Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Советский человек в храме

Алексей Прасолов

*  *  *

Уже заря пошла на убыль
И с желтым облачком свела
И черный крест, и черный купол,
И черные колокола.

В разноголосице весенней
Неслись трамваи и такси,
И просквозило сумрак пенье
Пасхальным отзвуком Руси.

И пенье меркло - будто ждали,
Что им ответят с высоты…
Казалось, души улетали
Через чернеющие рты.

Казалось, светоносный кто-то
Ответит сонмищу людей:
Мир в напряженье - перед взлетом
Иль перед гибелью своей?

Но замелькали шапки, шали,
Карманный зазвенел металл…
Нет, никого они не ждали
И осмеяли б тех, кто ждал.

Им слишком трезво ясен жребий.
И в переулки потекли
Они - бескрылые для неба
И тягостные для земли.

1963

*  *  *

Везде есть место чувствам и стихам.
Где дьякон пел торжественно и сипло,
Сегодня я в забытый сельский храм
С бортов пшеницу солнечную сыплю.
Под шепот деда, что в молитвах ник,
Быт из меня лепил единоверца.
Но, господи, твой византийский лик
Не осенил мальчишеского сердца.
Меня учили: ты даруешь нам
Насущный хлеб в своем любвеобилье.
Но в десять лет не мы ли по стерням
В войну чернели от беды и пыли?
Не я ли с горькой цифрой на спине
За тот же хлеб в смертельной давке терся,
И там была спасительницей мне
Не матерь божья - тетенька из ОРСа.
Пусть не блесну я новизною строк,
Она стара - вражда земли и неба.
Но для иных и нынче, как припек,
Господне имя в каждой булке хлеба.
А я хочу в любом краю страны
Жить, о грядущем дне не беспокоясь.
…Святые немо смотрят со стены,
В зерно, как в дюны, уходя по пояс.

1962

*  *  *

Белый храм Двенадцати апостолов,
Вьюга - по крестам,
А внизу скользят ладони по столу -
Медь считают там.

Вот рука моя с незвонкой лептою,
Сердце, оглядись:
В этом храме - не великолепие
Освященных риз.

Что за кровь в иконописце-пращуре,
Что за кровь текла,
Говорят глаза - глаза, сквозящие
Из того угла.

Суждено нам суетное творчество,
Но приходит час -
Что-то вдруг под чьим-то взглядом скорчится,
Выгорая в нас.

Но мечта живая не поругана,
Хоть и был пожар,
И зовет, чтоб я ночною вьюгою
Подышал.

1968

Источник:

 
Аватар пользователя Пономарёв И.

ДВЕНАДЦАТОЕ КОЛЕНО

О Былое,
Равнина ты ровная:
Ни креста, ни бревна, ни полена…
Кто вы, родичи,
Родичи кровные?

Проследить бы свою родословную
До седьмого хотя бы колена,
Чтоб учесть по законам генетики,
Что за цветики робко таятся
В древних зарослях хрена и редьки.
Чем гордиться,
Чего бояться?

С благословенья господня
Не прогуляться ли, часом,
По позабытой прародине
Между Муромом и Арзамасом!

Между Муромом и Арзамасом,
Гордо глядя в лицо автотрассам,
Золотятся церковные луковицы,
Храмы древние вновь штукатурятся.

Говорят,
Я лицом и фигурой в отца,
Но попробуй-ка докопаться,
Древний род откуда ведется -
От какого землепроходца,
А быть может, от Ильи Муромца,
Или попросту от землепашца,
Или от Соловья-Разбойника?

Звонкие струйки молока о донце подойника…
Кто прабабка моя:
Огородница, а быть может, и Соловьиха-Разбойница,
А быть может, и попросту скотница,
А быть может, она греховодница
И хлыстовская богородица,
А быть может, святая угодница,
Богомазами намалеванная
Вдохновенно и проникновенно
На церковные стены?

И сияют нетленно
Все прожилки, все вены,
Все сосуды, все клетки, все гены,
Чтоб познал я свою родословную
До двенадцатого колена.

1967

Леонид Мартынов