Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Не грузится страница – замени .info на .su

А пока что нам здесь лучше, чем на Альфе

Боргил Храванон

ИЗ ЛИТЕРАТУРНОГО ДНЕВНИКА-2020/21

Неславяне отмечают свободу от славян редко с такой радостью и страстью, как славяне от славян – которых, для закрепления успеха, либо объявляют неславянами (как украинцы объявили русских), либо вычёркивают из славян себя (хорваты подались в исконные германцы, поляки – в исконные кельты).

Поэтому нет идеи более смешной и нежизненной, чем панславизм.

Тут даже совершенно неважно, кем и в какой дозе были предки тех же поляков и хорватов.

Ползучая реабилитация совкиноинтеллигенцией белогвардейцев была в (не)лучших случаях исключительной глупостью, а в остальных – продуманным вредительством и исключительной подлостью.

И это было из совсем другого ряда, чем фильмы о Невском, Грозном и Великом. Совершенно зря партия смотрела на это «с прохладцей с этакой» (В. Маяковский).

И не только потому зря, что следующим шагом была т.н. «неоднозначность» генерала Власова и прочих Добробабиных. Само по себе это было ничуть не лучше и не приемлемей.

В текущем итоге получили новых белых – неизвестно откуда, почему и зачем взявшихся, однако уже понятно, что самых настоящих. И «свою Гражданскую» они, вишь ты, «недовоевали», из «клуба новых господ» (для кого клятые большевики освободили от старых место, как не для них?!) обратно в «совковую биомассу» не хотят и добром не пойдут.

* * *

Крым чей? – уж точно не тех, кто давали бы не только в Киеве, но и в Крыму тюремные сроки за «демонстрацию советской символики». Не тех, кто совершенно точно впендюрили бы в Севастополе памятник Бандере на постамент памятника Нахимову. Больно жирно было бы даже для самых больших любителей сала в мире!

А что в Крыму раздолье царебожцам и плакальщикам по Врангелям/Слащёвым – безобразие, разумеется, но всё же минимальное, возможное в постперестроечные времена. В Крыму и в РФ в целом находится место и другим.

Пока? – увидим. Но до той поры генетически непорченые небратушки получили своим салом по своим же сусалам поделом.

* * *

Инфляция красного цвета – вернейший признак исторической мимикрии. Красные былых времён никогда (и нигде) не практиковали одежды красного цвета как отличительного признака и тем более униформы. Им как-то хватало знамён; ну, и галстуков пионерских – что характерно, второе для детворы.

Первой, последней и недолгой, хоть и во времена предельного энтузиазма и восторженности, попыткой была форма для охраны бронепоезда Троцкого.

Улично-акционный дизайн КПРФ и «Сути времени» – только что не с ног до головы в красном – криком кричит: вас здесь наё...! Юнармия – из официозов официоз, а туда же. В стране, где Мавзолей на 9 мая аккуратно закрывают, давая понять, кто, неким образом, сугубо лишний на празднике русской победы...

* * *

Дворцовое цареубийство никогда и нигде не было для монархистов равновеликим революционному злодеянием, и вообще неприемлемым делом.

Пошёл, скажем, богопомазанник в полный разнос – должен же кто-то принимать адекватные меры, точней, единственно возможную меру. Или, скажем, запахло династическими спорами со смутой в нагрузку, с игрой престолов...

Дворцовое цареубийство – внутреннее дело, делаемое квалифицированными специалистами. А главное – не ставящее под сомнение принцип захомутания народа генетическим («вся красота монархической идеи») правом на верховную власть.

А вот результативный революционный теракт или революционная казнь монарха – это мир наизнанку.

* * *

Я узнал, что коммунисты ориентированы на нужды бедных. Поэтому я стал коммунистом.

Пабло Пикассо

Контраст с судьбой КНР показывает вот что.

СССР рухнул не «от собственной мощи», как иронизируют недоумки, подонки и подонки-недоумки, а от излишнего смягчения нравов, излишнего антропологического оптимизма, выражавшегося в излишнем доверии людям. И вообще от излишней – бывает и так – человечности.

Простая верность большевистской линии исключила бы это. Тем более что семьдесят лет внятно объясняли, почему она нужна – и не сказать, чтобы так уж неубедительно даже на исходе этого времени.

Простая верность означала бы то, что не позже 1988 года гласность (де-факто уже дурная свобода дурного слова дурных – свобода нести любую околесицу вообще, злобную околесицу и ложь почти всегда) должна была быть пресечена с той мерой жёсткости, которая потребуется.

Выдумывать для этого ничего было не надо. Сделать это было легче лёгкого. А «не мочь поступаться принципами», уже поступленными по самое дальше некуда – дело дурацкое, как питьё нарзана, когда почки отвалились.

После этого можно было спокойно проводить экономические – и политические, кстати, но не в дебилизаторском «варианте» – реформы любой ширины и глубины. Без того, чтобы за штурвал с криком «партия, дай порулить, договаривались же!!!» со всех сторон хватались политические плоскоземельцы.

ЕР – партия с характером, этого у неё не отнимешь. И характера этого оказалось больше, чем можно было предположить. В общем-то за что боролись, на то, для начала, и – не слишком его ожидая – напоролись: твердите все, кому не лень (а не лень почти никому) о ситуации революционной или как минимум предреволюционной? – ладно, мы, едро-помойное ведро, особо не спорим; а сами вы не забыли, часом, что в революционной ситуации по-революционному вынуждены действовать все, кто не законченные тряпки? В том числе – и даже в особенности – контрреволюционные силы? Ну, так вот вам наглядное напоминание для начала... Оно же – пример подзабытого радикализма и решительности. Можете заводить своё «нечеесстно, нашша преелессть, мы уже люстрационные и на отправку в Гаагу списки составили» ;)

* * *

Можно ли лишить общество возможности заниматься политикой?

Да вполне. И, в общем, в этом нет большого греха.

Просто чтобы это могло продолжаться долго, тем более неограниченно долго – дать взамен придётся много. И не абы чего.

Именно поэтому власти не удастся лишить общество возможности заниматься политикой для того, чтобы, наоборот, у общества брать, брать и брать.

Хотя попыток было бессчётно.

* * *

Травящая партия.

* * *

Гайд, как быть праваком:
Выдумай цели идеологии оппонента
Осуди её
Приплети азиатов/евреев/кавказцев
...
Profit!

Назар Луганский

* * *

Не перевелись и никогда полностью не переведутся жалельщики Февраля, от Октября умученнаго: как бы всё могло быть холосо.

И идейно крепкой новогосподской вони добавить не забывают и не забудут: насчёт народа, научившегося бороться за свои права = разучившегося православно-безропотно вкалывать.

Ну так вот дистиллированный пример Февраля-без-Октября: веймарская Германия.

И рядом куча (со всю Европу) подобных, с незначительными вариациями, примеров, везде закончившихся одним и тем же: дуче, кондукатором, каудильо.

О чём нам жалеть ну очень ненавязчиво советуют? = выбрать на будущее?

22. 01. 2021. Возможно (по крайней мере вероятность существенно отлична от нуля), что уже завтра – второе 19 августа 1991 года. И ничто иное. Следующий круг (наверняка с куда меньшей длиной окружности) – строительство правильного капитализма (честная власть, независимый суд, и наконец-то невиданное и неслыханное – российский бюргер) вместо тридцатилетнего неправильного (воровская власть, зависимый суд, никуда не ушедший совок-который-внутри). И только после бесславного возврата строго в исходную точку (только уже на хлеб, воду и дрова в лучших случаях) – запросы могут начать адекватнеть. Но могут не начать и после этого. Ведь есть интересные варианты и кроме. Например, «Россия царей», все прочие варианты «от лукового», как предупреждал ещё Достоевский...

* * *

«Почему я должен верить проплаченным коммуняцким пропагандонам и не верить моим родным деду и бабке, которых расстреляли чекисты?!»

* * *

Будет публичный, внятный отказ либералов от вполне рукопожатной в их круге идеи (а возможно, уже и планов) десоветизации-зачистки и прочего «сабо самой разумеющегося» крымненаша – будет смычка либералов и левых. Профессор Соловей и всевсевсе, что молчите об этом?

А до той поры никакого общего врага не будет. Даже строго один и тот же, даже если против него те и другие всё же пойдут синхронно – будет двумя совершенно разными.

Вспомните самую жуткую сцену из фильма «Кин-дза-дза», когда Би и Уэф из эциха отвечают землянам: «Нам здесь лучше, чем на Альфе». Прекрасной, солнечной, цветущей планете, населённой явными эльфами. Вот только из них там бы сделали кактусы.

Нам, «ватникам», путинщина, особенно вконец поехавшая, «одичалая», как всё чаще говорят – не слаще, чем вам, либералам, хоть вы и искренне удивляетесь, «что вам не нравится, вы ведь обожаете запреты, унижение и добровольно-принудительное единство». Даже наоборот: куда горше. Но нам здесь лучше, чем в ПРБ, если в ней «демонстрация советской символики» станет, как на Украине, статьёй, и т.д. по списку.

Надежды в оперативном порядке разъяснить нам после революции, что это горькое лекарство, которое ну никак нельзя не принять с переходящей гос. лопаты – напрасны.

* * *

Переходящий диагноз им. Цветаевой: недержание чувств. (Убедительная просьба не путать ни с романтизмом, ни даже с экспрессионизмом.)

* * *

О чём споры? Всё идёт как надо.

Один разоблачениями ослабляет власть, обрывая с неё и лохмотья былой легитимности.

Власть в ответ принимает все меры, чтобы он сам не стал властью.

Вообще-то это называется взаимоослаблением двух равно антинародных сил.

Кто-то недоволен? Интересно, кто и почему?

* * *

«Странное и чудовищное»(с), гражданин Мюрид! Это «хорошим не закончилось» пора раз и навсегда оставить булкохрустам и плакальщикам, что «кругосплошнойсовок», пусть тешатся, а остальным эту тему пора закрыть раз и навсегда. Конкретно Дзержинский может символизировать только одно – и именно то, что надо и что неогосподам страшней всего. Обоснованием нового белого террора фигура Дзержинского ни в каком смысле – в т.ч. и в особенности как фигура-памятник – служить не может и не сможет. Восстановление памятника Дзержинскому там, где он был снесён, будет небольшим островком будущей социалистической революции, напоминающим о её неизбежности и уже близости. О том, что Реставрация а-ля росс & рюсс – уже почти закрытая страница, и «нашенским» Полиньякам недолго осталось душеньку тешить. Именно поэтому памятник Дзержинскому при этой власти восстановлен не будет. Не будет и при (наиболее вероятной) номинально следующей, обобщённо-навальновской. Так же как при нынешней (и при номинально следующей) не будет демонтирован ни памятник Колчаку, ни памятник Краснову. Ни даже Мавзолей драпировать на 9 мая путиноиды не перестанут... Или, может и памятники Ленину, сброшенные с пьедесталом гитлеровцами, восстанавливать было не надо, «чтобы помнили»? И не надо будет восстанавливать их же, сброшенных бандеровцами, когда вернёмся?..

Эль Мюрид

Писатели, блогеры и журналисты, среди которых Захар Прилепин, Игорь Молотов, Александр Проханов, Дмитрий Пучков, Леся Рябцева и другие, подписали обращение о возвращении памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянскую площадь.

Вряд ли «деятелей культуры» вдруг внезапно осенила эта мысль. На фоне начавшегося террора режима против своего народа возвращение фигуры Дзержинского выглядит идеологическим обоснованием этого террора. А потому «деятелей» могли попросить об инициативе люди, которым проявлять ее самим было бы не совсем этично. Ну, а «деятели» – это такая публика, о которой вполне определенно высказался в свое время Колчак: «Не трогайте артистов, проституток и кучеров. Они служат любой власти».

Дзержинский – фигура очевидно неоднозначная. Он точно не садист, каким его изображали враги. Но когда святую идею приходится насаждать силой (а по-другому на переломном этапе просто не получается), то хорошим это никогда не заканчивается. Но при любом отношении к Дзержинскому и в любом случае он – это, конечно, история СССР и России. Ее неотъемлемая часть, а потому люди, которые сносили памятник Дзержинскому в 91 году, были дикарями и невеждами. Как вообще все, кто сносит какие бы то ни было памятники. Однако сейчас, когда памятник уже снесен, тем более по-идиотски выглядит идея его возвращения на место. Это примерно как с войной в Афганистане: СССР сделал всего лишь две ошибки – когда ввел войска в Афганистан и когда вывел.

Что сделано – то сделано. Отсутствующий памятник Дзержинскому на Лубянке – сам по себе памятник событиям, в ходе которых его снесли. Событиям, которые поставили точку в истории огромной страны. И возвращение Дзержинского на место будет означать забвение того преступления, которое было совершено в 91 году.

По отношению к памятникам вообще самой справедливой является формула – не ты ставил, не тебе и руки к нему протягивать. Но если какие-то кретины все-таки сделали это – то другим кретинам совершенно не обязательно удваивать сделанную ошибку.

* * *

Это сладкое слово «раскулачивание».

* * *

Кто-где-когда встречал атеиста, говорящего: «Верю в то, что бога нет» – ? Атеисту ни к чему мнимый труд души и ума. Он – тот, кто обходится без принципиально недоказуемой гипотезы как основы мировоззрения и миропонимания. Но «атеист тоже верует – в то, что бога нет» – самая примитивная и циничная отмазка верунов. Признавать это они категорически не желают, т.к. в такой картинке атеист выглядит не честнее и смелее веруна, а ущербным существом, верующим в отсутствие чего-то очень большого и замечательного.

* * *

Сила новогосподской власти – главная, кстати, сила – в том, что она, сколько бы косячила – не комплексует. Так же как не комплексуют её трибунно-кафедральные идеологи и просто телепропагандоны. Ответственность, расхождение между словами и делами – для всех этих г@вно вопрос.

Для красной власти так не было никогда. Хоть косячила она несопоставимо меньше.

И – побочное следствие – становилась всё снисходительней – «тожелюди» – к другой стороне. Как к уже давним бывшим «тонким колоскам русского поля» – так и ко всем знакомой фигакарманской фронде, от курилочных анекдотов до Высоцких/Вознесенских.

Сейчас же прибывает страха. Но идеологических понтов не убывает и от этого. Ощущение себя господами – сильная штука! От него лечатся только топтанием севастопольских сходен – причём лечатся не топчущие (эти чем дольше/дальше, тем неизлечимей), а те, кто их туда загоняет, сбрасывая наваждение «вечного» «порядка».

* * *

Логичней всего было бы не мешать людям – а не вневременным русским из таких же почвеннических грёз – самим решать, какие названия они считают своими родными, а какие – навязываемыми «в порядке» новогосподского реванша. (Тем более в пору, когда новому генофонду нацiи и совестямъ ея пора понемножку, но уже вещички собирать на исходъ.) Тутаев или Романов-Борисоглебск, метро «Войковская» или «Царебожная», и т.д. по всему списку утраченных Скотопригоньевсков. Правда, результаты решений до ну ооочень обидного (кой-кому) предсказуемы. Отсюда лукавство: пусть всё как-нибудь «сабо сомой» выйдет «как надо»... Ан нет, не выходит, проехали.

Проверено: т.н. современные белые (вообще-то умствующие наглецы-ниоткудыши) абсолютно недоговороспособны. Что под одним царским флагом, что под другим. Они понимают только принцип «победитель получает всё!», а что победителями могут оказаться не они – исключают на 1488%. Делить с красными будущее они категорически отказались (для красных это тоже не ахти какая сласть была бы, но всё же в границах приемлемого). Так что проехали. Кстати, почему улица Гагарина «в каждом среднерусском городе» (если уж формулировать так) нужней улицы Володарского «в каждом»? И тоже уже проверено: зачистка от любой советской топонимики, если дать слабину в области имён вроде Тутаева, Войкова или Ногина – просто вопрос времени. Имя генерала Карбышева в топонимике для белонаглецов уже неприемлемо, кстати. А ведь маршал Жуков – такой же «изменник белому делу». В общем, всё кончится так, что жестоковыйные непримиримцы-непримиренцы ещё порезвятся, а затем реально получат по соплям.

* * *

Каля-маля-гони-коня не одобряю, мастерству и совершенству отдаю должное, но, в общем, в поисках их у других знаю меру. Сам тем более не ставлю цели их, в отягощение либо в прямой ущерб главному для меня, достигнуть и передостигнуть.

Особо не поспоришь с Варламом Шаламовым, что мастерство может только отпугнуть.

В общем-то, мастерство – умение равно убедительно изобразить что угодно, т.е. чегоугодничество дежурит у дверей мастерства. Тот же писатель привёл пример экзамена на журналистское мастерство в США: написать об одном и том же событии с противоположных политических позиций. И это честная проверка. Но оказаться даже рядом с ней не хочется.

А достигнутое совершенство сигнализирует о завершении какого-то пути.

* * *

Умирающая страна, период дожития – позолоченная осень. Но в кои-то веки появилась возможность ПРОСТО ПОЖИТЬ! ПОЖИТЬ ДЛЯ СЕБЯ! Не для карлы-марлы и вьетнамских барбудос. Опасались, что позолоченная осень окажется короткой, но она не спешит терять пышное одеяние. Есть правда, мнение, что потеряет она его очень быстро. Но точно не в этом сезоне отпусков. Туры уже раскуплены.

* * *

Белоруссии я смены власти категорически не желал и желаю. И в этом – предсказуемо – оказался солидарен с Белоруссией. Фронда прихотников заставила власть окровавить об неё, фронду, руки, но разгневанным и восставшим народом это фронду не сделало.

Про РФ такого же не говорил и не скажу, но категорически не желаю ей смены власти на кого попало, явившегося с чем попало. Власть – это отнюдь не грязная и/или изношенная одежда, хоть сеющие исключительно разумное, доброе, вечное, а не «просто», скажем, хлеб добрые вечнонаивные шевчуки, для которых она просто обуза и стихийное бедствие – и воспринимают её так: дышать мешает и всё такое. Как природное бедствие, как бессмысленную обузу. Как «засидевшееся и надоевшее». Хотя казалось бы: ну, «надоела» – дык не смотри на неё, никто не заставляет.

Для маленьких пушкиных это естественно; Пушкин, который А.С., однако, не позволял себе так упрощать тему власти, народа и поэта в их взаимоотношениях. Хотя в его время (и в любое, а так же в любых местах) это умели не хуже, чем умеют шевчуки и гребенщиковы. А – так же как всё остальное – лучше.

Больше скажу: от несменяемой власти – если это власть Каддафи или Ли Куана Ю, а не Дювалье – серьёзный прок случается в истории чаще, чем от «регулярно сменяемой», которая сносна для устаканенной реальности, небес не штурмующей и звёзд с неба не срывающей.

* * *

Из чего вырос феномен «революций современного типа», т.е. типа майдана? Из ненавидящей зависти к отвергаемым с неолегитимистской де-факто позиции («довольно кровавых утопий, ничего выдумывать не надо, нужно просто сделать нормальную жизнь») настоящим революциям (1789, 1871, 1905, 1917, 1949, 1959...) И из аляповато-бездарного и непонимающего обезьянничанья их же. Тихановщина показала прямо-таки дистиллированный случай – ясно уже, что один из последних, если не вообще последний (навалюция слилась и офонарела на раз). Закономерность бесславного поражения тихановщины стала вишенкой на этом несъедобном и по дизайну малопривлекательном торте.

Стелла Чиркова пишет из Мьянмы:

Оказывается, прошлую запись про движение CDM поняли не все, точнее, некоторым так хотелось национально ущемиться и на что-нибудь оскорбиться, что они не поняли ее демонстративно, но возмущались активно.

А краткое содержание предыдущего поста в том, что вы никогда не перепутаете НАСТОЯЩЕЕ народное недовольство властью и НАСТОЯЩЕЕ движение сопротивления ни с какими искусственно раздуваемыми и локальными переделами чего-нибудь.

Когда народ действительно недоволен, и недовольных действительно много, то ЛЮБОЙ замечает это сразу. Придумали забастовку – и все бастуют вплоть до того, что не работают министерства, транспорт и больницы. Придумали бойкот – и еще вчера любимые товары полностью исчезли с прилавков. Люди голосуют «рублем», люди рискуют работой, люди не боятся потерять жизнь, вооружаясь и отправляясь на баррикады. И города пустеют – все закрыто, работать некому, короткими перебежками передвигаются вооруженные полицейские и их вооруженные оппоненты. Гарь от покрышек, газ и выстрелы. Вот это народный протест против власти.

А когда какие-то люди бродят где-то по улицам с какими-то плакатами, фотографируются для телеграмчиков, страстно пишут в фейсбучиках, как ненавидят власть и всех, кого власть устраивает, но при этом никто не увольняется (ну как же, это же денежка, своя шкура дороже), ни один бизнес не закрывается, и даже по улицам с плакатами все ходят в свои выходные или вечером после работы – это, извините, не протест. Когда в стране не меняется ничего, не останавливается ни одно предприятие, не закрывается ни одна больница, транспорт летает и ездит, все офисы пашут, все чиновники на местах, во всех кафе полно народа, в гипермаркетах полно покупателей, а в соцсетях пишут «мы большинство, мы против власти, а остальные сволочи, уроды и пусть сдохнут» – это, извините, другое. И становится очевидным, что никакого народа за этим всем нет.
Можете начинать национально самоущемляться в комментариях под этим постом, чтобы я сразу оптом и забанила. Я уже привыкла к жителям двух стран, которые везде видят себя и недостаточное внимание к их великим родинам, так что велком.

* * *

...Друзья мои! Не всё равно ль
признаюсь перед вами,
где я свою сыграю роль
в глобальной грозной драме!

Куда важней задача та,
чтоб мне сыграть предвзято
не палача и не шута,
а красного солдата.

Ярослав Смеляков