Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

О двух Великих и одной пока не доделанной

Президент России Владимир Путин посетил похороны прозападной валютной правозащитницы Людмилы Алексеевой и поучаствовал в открытии памятника стороннику ядерной бомбёжки СССР писателю Александру Солженицыну. Ранее он отметился при возложении цветов к могиле главнокомандующего финской армией, союзника Гитлера и организатора блокады Ленинграда Карла Маннергейма. А также торжественно открыл в Екатеринбурге мемориал разрушителю СССР – «Ельцин-центр». 

Дальнейшее известно: коммунистические блогеры возмутятся, подкремлёвские оппоненты напомнят им, что Солнцеликий – президент всех россиян и должен учитывать настроения алексеевско-солженицынских поклонников. Но тогда почему мы не видим его с цветочками у памятника Сталину, а при появлении на ленинском мавзолее, сооружение блудливо драпируется? Охранители ответят, что такой демарш возмутит общественное мнение «княгини Марьи Алексевны», то есть пресвятого Запада, который ни в коем случае нельзя раздражать? А отечественных сталинистов можно? Ведь их много. Даже по данным либерального «Левада-центра», 57% опрошенных считают Сталина «мудрым руководителем, который привёл СССР к могуществу и процветанию». Да, их можно. Потому что, в отличие от либералов, подавляющее большинство ленинцев-сталинцев лояльны начальству, верят в доброго царя, который защитит их от злых бояр, и уверены, что любое выступление в защиту своих прав выгодно коварному Госдепу, а значит надо терпеть и не питюкать. В Кремле фишку просекли и справедливо считают: с кумирами тех, кто смиренно глотает пенсионную реформу и прочие издевательства, можно не церемониться.

АПН Северо-Запад

 

Liberte! Egalite! Fraternite! 

Во Франции сотни тысяч граждан в жёлтых жилетах выходят на улицы под дубинки и слезоточивый газ и требуют от президента убираться куда подальше. Протест изначально начался с постов в соцсетях против рост цен на топливо. Теперь граждане хотят уже смены власти. 

Так совпало, что в кинотеатрах иидё другое интересное кино на схожую тему – фильм о Великой Французской революции «Один Король – одна Франция». 

Широкой рекламы этой картины не было. Скорее наоборот, бдящие за общественными настроениями придворные мысленадзиратели предпочли бы, наверное, чтобы его вообще не показывали. Например, наши прокатчики перевели его как «Один Король – одна Франция». Этот лозунг не соответствует идее фильма, скорее прямо противоположен. Французское название фильма Un peuple et son roi – дословно «Народ и его король». Почувствуйте разницу. Король «принадлежит народу», это всего лишь его, Народа, слуга. И именно эту идею любовно обрисовали авторы. 

Народ может и должен спрашивать со своего слуги. А если этот слуга грабит своего хозяина, предаёт, затыкает рот, лишает прав, расстреливает и т.п., то тогда хозяин может сделать с таким слугой что угодно, применить любую меру общественной защиты. Чтобы другим слугам, которые придут на его место, не повадно было. Но, подумает зритель, если народ мог века назад спокойно судить королей, то что уж говорить про всяких выборных мелких сошек на бюджетном содержании, типа президентов и депутатов! Бюрократы-лизоблюды пусть воспевают их как священных неприкасаемых коров, им за это сверху отсыпают в карман. А простым гражданам-то это зачем? 

Крамольные мысли тут как тут. Поэтому удивительно, что этот фильм вообще допустили у нас до проката. Ведь мы дошли до того, что мыслекаратели РФ за одну инициативу референдума по принятию закона о всенародной оценке президента и депутатов уже фабрикуют дела об экстремизме и раздают срока по 4 года. Даже оценить, даже наградить власть – уже нельзя, уже преступление! Что уж говорить про мысли о публичной казни высших лиц под радостное ликование граждан Республики. Это уж совсем ай-ай-ай!

Но французы гордятся своей Великой революцией. Нищий угнетённый народ один из первых в Европе завоевал права и свободу, показал пример другим. День взятия Бастилии чуть ли не главный национальный праздник, когда гремят фейерверки по всей стране. 

Сейчас во Франции тысячи граждан смело протестуют, стоило чиновникам («наемным слугам») залезть в их карман. Они не терпят годами тотальное издевательство и грабёж, как мы. Историческая память о выдающихся событиях прошлого не позволяет обществу просто так мириться с несправедливостью. 

По этой же причине последние 30 лет олигархическая элита РФ и её пропагандисты в СМИ всеми силами пытаются извратить значение другого, уже отечественного социального подвига – Великой Октябрьской революции. Пытаются, но вряд ли им это сильно поможет. 

Так что очень советую сходить и посмотреть эту красивую по духу картину. Картину о том, как нужно гордиться своими актами героизма. 

Александр Соколов

Из комментариев:

Не так, видно, им страшна общеизвестная практика нечастой смертной казни монарха или «просто» диктатора революцией, как идея гарантированной оценки их народом – пусть не допускающей высшую меру наказания. (Почему – шайтан поймёт.) 

Тяжёлая правда и в том, что свой 1789-й год (наличие монарха и монархии в точном смысле слова для него не обязательно) Россия истории задолжала – общество здесь осталось традиционным, до идеи народа-суверена не доросшим, тем более до практики. (Напрасно Кара-Мурза-старший, который С.Г., видел в этом историческую удачу – вообще апологетизируя феодализм открытым текстом и при этом искренне считая себя коммунистом.) 

1917-й был и остался (как мы видим по разным событиям в разных странах, теперь – во Франции) нужен истории как минимум не меньше. Но один другой не заменяет – видим по ним же. Здесь в 1917-м произошёл, по сути, обходной маневр, тем более что в буржуазно-демократической революции, так же как в самом капитализме, тогда видели уже – и не только здесь – исторический антиквариат. Не без серьёзных на то оснований, многократно усиленных первой мировой войной – но поспешили с выводами. 

В результате советская история оказалась крайне слабой школой «сопротивления и право-чувствия» (как в несколько ином контексте, но по тому же поводу сказал Айги-старший) для постстветской. Пока что простые и ясные слова «народ является единственным источником власти» остаются словами, над которыми, если кто-то произносит их всерьёз, искренне смеются: кто-то сыто, кто-то горько, но одинаково уверенно и нелицемерно. Власть здесь – самой-себя-и-только-для-себя-единственный-источник. Так будет до «казни Людовика» – не предполагающей непременно физической ликвидации кого-то (тем более что это уже отработали в 1918-м, но от уровня «шарфа и табакерки» ушли, по обстоятельствам, недалеко) – до ещё неясных событий, после которых будет осознано, а не просто продекларировано (это-то здесь было не раз и не два, но этого мало), что уровень власти отныне и навсегда ниже уровня народа. Даже если склонность заноситься-возноситься не исчезла (не исчезла полностью она нигде – это действительно не в природе власти). 

И принцип прямой ответственности избранных управлять страной перед ней самой – здесь будет очень кстати. Без преувеличения – как ничто иное. 

Вячеслав Горбатый

Источники: АПН Северо-Запад, ФБ

Комментарии