Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

ОРГАНИЗАЦИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ПРОЛЕТАРИАТА

Одной из задач партии революционного пролетариата в период непосредственной революционной ситуации является задача по созданию вооруженных сил пролетариата, по созданию массовой боевой организации. Необходимость наличия такой организации бесспорна. Из опыта имевших место в ряде стран вооруженных восстаний трудящихся известно, что как бы хорошо ни была поставлена работа партии в армии и вообще среди вооруженных сил буржуазии, все же к моменту восстания разложить всю армию, завоевать ее для революции или же полностью ее нейтрализовать только одними методами предварительной политической работы в ней никогда не удастся. Какие-то части и войсковые группы всегда останутся верными реакционному командному составу и активно будут драться против пролетариата. В статье «Уроки Московского восстания» Ленин в 1906 г. по этому вопросу писал:

«Мы готовим и будем еще упорнее готовить идейную «обработку» войска. Но мы окажемся жалкими педантами, если забудем, что в момент восстания нужна также физическая борьба за войско».

Каждая армия будет иметь и имеет ряд испытанных, комплектуемых из сынков верных буржуазии слоев населения, частей (офицерские, унтер-офицерские школы, полицейские и военные отряды особого назначения, отряды маузеристов в Китае и пр.), особо оплачиваемых, всевозможные добровольческие военные организации буржуазии (особо широко распространенные в странах Западной Европы), основным назначением которых является активная вооруженная борьба против революционного пролетариата. Надо иметь кроме того в виду, что буржуазия во время восстания будет применять все средства (подкуп, обман, подпаивание, репрессии ит. п.) в борьбе за сохранение в своих руках колеблющихся войск. Можно поэтому наверняка сказать, что никогда пролетариату не удастся изолировать все решительно войсковые части от влияния правящих классов, вырвать колеблющиеся солдатские массы из рук контрреволюционного командования и перетянуть их на сторону революции. Разложение и нейтрализация именно этих частей и организаций возможны лишь путями разоружения их силами пролетариата. Это бесспорный опыт всех имевших место революций. Отсюда – настоятельная необходимость своевременного создания достаточно мощных вооруженных сил рабочего класса, способных, совместно с переходящими на сторону революции частями армии, окончательно уничтожить вооруженную опору старой власти.

В грядущих восстаниях, особенно если непосредственная революционная обстановка создается не в результате войны, нередки будут случаи, когда всю тяжесть решающих ударов придется вынести на своих плечах именно отрядам Красной гвардии, без или без достаточной поддержки революционных войск.

«Революционная армия нужна для военной борьбы и для военного руководства массами народа против остатков военной силы самодержавия. Революционная армия необходима потому, что только силой могут быть решены великие исторические вопросы, а организация силы в современной борьбе – есть военная организация».

Для каждой отдельной страны организационная структура боевой организации пролетариата различна. Но одно ясно: отряды пролетарской боевой организации должны базироваться на массы (фабрики, заводы, предприятия и т. п.) и численно быть большими. Их организационная структура в той или другой степени будет похожа на Красную гвардию в России, пролетарские сотни в Германии в 1923 г., боевые дружины в Китае и т. д.

Организовать Красную гвардию при любой политической ситуации нельзя.

«Красная Гвардия есть орган восстания. Агитация в пользу ее создания и самое создание ее – долг коммунистов при наличии непосредственной революционной ситуации». «Ни в коем случае не следует упускать из виду, что в империалистических странах существование пролетарской милиции или Красной гвардии в рамках буржуазного государства, при наличии «мирной» ситуации, немыслимо и невозможно».

Создание массовой боевой организации пролетариата (Красной гвардии) должно быть начато, когда партия ставит вопрос об установлении диктатуры пролетариата в порядок дня, когда партией взят курс на непосредственную подготовку к захвату власти.

Опыт Петрограда, Москвы, Германии 1923 г., Кантона, Шанхая и других показывает, что в период острой революционной ситуации создать широкую боевую организацию можно сравнительно быстро. Обычно время на это измеряется месяцами. Но такое быстрое создание действительно боеспособной боевой организации возможно лишь при условии наличия в достаточном количестве и в достаточной степени подготовительных в военном и политическом отношении кадров. Без наличия таких кадров, которые могли бы служить костяком, командным составом боевая организация не может быть боеспособной, не может иметь большего значения.

В Петрограде, Москве и других городах России в 1917 г. в этом отношении дело обстояло весьма благоприятно. Руководителями-инструкторами Красной гвардии являлись солдаты-коммунисты, нередко также и офицеры. Эти инструктора, которые во время октябрьских боев руководили в качестве командиров операциями отрядов Красной гвардии, в период создания ее обучали красногвардейцев владеть оружием, основам тактики и военному делу вообще.

Совершенно иную картину мы наблюдали у нас в Германии в 1923 г. Там в течение нескольких месяцев было организовано до 250 тыс. красногвардейцев, объединенных в пролетарские сотни. Однако в силу отсутствия обученных в военном отношении кадров (во всей этой массе красногвардейцев было всего лишь несколько бывших офицеров-коммунистов), в силу незнания тогдашними руководителями пролетарских сотен основ тактики уличных боев и вообще тактики восстаний, незнания организации и тактики военных сил государства, боевая ценность этих сотен оставляла желать много лучшего. Это тем более отразилось на успехе движения, что сотни эти имели в своем распоряжении крайне ограниченное количество оружия. То же самое можно сказать и о Кантоне. Здесь Красная гвардия, как мы видели выше, имела весьма слабое представление о том, как использовать имеющееся у нее и захваченное во время восстания оружие. Она несла большие потери и производила ряд неудачных операций вследствие того, что начальниками отрядов Красной гвардии были назначены неопытные и слабо обученные военному делу товарищи. Знающих военное дело товарищей в Кантоне было крайне мало.

Обычно на практике вопросу подготовки боевых кадров компартии уделяют недостаточное внимание. Между тем это задача огромной важности, особенно в восточных странах, где пролетариат имеет ограниченные возможности подготовить свои военные кадры в существующих там армиях.

Тактика восстания и тактика уличного боя (всякое восстание в городе выливается в бои на улицах), в виду целого ряда специфических черт, речь о которых ниже, отличающих ее от обычной тактики регулярных войск, крайне сложна, изучение ее требует долгой и упорной работы. Поэтому революционная партия, остающаяся до конца марксистской, т. е. относящаяся к восстанию как к искусству, и пропагандирующая в рабочем классе идею вооруженного восстания, должна практически поставить перед собой вопрос о воспитании кадров будущих военных руководителей восстания и так или иначе его разрешить. К разрешению этой задачи партия пролетариата каждой страны должна приступить, не ожидая назревания непосредственной революционной ситуации (тогда будет поздно), а уже сейчас, независимо от политической обстановки в стране. Эта задача, несмотря на кажущуюся трудность, разрешима. Наряду с изучением марксизма-ленинизма, партийное руководство должно организовать также изучение членами партии военного дела, особенно изучение опыта вооруженных восстаний в различных странах, в первую очередь в России, Германии, Китае. Изучение может быть организовано в кружках, школах (легальных, полулегальных, нелегальных, в зависимости от обстановки), путем популяризации опыта вооруженной борьбы пролетариата в партийной литературе, организации военных игр на восстание по плану (наподобие военных игр в армии), путем изучения военного дела на практике (посылка отдельных людей в армию), работы в легальных и полулегальных военных организациях пролетариата (Красный союз фронтовиков в Германии, Революционная ассоциация бывших фронтовиков во Франции и др.), путем практического применения боевиков по охране собраний, митингов, демонстраций и т. п.

Разумеется, усвоение одной лишь теории не дает возможности подготовить во всех отношениях опытных руководителей боевых действий отрядов Красной гвардии. Однако это есть одна из возможностей и отказаться от этой возможности ни в коем случае нельзя.

В деле создания кадров военных руководителей будущего восстания, а также подготовки пролетарских масс к военному делу, огромную роль играют массовые полувоенные организации пролетариата (Красный союз фронтовиков в Германии, Революционная ассоциация бывших фронтовиков во Франции). Эти организации ни в какой степени нельзя отождествлять с Красной гвардией, они не являются органами непосредственной борьбы за установление диктатуры пролетариата. Основное назначение этих организаций, как мы уже указывали в предыдущей главе, – это мобилизация и воспитание пролетарской массы в духе классовой борьбы и политическая борьба против буржуазных военных организаций. Но одновременно она является и школой, где десятки тысяч пролетариев обучаются военному делу, воспитываются в духе гражданской войны. Являясь боевой организацией пролетарской самообороны, эти союзы являются носителями идеи гражданской войны, могущественным средством пропаганды их в рабочем классе в целом.

Массовое военное обучение может быть в известной степени также проведено в различных легальных организациях пролетариата: спортивные организации, стрелковые (мелкокалиберные) кружки и т. д. Этими организациями компартии там, где это возможно, должны воспользоваться для военизации революционно настроенной молодежи.

С наступлением непосредственной революционной ситуации массовое обучение военному делу, пользованию оружием, элементарным знанием тактики восстания и уличного боя, разведке, связи, изучению организации и тактики правительственной армии и полиции и т. п., массовое вооружение, повсеместное создание отрядов Красной гвардии должно быть проведено в кратчайший срок в максимальной степени. Особенное внимание в, этом отношении должно быть уделено решающим центрам политической и хозяйственной жизни страны, т. е. столицам, крупным промышленным центрам, железнодорожным узлам и т. п. Недостаточное внимание к этим вопросам влечет за собой в критические моменты революции чрезвычайно пагубные последствия.

Кантонское восстание показало, что около 75% рабочих, принявших активное участие в боях, не умело стрелять из винтовок, не сумело использовать то оружие, которое ими было захвачено в первый момент восстания. Были случаи, когда рабочие, получившие винтовки, но не знающие приемов стрельбы, стреляли в своих же товарищей. Вследствие незнания элементарных приемов обращения с оружием и тактики боя, вследствие незнания техники ведения разведки, поддержания связи, незнания слабых и сильных сторон частей армии милитаристов, повстанцы в бою с ними несли большие потери. В этом отношении кантонское восстание вскрыло те ошибки работы ККП в военной и боевой области, которые она допустила в предшествующий Кантонскому восстанию период. Красной гвардии, в период создания ее обучали красногвардейцев владеть оружием, основам тактики и военному делу вообще.

В июле 1905 г. Ленин в статье «Революционная армия и революционное правительство» по вопросу о необходимости изучения военного дела писал:

«Ни один социал-демократ, знакомый хоть сколько-нибудь с историей, учившийся у великого знатока этого дела – Энгельса, не сомневался никогда в громадном значении военных знаний, в громадной важности военной техники и военной организации, как орудия, которым пользуются массы народа и классы народа для решения великих исторических столкновений. Социал-демократия никогда не спускалась до игры в военные заговоры, она никогда не выдвигала на первый план военных вопросов, пока не были налицо условия начавшейся гражданской войны. Но теперь все социал-демократы выдвинули военные вопросы, если не на первое, то на одно из первых мест, поставили на очередь изучение их и ознакомление с ними народных масс. Революционная армия должна практически применить военные знания и военные орудия для решения всей дальнейшей судьбы русского народа, для решения первого, насущнейшего вопроса, вопроса о свободе».

Прежний ЦК ККП (до августовской конференции 1927 г.) в отношении массового вооружения и создания мощной пролетарской вооруженной силы, так же как и в отношении работы в нацревармии, проводил крайне оппортунистическую линию:

«ЦК ККП никогда серьезно не задумывался над вопросом о вооружении рабочих и крестьян, над необходимостью такого вооружения, вообще над созданием крестьянских, подлинно революционных военных кадров. Военная комиссия ЦК проявила и в этом отношении полное бездействие. Совершенно не было поставлено военное обучение всех коммунистов, что явилось первейшей обязанностью партии; не ставился вопрос о систематическом собирании отдельных разрозненных отрядов рабочих и крестьян в стройную организованную силу, могущую служить реальной защитой для дальнейшего развития революции; не предпринималось почти никаких мер, чтобы настойчиво добывать оружие, откуда только можно, и давать его рабочим и крестьянам. ЦК ККП считал задачу вооружения рабочих и крестьян несущественной и даже опасной для его комбинации с гоминдановской армейской верхушкой. И вот после долгого бездействия он вдруг проявил «активность», но только в обратном направлении, предложив уханьским пикетам, «во избежание конфликтов и провокационных слухов», добровольно сдавать оружие. Чем иным, как не открытым ликвидаторством следует назвать такое отношение ЦК ККП к самым жизненным задачам революции?»

Эти ошибки прежнего руководства ККП имели до известной степени роковое значение в критический момент Китайской революции 1927 г.

Один из наиболее трудно разрешимых вопросов при подготовке вооруженного восстания – это вопрос о приобретении оружия, а он имеет большое политическое значение. При диктатуре буржуазии (в «мирное» время) пролетариат в целом лишен возможности вооружить себя. Однако, несмотря на большие трудности, этот вопрос все же разрешим. Политическая обстановка, при которой вопрос о взятии власти станет вопросом практического осуществления, т. е., при обстановке быстрого революционизирования трудящихся масс, резких колебаний мелкой буржуазии и неизбежного ослабления государственного аппарата правящих классов, эта обстановка при соответствующем организованном руководстве партии дает пролетариату возможность приобрести оружие путем закупок, разоружения фашистских союзов, захвата складов и частных оружейных магазинов, приобретения оружия через сочувствующих солдат из казарм и непосредственного изготовления оружия (хотя и примитивного). Партии должны обеспечить свои боевые организации вооружением, хотя бы в таком размере, чтобы в момент восстания гарантировать успешную борьбу за оружие. При разработке плана восстания руководство должно уделять особое внимание вопросу захвата оружия и вооружения им невооруженных боевиков и готовых к бою революционных рабочих.

В 1905 г. Ленин в статье «О задачах отрядов революционных армий» писал:

«Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, штык, тряпка с керосином для поджога, веревка или веревочная лестница, лопата для постройки баррикад, пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди против кавалерии и т. д.). Ни в коем случае нельзя ждать со стороны, сверху, извне помощи и раздобывать все самим». И дальше Ленин указывает, что «ни в коем случае не следует отказываться от образования отряда или откладывать его образование под предлогом отсутствия оружия».

В ответ на отчет боевого комитета ПК (Петербургский комитет) РСДРП (большевиков), который сообщал о медленном темпе создания боевых отрядов и отсутствия вооружения, Ленин указывал:

«Идите к молодежи, основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду, и у студентов, и у рабочих особенно и т. д. Пусть тотчас же организуются отряды от 3 до 10, до 30 и т. д. человек; пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т. д.»

Сказанное Лениным по вопросу о создании отрядов революционной армии и приобретения оружия в 1905 г. остается в силе и в настоящее время.

Необходимо считаться с тем, что в грядущих восстаниях как в высоко развитых капиталистических странах, так и в странах Востока пролетариату, по крайней мере, отдельным отрядам его, до захвата достаточного количества современного оружия (в первый момент восстания) нередко придется использовать всякое, хотя бы самое несовершенное оружие, и от этого отказываться ни в коем случае нельзя, ибо при помощи этого примитивного оружия, крайне несовершенного, боевые отряды пролетариата могут и должны приобрести настоящее современное оружие и вооружить им себя.

Восстанием руководит партия, каждый член ее является солдатом гражданской войны. Это положение обязывает члена партии иметь собственное оружие. Эго требование необходимо провести в жизнь именно в партиях тех стран, где классовая борьба наиболее обострена, где в силу целого ряда специфических условий наиболее вероятно быстрое назревание острой революционной обстановки.

Возвращаясь к вопросу о создании отрядов Красной гвардии (революционной армии) и ее организационной структуры, необходимо учесть следующие основные моменты, вытекающие из опыта работы партии в этой области в различных странах.

С наступлением непосредственной революционной ситуации создание отрядов Красной гвардии должно происходить повсеместно в городах, на заводах, сейчас же, как только партия начинает выставлять все обостряющие лозунги борьбы и открыто призывать массы к подготовке вооруженного восстания. Отряды Красной гвардии в массе своей должны будут состоять из беспартийных рабочих, революционных студентов, деревенской бедноты. Партия должна стремиться к тому, чтобы обеспечить свое руководство в отрядах Красной гвардии, иметь своих испытанных людей на руководящих постах отрядов, руководить подготовкой их военному делу и т. п. В ряде стран не исключено, что отряды Красной гвардии должны будут создаваться нелегально, по крайней мере, в первоначальный период формирования их. Степень легальности Красной гвардии будет зависеть от целого ряда условий, в первую очередь, от глубины размаха революционного движения угнетенных классов, степени разложения государственного аппарата правящих классов и проч. Задачей партии является проведение в массы, учитывая реальную политическую обстановку в каждом данном районе страны, таких лозунгов борьбы, осуществление которых обеспечивает легальное существование рабочих организаций, в том числе и партии и Красной гвардии, и их дальнейшее развитие. Ни в коем случае нельзя упускать из виду, что вопрос о легальности Красной гвардии в конечном счете будет решаться борьбой рабочих масс и только борьбой. Господствующие классы будут принимать все меры к тому, чтобы ликвидировать Красную гвардию, не давать возможности развиваться ей и т. п. Партия должна всемерно разъяснять массам прежде всего ту мысль, что без победоносного восстания революцию совершить нельзя, что успешная борьба за создание революционной пролетарской армии в значительной степени предопределяет судьбу всей революции, ибо борьба за создание и легальное развитие Красной гвардии есть борьба за важнейший подступ к решающим позициям, начало непосредственной борьбы за власть. В этот период частичные, местные, не решающие дела вооруженные столкновения с военными силами буржуазии (частями армии, полиции, жандармерии, отрядами фашистов) будут неизбежны. Неизбежны также частичные поражения. При таких частичных поражениях партии необходимо принять все меры предупреждения упадка боевого настроения боевиков и в особенности окружающей массы.

Опыт подготовки отрядов Красной гвардии в различных странах показывает, что в основном организационная структура их сводится к следующему. Боевые силы пролетариата в нелегальных пока условиях будут представлять собой мелкие (тройки, пятерки, десятки) группы, организованные по цехам, мастерским, заводам, фабрикам и т. п., подчиненные через своих командиров-руководителей вышестоящей инстанции (заводским руководителям Красной гвардии, районным и т. д.). Создание крупных (рота, батальон) отрядов Красной гвардии в этот период по соображениям конспирации нецелесообразно, что не исключает необходимости у высшего командования иметь готовый план сведения мелких отрядов в более крупные объединения в любой подходящий момент.

С развитием борьбы за создание Красной гвардии, когда идеей создания ее охвачены широкие рабочие массы, ломающие всякие рамки нелегальности, когда само формирование отрядов революционной армии принимает массовый характер, партия должна дать целесообразную схему организации Красной гвардии, учитывая требования современного боя на улицах и с учетом орудия, имеющегося и могущего быть захваченным в процессе борьбы за власть. Схема эта должна быть проста и понятна для каждого рабочего. Не следует стремиться к созданию сложной организационной структуры. Упор должен быть взят на надлежащее сколачивание мелких, низовых подразделений Красной гвардии: отделения и группы (10-20 чел.), взвод (35-50 чел.) и роты в составе 2-3 взводов боевиков. В некоторых случаях будет целесообразно объединение по 2-3 роты в батальонах и последние в полки. Сведение отрядов Красной гвардии в более крупные объединения, например в дивизию, как это сделали в Германии в 1923 г., нецелесообразно, даже вредно, так как стушевывает назначение в уличном бою низовых подразделений Красной гвардии и свидетельствует о непонимании самой природы уличного боя в условиях вооруженного восстания, в котором вся тяжесть боя падает именно на группы, отряды, соответствующие силе отделения, взвода, роты, батальона. Формирование крупных объединений будет необходимо после захвата власти в городе и с началом борьбы вне его, в условиях полевой войны, т. е. когда захватившие власть восставшие приступают к созданию регулярной Красной армии.

При формировании и военном обучении Красной гвардии необходимо обратить особое внимание на подготовку в составе низовых подразделений ее (отделение, рота) отдельных боевиков или групп их по специальным видам службы: связисты, разведчики, санитары, пулеметчики, артиллеристы, подрывники, шоферы и т. д. Это требование весьма важно, так как наличие в подразделениях пулеметчиков, бомбометчиков, артиллеристов (даже при отсутствии в Красной гвардии этих видов оружия) даст восставшим возможность, во-первых, успешно бороться против этого рода оружия и, во-вторых, при захвате их – немедленно использовать их для собственных боевых целей. Связисты (если это возможно, – на самокатах) и разведчики в уличном бою будут необходимы постоянно; отсюда – подготовка отдельных товарищей или группы товарищей в каждом взводе и роте к обязанностям разведывательной службы и службы связи обязательна.

При назначении и подготовке руководителей-командиров отрядов Красной гвардии необходимо руководствоваться тем, что во время боя от них потребуется большая самостоятельность, инициатива, способность ориентироваться в сложной обстановке уличного боя, личная храбрость и способность брать на себя ответственность при самостоятельном решении боевых задач и, конечно, беззаветная преданность делу революции.

Подбор руководящего состава Красной гвардии должен быть произведен именно с учетом этих требований. Надо учесть, что личность командира-руководителя в уличных боях в условиях вооруженного восстания играет огромную роль. Очень важно, чтобы руководители знали хорошо своих подчиненных и те в свою очередь хорошо знали и уважали своего начальника. Поэтому особенно желательно вербовать командиров из того же предприятия, из которого навербовано большинство боевиков отряда.

Комментарии