Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Не грузится страница – замени .info на .su

Из истории удачных обнулений

Эрнесто Карденаль

*  *  *

Внезапно во тьме завизжала сирена,
бесконечный голос тревоги.
Мрачно завыла сирена
пожарной машины, а может быть, санитарной,
белой машины смерти.
Этот звук словно крик кобылицы в ночи,
он всё ближе и ближе,
он растёт, и растёт, и падает.
Он растёт, и растёт, и падает,
и удаляется,
спиралью вонзаясь в сознанье.
Но ни смерть, ни пожар, ничего не случилось.
                                                           Это приехал Сомоса.

ГОВОРИТ  СОМОСА, ОТКРЫВАЯ  ПАМЯТНИК  СОМОСЕ
НА  СТАДИОНЕ  ИМЕНИ  СОМОСЫ

Конечно, я не верю,
будто эту статую воздвиг мне народ:
никто лучше меня не знает,
что она сделана по моему заказу.
И уж тем более я не надеюсь
с её помощью войти в бессмертие.
Кому как не мне понимать,
что однажды вы её сбросите с пьедестала.
Дело даже не в том, что мне хочется
при жизни воздвигнуть себе памятник,
который мне наверняка не поставят после смерти.
Нет, я повелел соорудить эту статую,
ибо знаю, как вы её ненавидите.

*  *  *

Любимая, ты читала сегодня газету?
Там написано: «Верный страж мира»,
«Рыцарь свободы  и демократии», «Защитник
народа», «Благодетель отечества»,
«Поборник католицизма в Латинской Америке».
Видишь: они украли язык у народа
и печатают фальшивые слова.
Значит, поэт обязан оттачивать каждое слово.
Значит, народу нужны мои стихи о любви.

ЭПИТАФИЯ, ПОСВЯЩЁННАЯ  ХОАКИНУ  ПАСОСУ

По этим улицам он проходил, голодный и рваный,
без единого песо в кармане,
стихи его знали одни лишь поэты, гулящие девки и нищие.

Он никогда не бывал за границей,
зато побывал в тюрьме.
Нынче он умер.
И над могилой его нет надгробья.
                                                       И всё же
вспомните его, когда у вас будут турбины,
и мосты из железа, и житницы из серебра,
и неподкупные правители.
Потому что в поэмах и песнях он очистил народный язык,
тот язык, на котором однажды написаны будут законы,
конституция, торговые договоры и любовные письма.

Источник: