Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Судья, палач, динамитчик

Николай Асеев

СУДЬЯ  МЕДИНА

В Америке
                  живёт судья Медина, – 
мир не видал
                      тупее господина!
Всё,
      что на взгляд
                            не нравится ему,
готов он тотчас
                          засадить в тюрьму.
А что ж
             его не ублажает взоры?
Вы скажете:
                    лжецы, убийцы, воры?!
Ничуть, ничуть!
                          Их
                               он готов простить,
их
    под домам готов он отпустить.
Он лишь тогда взъяряется,
                                            неистов,
когда на суд
                     приводят коммунистов.
Вот тут-то он впадает
                                     в буйный раж:
кусает ногти он,
                           ломает карандаш,
«Молчать, – кричит, – молчать!
                                      Мы знаем мысли красных,
американским господам
                                         опасных!»
Однажды,
                утомясь от долгих дел,
судья Медина,
                        задремав,
                                       сидел.
Вдруг видит:
                     входят двое подсудимых,
до сей поры
                    к суду не приводимых.
«Как ваше имя?» –
                                «Джордж Вашингтон».
«А ваше?» –
                    «В жизни звался я Линкольном».
«У вас
           весьма непринуждённый тон,
вы что ж,
               принадлежите к недовольным?»
«Да, Недовольны оба.
                                    Он и я, –
Что конституцию
                            попрали вы, судья!
»
«Линкольн ли,
                       Вашингтон –
                                            мне всё едино.
Я сам себе закон! –
                                орёт судья Медина. –
На конституцию
                           все ссылки ваши прочь,
здесь конституция
                               не сможет вам помочь!
Молчать!
               Не возражать!
                                      Иметь в виду,
что мы
            заткнуть сумеем
                                        здесь вам глотку,
и за
      неуважение к суду, –
уже! –
          я вас сажаю за решётку!»
Однако
            в чём собака
                                 здесь зарыта?
Да не зарыта!
                      Лает с Уолл-стрита!

Карл Сэндберг

ПАЛАЧ

О чём думает палач,
Когда он возвращается ночью с работы?
Когда он сидит с женой и детьми
За чашкой кофе и тарелкой
Яичницы с салом, спрашивают ли они
О том, как ему накануне работалось
И всё ли шло гладко, или
Избегают таких тем и болтают
О погоде, бейсболе, политике и карикатурах
Из утренней газеты и о кино?
Смотрят ли они на его руки, когда
Он тянется за яичницей с салом
И за кофе? И когда  малыши
Зовут его: «Папа, вот верёвка,
Давай поиграем в лошадки», -
Отвечает ли он шуткой:
«Будет с меня на сегодня верёвок»?
Или, расплывшись в блаженной улыбке,
Он говорит: «Хорошо жить на свете!» И
Когда бледное лицо луны заглядывает в окно,
Туда, где спит его дочурка,
И ножницы лунных лучей задевают ей уши
И касаются её кос… А палач?
Как поступает палач? Ведь это не трудно
Ему. Ничто не трудно для палача,
Должно быть.

ДИНАМИТЧИК

Я сидел с динамитчиком в немецком ресторане
       за бифштексом с поджаренным луком.
И он смеялся и рассказывал о жене и о детях
       и о защите труда и рабочего класса.
Это был смех непоколебимого человека,
       знающего жизнь полнокровную и горячую.
Да, этот смех звенел гордым призывом перелётных птиц,
       в радостном упоении прокладывающих свой крылатый путь
       сквозь дождь и бурю.
Его имя пестрело в газетах как имя врага народа,
       и немногие блюстители церкви и школы
       открыли бы перед ним свои двери.
За бифштексом с поджаренным луком ни  слова не было молвлено
       о его подпольных скитаниях террориста.
И вот я всегда вспоминаю его как жизнелюбца, любимца детей,
       поборника свободного весёлого смеха, без всяких стеснений
влюблённого в горячие сердца и горячую кровь всего мира.