. Из 80 томов, по моему мнению, к Удальцову в лучшем случае относилось 30, это при том, что в них собирались и факты, к организации массовых беспорядков не относящиеся. Виртуоз Замашнюк сумел привлечь к своему обвинению и свидетелей защиты.

"Объективность" процесса выразилась во многих проявлениях, вот некоторые из них: судья взял за основу явку с повинной Развозжаева, хотя сам Развозжаев от нее отказался и подтвердил это в суде. Показания Лебедева взяты тоже "непредвзято" - те, которые более всего обвиняли Удальцова и Развозжаева, а не те, которые он дал в суде и настаивал именно на них. Фильм-бестселлер "Анатомия протеста", многократно переписанный и полученный в нарушение УПК РФ из неизвестного источника, очень впечатлил судей, и они ему поверили. Правда, а почему бы и нет? Все в их руках. Это основные доказательства. Были еще и записи прослушек. Правда, разрешение на них всплыло только при чтении приговора, до этого оно не обнаруживалось.

В одной из них Удальцов сказал, что надо активизироваться. Судьи расценили это, как "надо организовывать массовые беспорядки". А что? Они судьи, они так решили. Интересно, а что мы могли бы узнать, доведись нам прослушать переговоры судьи Замашнюка. Попробую пофантазировать. Голос: "Александр Николаевич! Вот дело есть, Удальцова и Развозжаева, возьмитесь вести?" Замашнюк; "Да не хотелось бы, политическое..." Голос: "Александр Николаевич, надо. Только Вам можем доверить, Да и засиделись Вы в Мосгорсуде." Замашнюк; "Да уж. Ну ладно, возьму, а что надо-то?". Голос; "Да Вы уж там смотрите... Но Удальцова наказать надо, далеко пошел... Пусть посидит, подумает. А как закончите, решим и Ваш вопрос. Место в Верховном суде освободилось." А что, не могу я так пофантазировать?

Судьи, приводя видеозаписи в качестве доказательств, видели только действия демонстрантов, но не видели незаконных действий полицейских, которые в нарушение правил применения палок резиновых били граждан по головам и по другим запрещенным частям тела. Замашнюк заявил, что действия полицейских были законны, а мне на днях пришел ответ (даже два) из следственного комитета РФ о том, что мое заявление о незаконных действиях полиции 6 мая (писала его сто лет назад) направлено для проверки в районное подразделение СК для проверки. Значит, проверка ранее проводилась, на основании чего Замашнюк сделал такой вывод? Тогда зачем еще одна проверка моего заявления? Или Замашнюк создал прецедент, которому следователи должны следовать: как-никак решение суда о законности действий полиции? В общем, в действиях наших правоохранителях разобраться сложно, в отличие от их пристрастий.

Приговор отличался "логичностью". Пример. Пономарев сказал Удальцову, что надо прорвать цепь, Удальцов кивнул головой. Удальцов в суде, а Пономарев? Кроме того, судьи ссылаются на показания о том, что было заявлено 5 тыс. человек, а на митинг пришло около 30. Далее Замашнюк зачитывает, что площадь Болотной площади 8 тыс. кв. м, а по нормативу на 1 кв. м может встать 2 человека. И далее вполне "логично" : так что 26 человек (???) вполне могло поместиться. Я умножила 2 человека на 8 тыс. кв. м и получила 16 тыс. человек. Но это я. У судей логика своя. Очень логичным было и упоминание гибели 6 туалетов, и разрушение асфальта на 28 млн. рублей, хотя потом судьи исключили из приговора требования о материальном возмещении, поскольку Удальцов лично ущерб не причинил. И логика пошла еще дальше: "Пострадавшие могут отдельно подать гражданский иск и ИМЕЮТ ПРАВО НА ЕГО УДОВЛЕТВОРЕНИЕ". Впечатлений было так много, что, конечно, всё и не перечислишь. Но есть полная аудиозапись. Будет, над чем поразмышлять.

Приставы, как всегда, отличились своей преданностью работодателям. Они никак не могли смириться, что женщина-инвалид с палочкой не смогла простоять 9 часов, поэтому села и потребовали удалиться из зала. Потом все же сговорились, что она посидит наверху с журналистами. Был еще ничем не объяснимый момент. Женщина в футболке с надписью "БОЛОТНОЕ ДЕЛО МЕСТЬ ПУТИНА" простояла в первом ряду с 13:00 до 18 или 19 часов, после чего к ней подошел пристав и попросил удалиться. Выяснилось, что ему не понравилась футболка женщины. Силой ее вывели. Правда, присутствующие предлагали ей снять футболку в зале суда, но она не решилась.

К самому концу чтения приговора обстановка стала меняться. "Правоохранителей" всех частей собралось человек 30. Собаку придвинули к перегородке. Сзади просматривались два автоматчика с одной рукой на прикладе, а второй - на спусковом крючке. Стало не по себе. Будут стрелять или нет? Зачем они здесь, если мы сидели тише воды, ниже травы (при таком-то приговоре!!!)? Обошлось. Что будет через полгода или год - не знаю.

Сергей такой результат предвидел, но как каждый человек, наверняка имел хоть процент надежды. Надежда развеялась.