Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Таможенный союз: альтернативный путь интеграции

В условиях современной глобализации жизнеспособность развития государства во многом зависит от количества конкурентных преимуществ, которыми обладает национальная экономика. Одной из главных негативных сторон глобализации является жесткая конкурентная среда, в которой оказываются экономики стран-участниц, вне зависимости от того, производит ли страна передовую микроэлектронику или же, например, вершиной инновационной мысли является отверточно-сборочное производство. Таким образом, отсутствие или низкий уровень конкурентных преимуществ будет способствовать закреплению периферийной модели экономики. Поэтому крайне актуален вопрос жизнеустойчивости и конкурентоспособности государства в наши дни.

После распада СССР, на фоне таких политических шагов как переговоры о вступлении РФ в ВТО и создание Таможенного союза ЕврАзЭС, проблема интеграции в мировую экономику особенно актуальна для России. В этой части необходимо проводить грамотную политику, если стратегической целью является развитие и процветание страны, а не деградация и социально-экономический упадок. Ведь как отмечает американский экономист, лауреат нобелевской премии, Джозеф Стиглиц - глобализация принесла пользу только тем странам, которые приняли её на своих собственных условиях и придали ей собственный постепенный темп и порядок. [1]

В девяностые годы прошлого века в России начались масштабные рыночные преобразования. Экономика СССР конца восьмидесятых годов требовала проведения масштабной модернизации. Однако концепция модернизации так и не была разработана. Выбор реформаторов пал на так называемую шоковую терапию, которая была основана на доктрине рыночного фундаментализма. Таким образом, была принята доктрина «Вашингтонского консенсуса», суть которой сводилась к трем ключевым принципам: либерализация, приватизация и макроэкономическая стабилизация через административное планирование количества денег. Такая концепция предусматривает максимальное ограничение роли государства как активного субъекта экономического влияния и сведение его функций макроэкономического регулирования к контролю за динамикой показателей денежной массы. В целях осуществления такого контроля систематически урезаются социальные расходы, прекращается финансирование науки, сворачиваются государственные инвестиционные программы, не финансируются государственные закупки, задерживается зарплата и т.д.

Подобная политика повлекла за собой затяжной экономический спад, который, к сожалению, не был преодолен и в 2000-е годы. Тотальная приватизация предприятий и других объектов государственной собственности сказалась на промышленности России, динамика индекса промышленного производства относительно уровня 1990 года показана на графике 1 (Индекс промышленного производства, в процентах от уровня 1991 г.). Любопытно, что в период 1940-1946 годов объемы промышленного производства в Советском Союзе упали на 24%. В период 1990-1999 годов объемы промышленного производства в России сократились почти на 60% даже больше, чем ВВП (54%).[4]

График 1. Индекс промышленного производства, в процентах от уровня 1991 г.

Несмотря на происходящее в последние годы оживление экономики, ее общее состояние определяется последствиями предшествующего продолжительного и резкого падения производства и инвестиций. К 1998 г. уровень производства в России сократился по сравнению с 1990 г. на 42,5 %, а инвестиции в основной капитал на 79%. Хотя с 1999 года наблюдается устойчивый рост ВВП, сегодня он едва дотягивает до дореформенного уровня. При этом рост ВВП в 2000-е годы в основном происходил за счет ренты от добычи и экспорта энергоресурсов и роста торговли.

Известно, что чем конкурентоспособнее экономика, тем больше ее доля в мировом экспорте, а в структуре экспорта больше высокотехнологической продукции и меньше сырья. На мировых рынках высокотехнологической продукции Россия занимает менее 0,3% - это более чем на два порядка меньше, чем США, на порядок меньше, чем Мексика, втрое меньше чем Филиппины. Заметим, что доля СССР составляла около 18%. После его распада развитие отечественной высокотехнологической промышленности попросту прекратилось. [2]

Что касается структуры экспорта России, то она существенно отличается от структуры экспорта развитых стран. Отечественный экспорт – это преимущественно нефть и нефтепродукты, газ, уголь, железная руда, необработанная древесина, черные и цветные металлы, драгоценные камни, минеральные удобрения. В развитых странах Европы, в США, Канаде, Китае, Японии, Республике Корея, Сингапуре и др. – основу экспорта составляют автомобили и самолеты, машины и оборудование, вычислительная техника и другая электроника, сложная бытовая техника, одежда. Объем российского экспорта (до кризиса[1]) по данным таможенной статистики составил 467,5 млрд. долларов, из которых около 70% (то есть примерно 326 млрд.[5]) составляет экспорт минеральных ресурсов и продуктов (не считая некоторое другое сырье[9]). Таким образом, существует серьезный дисбаланс в структуре экспорта/импорта. Пример динамики структуры экспорта показан на графике 2 (сырье и высокотехнологичная продукция в структуре российского экспорта, в процентах).

График 2. Сырье и высокотехнологичная продукция в структуре российского экспорта, в процентах[5]


В структуре промышленного производства резко выросла доля топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов при сокращении доли машиностроения. Наибольшие ухудшения произошли в наукоемкой промышленности, инвестиционном и сельскохозяйственном машиностроении, в легкой промышленности и производстве промышленных товаров. Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного экономического роста. С началом реформ объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился на порядок, снизившись втрое по отношению к ВВП. Если в конце восьмидесятых годов доля промышленных предприятий, ведущих разработку и внедрение нововведений в СССР, составляла около 2/3, то к настоящему времени она снизилась ниже 10% (в развитых странах она превышает 70%[3]). Интенсивность инновационной деятельности в обрабатывающей промышленности упала до 1 %, а уровень инновационной продукции снизился до 10%.

Это повлекло резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста. При этом наибольшему разрушению подверглась прикладная наука, ставшая жертвой приватизации, уничтожившей большую часть отраслевых НИИ и КБ. В результате производственный сектор экономики остался без науки. Что касается фискальной системы, то она также имеет сырьевой характер, потому что Федеральный бюджет России формируется в основном за счет двух налогов – на добычу полезных ископаемых и НДС. В сумме они  дали 86% всех бюджетных поступлений за первый квратал текущего года. Для сравнения в 2008 году на их долю приходилось лишь 64% доходов бюджета. При этом по сравнению с первым кварталом прошлого года сборы НДПИ выросли на 34%, а НДС – лишь на 6%. Благодаря высоким ценам на нефть эта тенденция будет укрепляться, и вскоре НДПИ неизбежно станет главным бюджетообразующим налогом в России. [7]

Таким образом, очевидно, что на сегодняшний день российская экономика испытывает серьезнейший структурный дисбаланс. Значительный перевес доли сырьевого сектора в структуре экономики не позволяет полноценно развивать конкурентные преимущества. Соответственно, в такой же неравной пропорции будет происходить дальнейшая интеграция России в мировую экономику. Исходя из ключевых существующих конкурентных преимуществ, Россия может предложить европейсому рынку:

  • · Энергоресурсы ( газ, нефть, мазут и развличные нефтепродукты)

  • · Сырье и материалы (древесина, прокат стали, трубопрокат)

  • · Дешевая рабочая сила ( различной квалификации)

Очевидно, что конкурентные преимущества основаны на сырьевом богатстве страны. В соответствии с теорией сравнительных преимуществ Давида Рикардо, экспорт будет базироваться на наименее затратной и наиболее рентабельной продукции. Однако, интеграция с таких позиций ставит в тупик развитие инновационной экономики. Значит необходимо проводить такую политику, при которой упор будет сделан на развитии высокотехнологического экспорта, увеличении его доли в структуре всего экспорта. Но также необходимо понимать, что даже в случае оперативного изменения стратегии развития потребуется не один год, чтобы динамика производства конкурентной высокотехнологической продукции показала тенденцию роста. Связано это не только с тем, что сильно устарела производственная база и что слишком велик отток капитала. Дело также в том, что рассматривая современный несырьевой рынок Европейского союза , США и других стран, очевидно, что бороться за конкурентые преимущества будет крайне тяжело. Если передовые страны, включая США, Японию, Германию и другие, готовятся к осуществлению перехода на шестой технологический уклад, при этом делая значительный прогресс в нынешнем пятом технологическом укаладе, то Россия на сегодняшний день лишь частично освоила технологии пятого уклада. В основном успехи передовой инновационной мысли сосредоточены у нас в таких отраслях как:

  • · Оборонно-промышленный комплекс

  • · атомная промышленность

  • · ракетно-космическая промышленность

  • · гражданское авиастроение

  • · энергетическое машиностроение

Исходя из текущей ситуации, Россия, участвуя в процессах интеграции может конкурировать лишь незначительно в общей доле участия нашей экономики в мировой. Этот факт ставит под сомнение целесообразность такой интеграции. К тому же, имея конкурентные преимущества даже в таком незначительном объеме, существует риск их полной утраты, так как помимо имеющихся технологий фактически отсутствует воспроизводство и развитие. Как уже было сказано, в период реформ девяностых годов пострадал сектор научно-исследовательских разработок и были выведены из строя десятки НПО и НИИ. А без них невозможна эволюция текущего технологического уклада в грядущий. Существует ли альтернатива слепой интеграции в мировую экономику? Логично предположить, что Россия, не имея достаточных конкурентных преимуществ в экономике не должна всецело ориентироваться на европейский рынок, где наша высокотехнологическая продукция будет носить второсортный характер и вряд ли в ближайшее время сможет обойти по качеству продукцию американской, немецкой, и теперь уже даже китайской высокотехнологической промышленности. При таком раскладе, существует целесообразность ориентации на рынок стран СНГ, в рамках создания Таможеного союза. Первый шаг уже сделан.

Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация в соответствии с Договором от 6 октября 2007 года формируют Таможенный союз. Создание Таможенного союза ЕврАзЭС продиктовано стремлением его участников обеспичить свободное перемещение товаров во взаимной торговле и создать благоприятные уловия развития экономической интеграции[6]. В мировой практике таможенный союз известен как соглашение двух или более государств (форма межгосударственного соглашения) об отмене таможенных пошлин в торговле между ними, а также как форма коллективного протекционизма от третьих стран.

Среди наиболее известных таможенных союзов на сегодняшний день можно выделить Европейский союз, Меркосур, Южноафриканский таможенный союз, Южноамериканский общий рынок. Также важно помнить, что существует теория таможенного союза, впервые разработанная в 19 веке юристом, философом и экономистом Фридрихом фон Листом, в его основополагающем труде «национальная экономика», в котором Лист спорит с либеральными экономистами Давидом Рикардо и Адамом Смитом. Согласно Смиту и Рикардо, если государство снимает всякие таможенные барьеры и полностью освобождает внешнюю торговлю, то это приводит к уравновешиванию экономического уровня жизни государства. Лист сделал вывод, что на практике это не так, поскольку когда мы видим подобного рода снятие ограничений с разделения труда, самый тяжелый и мало оплачиваемый труд концентрируется в неразвитой стране, а дивиденды получает развитая страна. При снятии всяких таможенных барьеров получается диспропорциональное развитие экономик: богатые богатеют, бедные беднеют. Но если государство, которое отстает в экономическом развитии, вообще никак не участвует во внешней торговле, оно также деградирует. Фридрих Лист предложил третий путь, суть его сводится к компромиссному варианту, когда стране нельзя открываться для мировой экономики полностью, но и нельзя пребывать в изоляции. Воплощением этого пути развития и явился таможенный союз. Таким образом, философия таможенного союза состоит в том, чтобы объединить между собой максимальное количество экономик стран со сходным уровнем развития, с общими культурными и историческими ценностями, и таким широким фронтом интегрироваться во внешнюю торговлю, рационально контролируя поток товаров через границы стран таможенного союза.

Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС призван решать задачу подобно той, которую Лист решал в 19 веке для Германии. Тогда Фридрих Лист предлагал объединить Пруссию, Германию и Австрию. В итоге это объединение произошло и миру явилось германское экономическое чудо. Если же Россия откроется ВТО и Западу поодиночке, то начнется процесс разделения труда, и нам грозит роль сырьевой периферии. Важно учесть, что уровень развития Европейского союза и России за последние двадцать лет существенно различаются. В условиях, когда современный уровень ВВП на душу населения в Европейском союзе составляет 30388 долларов США (таблица 1), а аналогичный показатель в странах Таможенного союза составляет 8469.79 долларов, то существует риск формирования периферийной модели экономики. В таких условиях интеграция на принципах либерализации внешней торговли может носить экспансивный характер, и разделение труда для наших стран произойдет не в пользу квалифицированной высокооплачиваемой деятельности, а в пользу низкооплачиваемого труда (относительно стран ЕС), преимущественно в добывающем секторе и секторе услуг и торговли.

Сегодня в рамках развития Таможенного союза происходит становление общего рынка товаров, рабочей силы и капиталов трех стран с огромной территорией и совокупным населением около 167 миллионов человек. ВВП Таможенного союза составляет 1 триллион 658,2 миллиарда долларов (таблица 1). Таможенный союз необходим, прежде всего, для тех предприятий, которые производят высокотехнологическую продукцию, когда в процессе этого производства приходится пересекать границы между нашими странами по несколько раз. То есть Таможенный союз крайне важен для повышения экономической активности в сферах совместной деятельности стран-участниц.

По оценкам экономистов, к 2015 году чистый эффект от Таможенного союза составит 15% прироста ВВП, в цифрах это – около 400 млрд. долларов дополнительной экономической активности[10]. В случае присоединения Украины к Таможенному союзу, экономический эффект увеличится до 773 млрд.долларов, при этом прирост ВВП Украины оценивается в 34% современного уровня ВВП. Участие Украины в процессе формирования Таможенного союза крайне необходимо. Для того чтобы сформировался относительно независимый рынок товаров и услуг в рамках стран Таможенного союза, важно, чтобы совокупное население достигало примерно 200 млн. человек. Вступление Украины в Таможенный союз гарантирует такую цифру. Это позволит минимизировать зависимость от конъюнктуры внешних рынков и позволит контролировать экономическое развитие относительно заданных приоритетов.

Как показывают расчеты, участие Украины повышает величину интеграционного эффекта более, чем в полтора раза. Столь существенное увеличение интеграционного эффекта объясняется расширением рынка взаимного товарообмена продукцией обрабатывающих отраслей промышленности и сельского хозяйства, которые еще со времен СССР составляют основную часть украинской экономики, связанной с Россией, Белоруссией и Казахстаном тысячами кооперационных связей. Особенно в машиностроении. В цене украинских машиностроительных изделий доля российской комплектации составляет от 30 до 80%, и следовательно, экономический рост на Украине оказывает мощный положительный эффект и на рост российской экономики. Понятно, что некоторые отрасли окажутся в более сложном положении, но в целом это будет способствовать повышению конкурентоспособности экономики. Для полноценной интеграции необходимо создать единое транспортное, энергетическое, информационное пространство, а национальным экономикам следует объединяться в единый комплекс.

Страны должны согласовывать цели социально-экономического развития, вырабатывать единую структурную, инновационную, внешнеэкономическую и социальную политику. То есть, таким образом, как это происходит в Европейском союзе. Что конкретно дает сегодня Таможенный союз? Прежде всего, это серьезнейший стимул для взаимной торговли потому что отсутствуют таможенные барьеры, нет дополнительных затрат на таможенные процедуры, на оформление таможенных деклараций. Беспошлинно перемещаются товары и собственного производства, и иностранные, выпущенные в свободное обращение одной из стран-участниц Таможенного союза. Снятие таможенных барьеров внутри Таможенного союза самым благоприятным образом сказался на товарообороте всех участников, объем взаимной торговли вырос на 25-30 процентов. По данным таможенной статистики внешней торговли суммарный внешнеторговый оборот государств-членов Таможенного союза за период 2008-2010 гг. составил 805,7;516,6 и 686,1 млрд. долл. Соответственно[12].

Таким образом, полное снятие ограничений во взаимной торговле позволит России обеспечить для своих товаров (прежде всего машиностроительной и станкостроительной продукции, как известно, еще незначительно конкурентоспособной на рынках дальнего зарубежья) свободный доступ на рынки государств-членов союза. Такая политика позволит восстановить хозяйственные связи с бывшими советскими республиками, что будет гораздо эффективнее для наших экономик, в силу того, что, несмотря на процессы дезинтеграции в девяностых годах, удалось сохранить значительную часть кооперационных механизмов между предприятиями. Реставрация и модернизация старых связей позитивно скажется на ряде отраслей и сотнях предприятий.

Отмена ограничений в торговле позволит России увеличить закупки необходимой для российского рынка продукции. Энергетических и коксующихся углей, продукции черной и цветной металлургии - в Казахстане, бытовой техники, транспортных средств и сельхоз техники, мясных и молочных продуктов - в Белоруссии, хлопка, табачного сырья и продукции цветной металлургии - в Киргизии.

Единый таможенный тариф участников Таможенного союза в отношении третьих стран позволит России обеспечить более надежную защиту от внешней конкуренции. Таким образом, станет возможным проведение политики импортозамещения, с целью сокращения зависимости от импортной продукции и замены аналогичных изделий на изделия стран союза.

Предполагаемый в рамках Таможенного союза единый таможенный контроль будет препятствовать получившему в последнее время широкое распространение бесконтрольному вывозу из РФ стратегического сырья и незаконному ввозу товаров через территории стран-партнеров. Предполагаемые в рамках Таможенного союза унификация законодательств и выравнивание условий хозяйственной деятельности могут в перспективе значительно облегчить работу предпринимательских структур на территориях стран-участниц.

Немаловажное значение для РФ имеет предусматривающийся в рамках Таможенного союза бесплатный транзит внешнеторговых грузов через территории государств-партнеров. Особенно важна возможность свободного транзита энергоносителей на Запад через Белоруссию (известно, например, что два из пяти основных нефтепроводов из России на Запад проходят через белорусскую территорию). Кроме того, формирование Таможенного союза избавляет от немалых затрат по обустройству внутренних границ. По данным Таможенного комитета РФ, обустройство 1 км границы обходится по различным данным от 15 млн. до 3 млрд. руб., в зависимости от рельефа местности. А общая стоимость обустройства границ России с Белоруссией и Казахстаном составила бы 21 трлн. руб.[11]

Наряду с несомненными выгодами для России реализация Таможенного союза первоначально может привести к определенным трудностям и потерям. Таким образом, полная отмена пошлин, налогов и сборов во взаимной торговле фактически перекрывает один из важных источников бюджета России. Также на первом этапе серьезной проблемой может стать предполагаемое в рамках Таможенного союза осуществление взаимопоставок всех товаров (включая энергоносители) по внутренним ценам страны-производителя. На практике это означает, что Россия должна будет поставлять своим партнерам энергоресурсы по льготным ценам и тем самым в течение определенного времени субсидировать экономики стран-участниц. Важно учесть и то обстоятельство, что себестоимость производства товаров в Белоруссии, Казахстане, Украине и Киргизии в целом ниже, чем цены на аналогичные товары в России. А в случае Белоруссии регулируются государством. И это обеспечивает их предприятиям конкурентные преимущества.

Вместе с тем, минусы Таможенного союза не следует преувеличивать, тем более что некоторые из них при внимательном рассмотрении оборачиваются плюсами. Таким образом, конкурентные преимущества предприятий стран-участниц в результате более низкой себестоимости их продукции могут оказать положительное воздействие на российские предприятия, стимулируя повышение их конкурентоспособности, путем снижения издержек. В частности издержек спекулятивного характера, негативный пример которых показала ситуация на российском продовольственном рынке осенью 2010 года, в связи с дефицитом некоторых продуктов после ущерба, нанесенного лесными пожарами. [8]

Финансовые потери РФ от формирования Таможенного союза во многом компенсируются значительным упрощением доступа предприятий на рынки государств-членов, а также другими выгодами. В целом представляется, что выгоды Таможенного союза значительно превосходят издержки в долгосрочном периоде. Безусловно, Таможенный союз не сможет оперативно уменьшить зависимость экономики России от природной ренты. Потребуются значительные усилия и грамотная политика руководства наших стран, для того чтобы выйти на тенденцию увеличения экономического эффекта.

Против развития Таможенного союза зачастую выступают сторонники вступления России в ВТО и интеграции в мировую экономику на принципах либерализации внешней торговли. Однако как уже было описано выше, российская экономика претерпела колоссальные потрясения в последние десятилетия и эксперты, выступающие с подобной критикой, не учитывают, что сегодня Россия просто не в состоянии выдержать полноценную конкуренцию с передовыми странами. В этих условиях именно  развитие Таможенного союза Белоруссии Казахстана и России, а также вступление других государств СНГ будет способствовать укреплению производственного потенциала России, его качественному обновлению и созданию предпосылок для более активного выхода передовых предприятий на мировой рынок.

Таблица 1. Население, ВВП стран Таможенного союза, Украины, Киргизии [13]

Страна

Население млн. чел

ВВП (номинал)

 

Итого (млрд. $)

На душу населения ($)

На душу населения ППС[2] ($)

Казахстан

16,47

138,43

8882,97

12602,87

Россия

141,90

1465,08

10437,49

15836,75

Киргизия

5,48

4,62

863,65

2248,46

Беларусь

9,47

54,71

5800,43

13909,33

Украина

45,78

136,42

2999,63

6711,61

Итого

219,10

1799,25

5796,84

10261,80

Таможенный союз

167,84

1658,22

8373,63

14116,32

Дмитрий Заворотный

Список литературы

Книги:

[1] Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. М., Мысль. 2003.

[2] Глазьев С.Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на «экономическое чудо» – издательский дом «экономическая газета», Москва, 2011.

[3] Инновационный путь развития для новой России /отв. Ред. Горегляд В.П., центр социально-экономических проблем федерализма Института экономики РАН, 2006.

Статьи в журналах, сборниках трудов, коллективных публикациях:

[4] Стиглиц Дж., Кто потерял Россию? / институт приватизации и менеджмента // ЭКОВЕСТ.-2004.-вып.4,№ 1

[5] Российский статистический ежегодник – 2009 г. // Внешняя торговля, товарная структура экспорта РФ

[6] Белоусов С.Н., Единые меры нетарифного регулирования – необходимое условие формирования Таможенного союза Евразийского экономического сообщества // материалы международного семинара «Вопросы государственно-частного сотрудничества в сфере упрощения процедур торговли и их правового регулирования» /Санкт-Петербург,2011.

[7] Сырьевая фискальная система // Эксперт №15, 18-24 апреля 2011 г.

[8] Шурубович А., Таможенный союз СНГ и интересы России // Международный журнал «Проблемы теории и практики управления»/ Номер 2/97

Материалы из Интернета:

[9] ФТС России, Внешняя торговля Российской Федерации по основным странам за 2009 год, ссылка: http://www.customs.ru/ru/stats/arhiv-stats-new/popup.php?id286=63

[10] Глазьев С.Ю.: эффект от Таможенного союза составит 400 млрд. долларов, РИАНОВОСТИ, 6.04.2011 ссылка: http://www.rian.ru/interview/20100406/218623924.html

[11] Бондарь А., Прекрасен наш таможенный союз? 20.01.2011 г. Информационно-аналитическое издание фонда исторической перспективы, интернет-газета «Столетие», ссылка:http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/prekrasen_nash_tamozhennyj_sojuz_2011-01-20.htm

[12] По данным Департамента статистики Комиссии Таможенного союза (за вычетом взаимной торговли РБ, РК и РФ)

[13] International Monetary Fund, World Economic Outlook Database, April 2011, http://www.imf.org/external/index.htm

 

[1] В 2010 году экспорт и импорт составил 396,4 и 228,9 млрд. долларов, что еще далеко от уровня 2008 г.

[2] Паритет покупательной способности

Источник: http://rusukrforum.com

 

 

Комментарии