Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Сосков В.Ф., Райзберг Б.А. - Противоречия и логические тупики в системе государственного управления экономикой

Проявляющиеся во всех областях жизнедеятельности, в экономических и социальных процессах противоречия, неизбежным образом возникают и сопровождают существование человека, людей общества. Несовпадение, противоречивость суждений, утверждений обычно воспринимается в общественном мнении как столкновение правильного и неправильного, истинного и ложного, вследствие незнания, непонимания истины со стороны ошибающихся. В то же время согласно учению Гегеля, закону диалектики, утверждающему единство и борьбу противоположностей, в противоречиях заложено условие развития, осуществления жизненно необходимых изменений в природе и социуме.
Так что устранение, преодоление противоречий, будучи болезненным процессом, требующим наличия воли, затрат времени, энергии, следует воспринимать как естественное явление, выходящее за пределы столкновения истины и заблуждений, правильного и ошибочного, как закон познания.
Сказанное относится и к противоречиям, наблюдаемым в государственном управлении экономическими и социальными процессами, ресурсами в самых разных странах.
Подобные видимые, обнаруживаемые противоречия возбуждают недовольство людей, социальных групп, слоев населения в силу их восприятия как промахов правительства, неудачных действий органов государственной власти. Несомненно, что отдельные парадоксы, несоответствия, а то и несуразицы, возникающие в действиях государственных органов управления, порождены низким уровнем профессионализма управленческого аппарата, недостаточностью знаний, умений, опыта, несоответствием практики хозяйствования положениям науки, просто ошибками, но не в меньшей, если не в большей степени, противоречия в государственном руководстве экономикой, проявляются по «воле обстоятельств», вследствие чрезвычайной сложности, неопределенности, непредсказуемости, многовариантности способов поведения объекта управления.
Отсюда вытекает естественная, объективно обусловленная антиномия, противоречивость убеждений о правильности и неправильности, обоснованности и необоснованности тех или иных управленческих решений и действий, присущая как ученым-экономистам, так и управленцам-практикам.
И окончательно справиться с подобными противоречиями принципиально невозможно, ведь только в процессе их разрешения рождается истина, а жизнь и деятельность людей, непрерывно воспроизводят противоположности, да еще и расширенным образом. Соответственно во многих возникших экономических ситуациях и их последствиях бесполезно, бесплодно и неправомерно винить управленцев и консультировавших их ученых. Заслуживает упрека и осуждения лишь невнимание к выявлению и анализу сущности противоречий и расхождений во взглядах, природы их возникновения и проявления, способов размещения посредством, например, отбора предпочтительных альтернатив или отказа от действий с крайне низкой вероятностью благоприятного исхода.
Внутренняя противоречивость государственного управления экономикой во многом заложена, предопределена тем обстоятельством, что как субъект управления в лице государства и его органов, так и объект управления в облике хозяйственной системы - это, прежде всего, люди, личности. А человеку, людям свойственны не только однородные и вместе с тем разноречивые материальные, финансовые, духовно-интеллектуальные потребности, запросы, мотивы действий. Люди руководствуются в своем экономическом поведении весьма расходящимися, а то и противоречивыми политическими взглядами, социальными интересами, психологическими установками, воздействие которых на управление повсеместно углубляется. Так что источники противоречий в государственном управлении экономикой обладает тенденцией к возрождению, увеличению, росту.
Разнообразие, различие взглядов на цели, задачи государственного управления экономикой полезно. Однако необходимо учитывать два важных обстоятельства. С одной стороны, методы, технологию и организацию, функции и стили управления отражает творческий, креативный подход. Он дает возможность оптимизировать и совершенствовать управление, повышать его качество, эффективность и результативность путем отбора лучших вариантов, предложений. Проблема противоречивости решается в этом случае посредством отсеивания недопустимых управленческих решений и выбора предпочтительного из числа допустимых с учетом наличия ограничений, запретов. С другой стороны, всегда остаются противоречия, не замеченные, своевременно не обнаруженные, выявленные уже в процессе управления или генерированные, возбужденные этим процессом, внесенные в него, а также практически неустранимые, имманентно присущие государственному управлению экономикой. Подобные неснятые противоречия, которые не удалось разрешить усилиями науки и практики, поневоле снижают качество, эффективность, результативность деятельности органов государственного управления.
Чувствительность урона, наносимого совершенству и продуктивность государственного управления неустраненными и неустранимыми противоречиями, различна в разных странах. Она находится в непосредственной зависимости от степени осознания, познания, изучения противоречивости государственного управления, выявления устранимых и неустранимых противоречий, желания органов власти избавляться от возникших несоответствий и стремления не возбуждать вредные для государства противоречия собственными действиями. Изначальное условие качества государственного управления экономикой состоит в выявлении, классификации и самом общем анализе типичных противоречий, присущих управлению, чему и посвящена настоящая работа.
Достаточно очевидные, легко обнаруживаемые несоответствия, касающиеся сущности и содержания предмета государственного управления, проявляются в виде понятийной, терминологической нечеткости, неупорядоченности. В интерпретации базисных категорий теории государственного управления экономическими объектами, процессами, отношениями, представленной в российской научной и учебной литературе, методических пособиях и рекомендациях, повсеместно встречаются принципиально несовместимые трактовки, выходящие далеко за пределы разночтений, обусловленных различием авторских позиций. В итоге размывается представление о сути таких фундаментальных понятий как менеджмент, государственное управление, государственное регулирование, администрирование, руководство, функции управления, качество управления, усиливаемое слепым заимствованием зарубежной управленческой терминологии в ее иноязычном выражении или вольном переводе.
Так менеджмент, который по установившимся канонам следует понимать как корпоративное управление производством, персоналом, финансами, организационной культурой1 в умах, желаниях, учебных пособиях ряда российских авторов становится региональным, муниципальным и даже государственным менеджментом. Между тем, понятие «управление» и в его отечественном, и в зарубежном представлении по своему содержанию намного шире и богаче термина «менеджмент» и для его вытеснения и отождествления с менеджментом нет оснований. Следует также различать государственное управление и регулирование. Строго говоря, государство управляет в полной мере только государственным сектором экономики, объектами государственной собственности, бюджетными организациями. Под государственным регулированием, как одной из форм управления, понимается государственное воздействие на корпоративный сектор, бизнес, посредством таких инструментов как налоги, пошлины, кредиты, льготы, преференции, содействие, стандарты, установленные законами условия, правила, нормы, ограничения деятельности, запреты, осуществляемые в интересах реализации целей развития страны.
Отличительные и другие подобные методические несоответствия в их крайней форме, ведущей к нарушению логики, в принципе устранимы, но для этого требуются усилия со стороны научно-образовательного сообщества, поддержанные системой государственного управления.
Имеет место выраженный отрыв науки управления от складывающейся практики государственного управления экономическими системами. Тому есть несколько причин. Научные основы государственного управления российской экономикой, перешедшей на рыночные методы хозяйствования, все еще не выработаны. Основное внимание в научной и учебной литературе уделяется не государственному и корпоративному управлению с признанием только иностранных авторитетов в лице Г. Саймона, Л. Якокка, М. Портера, П. Друкера.
В своем большинстве российские научные публикации, учебники, посвященные государственному управлению экономикой и социальной сферой, предельно теоретизированы, схематичны, содержат изложение общих черт, абстрагированы от реальной практики организации, технологии выработки и принятия управленческих решений, управления их реализацией на уровне правительства, министерств и ведомств, региональных органов государственной власти. С другой стороны, отсутствует в необходимых масштабах запросы высших органов государственной власти на проведение фундаментальных научных исследований в области стратегического управления, планирования и прогнозирования, социально-экономического программирования. Запросы государства ограничиваются общими пожеланиями развивать науку управления, давать скоротечные ответы на возникающие, сменяющие друг друга сугубо практические вопросы и, в избранных ситуациях, проводить кулуарное научное консультирование государственных чиновников высокого ранга.
Объективности ради отметим, что науку управления экономическими системами принципиально невозможно вывести на уровень точности расчетов, определенности и надежности предсказаний, которые обеспечивают соответствующие отрасли науки об управлении физическими, техническими системами. В отличие от естественных наук, опирающихся на устойчивые, многократно проверенные опытом физические законы природы, экономическая наука способна установить только наблюдаемые, неустойчивые, зависящие от состояния общественно-политической системы, многих условий социальной сферы, от психологически обусловленных установок поведения людей, общих закономерностей экономического развития. Эти обстоятельства резко ограничивают возможности достоверного научного познания социально-экономических процессов и уверенного практического применения положений, утверждений, высказываемых теоретиками науки о государственном управлении экономическими процессами, отношениями2. Апологеты практицизма желают, чтобы экономическая наука и тесно связанная с ней наука об управлении экономикой вырабатывали и применяли однозначно трактуемые модели, опирались на расчеты, обладали способностью получать научный результат в количественных измерениях, числовых показателях. Увы, подобные представления о возможностях науки управления обслуживать практику иллюзорны. Из свойств человеческого мышления и экономического поведения, заложенных в людях, обществе, государственном устройстве, неумолимо следует, что государственное управление экономикой есть в равной мере рецептурная наука, использующая численные методы, математические модели, вычислительные алгоритмы, и искусство применения неформализованных, эвристических процедур для выработки мнений, утверждений, практических рекомендаций как в описательной качественной, так и в количественной, числовой формах.
Противоречие между ограниченностью теории управления экономикой как описательной науки и стремление практики управления получать из теоретических представлений конкретные советы, рекомендации разрешено благодаря неустранимому повсеместному применению в государственном управлении экспертных методов, оценок, процедур, основанных на опыте, интуиции, аналогиях3. Интенсивно развивающиеся благодаря использованию информационных технологий и вычислительной техники формализованные методы решения задач государственного управления экономикой и социальной сферой не способны перекрыть все поле управления, так как массив вновь возникающих неформализованных по своей природе задач растет с той же интенсивностью.

К числу исключительно трудно поддающихся устранению фундаментальных, непреходящих противоречий в государственном управлении экономикой относится столкновение интересов настоящего и будущего

Культивируемые представления об «электронном правительстве» весьма условны и имеют достаточно обоснованные ограничения развития. К числу исключительно трудно поддающихся устранению, фундаментальных, непреходящих противоречий в государственном управлении экономикой относится столкновение интересов настоящего и будущего. Ограниченность расходуемых экономических ресурсов, которыми располагает государство, заставляет распределять их по срокам использования, выделяя расходы текущих, близких во времени будущих, отдаленных периодов. Эгоистичная природа, потребительское поведение большинства людей, за исключением разве что родителей, пекущихся о своих детях, и инвесторов, вкладывающих капитал в дело, предопределяют превышение обществом ценности текущего потребления в сравнении с будущим. Об этом свидетельствует со всей наглядностью безудержное стремление жить в кредит, не убоясь дефолтов, кризисов, несмотря на высокие ставки кредитного банковского процента.
Государству в лице законодательных и исполнительных органов власти, распорядителей государственного бюджета приходится, опасаясь проявлений общественного недовольства, в угоду настоятельным требованиям масс повышать и уже заведомо не снижать текущие социальные расходы государственного бюджета даже в условиях его выраженной дефицитности и очевидной угрозы нанесения ущерба будущим поколениям.
Наглядным примером служит в России наблюдаемая общественная реакция по поводу намерения повысить возрастной ценз выхода на пенсию мужчин и женщин, установить нижний возрастной предел выплаты государственных пенсионных пособий на уровне, принятом во всем мире, примерно равный 65 годам. Необходимость проведения подобной социально непопулярной меры в России, где низкий по мировым стандартам возраст выхода на пенсию соседствует с низкой отдачей труда, обусловлен очевидными тенденциями. В силу складывающейся демографии соотношение между численностью работающей, занятой частью населения, создающей потребляемый общественный продукт, и частью не создающей, но потребляющей этот продукт, меняется в сторону уменьшения. Меньшее количество работающих должно кормить большее количество потребляющих.

Наследие, оставленное советской экономической наукой в области перспективного планирования в масштабах экономики страны, предано забвению как якобы не соответствующее рыночной системе хозяйствования, продолжающей болезненное становление в России.

При всей очевидности того печального факта, что продолжительность жизни мужчин в России и в несколько меньшей мере - женщин существенно ниже мирового уровня, эта проблема не решается установлением более низкого допустимого срока выхода на государственную, социальную пенсию. Продолжительность жизни людей в стране зависит от уровня, качества жизни, доходов населения, определяемых величиной и структурой создаваемого национального продукта, товаров, услуг непосредственно используемых на конечное потребление населением или экспортируемых в обмен на импортируемые. Так что во имя увеличения продолжительности жизни надо производить, создавать большее количество потребительских товаров и услуг более высокого качества, реализуемых по доступным ценам. Люди преждевременно умирают не от посильного труда, а от условий и образа жизни, болезней, состояния системы охраны здоровья, окружающей среды. За качество, длительность жизни следует бороться не сокращением физиологически допустимого участия человека в трудовой деятельности, а ростом производительности труда, трудовой отдачи. Иначе возникает непреодолимое противоречие, логический тупик, присущий дихотомии «лучше жить - меньше работать».
Конфликт интересов настоящего и будущего находит отражение в диспропорции, проявляющейся в различном внимании, уделяемом государственными органами управления стратегическим перспективным задачам в сравнении с текущими проблемами управления экономикой и социальной сферой. В соревновании за высшее место в государственном управлении между стратегическим управлением на основе долгосрочных и среднесрочных планов, прогнозов, целевых программ, масштабных проектов, бюджетов, с одной стороны, и сменяющими друг друга оперативными решениями в виде латания очередных экономических дыр с помощью постановлений, приказов, инвестиций, вносимых в законы изменений, с другой стороны, тактика превалирует над стратегией. В российском научно-образовательном пространстве содержание, цели, задачи, методы и формы, проблемы государственной социально-экономической стратегии и политики представлены в десятки раз слабее в сравнении с освещением управления предпринимательской деятельностью, бизнесом, маркетингом, персоналом, конкуренцией, логистикой на уровне фирм, корпораций, предприятий.
Наследие, оставленное советской экономической наукой в области перспективного планирования в масштабах экономики страны, программно-целевого управления межотраслевыми и многоотраслевыми и территориально-производственными комплексами, предано забвению как якобы не соответствующее рыночной системе хозяйствования, продолжающей болезненное становление в России. Ликвидированный Госплан так и не заменен единым государственным органом формирования социально-экономической стратегии. Созданные в самых разных организациях, учреждениях центры стратегического развития и управления стратегией развития разбросаны, и функционируют в режиме самоизоляции. Методология, организация, технология выработки и научного обоснования общей стратегии перспективного социально-экономического развития России не стала самостоятельным предметом научно-исследовательской деятельности крупных академических, отраслевых, учебных институтов. Это, правда, не воспрепятствовало разработке Концепции социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, но отразилось на качестве данного стратегического документа и, главное, на организации его реализации.
Качество и эффективность государственного управления экономикой во многом зависят, в существенной степени предопределены его целевой направленностью. В соответствии с сущностью, смыслом государственного управления, его общественным предназначением, закладываемой в него логикой государственное управление экономическими и социальными объектами,процессами, отношениями призвано опираться на научно обоснованные, прозрачные, признанные обществом цели. Такие целевые установки вытекают из миссии государства, системы признанных мировых и национальных человеческих ценностей, объективно обусловленных потребностей государства, общества, социальных групп, людей, прав человека, демократических свобод. Государственные социально-экономические цели должны носить публичный характер, представлены в средствах массовой информации, закреплены в программных документах, положениях, законодательных актах. Таков смысл государственного целеполагания.
В реальной действительности обрисованному подходу способны противостоять скрытые, искусно замаскированные или даже видимые, но не декларируемые целеустремления, продиктованные групповыми, родственно-семейными интересами, личными мотивами, эмоционально-психологическими факторами, сопутствующими деятельности работников аппарата государственного управления.
Соблазн государственных чиновников, обладающих административным ресурсом, а благодаря ему и правом распоряжаться государственными природными, земельными, имущественными, инфраструктурными, производственными, финансово-бюджетными, информационными ресурсами, распределять эти ресурсы в корыстных интересах узкого круга близких людей, включая собственные, вряд ли устраним. В своей предельной форме он проявляется в виде корыстолюбия, коррумпированности, взяточничества, превалирования личных мотивов действия над государственными, общественными целями. Принято считать, что в российской практике государственного управления антагонистическое противоречие личных или служебных целевых установок чиновников сглаживается, ослабляется путем повышения уровня их оплаты, применения разных форм материального стимулирования, установления повышенных пенсий, социальных гарантий, доступа к особым видам бесплатных или адресных услуг.
Представляется не менее эффективным повсеместное применение принципа экономического возмещения нецелевого использования государственных ресурсов в личных целях, подтвержденного судебными инстанциями, проводимого в форме изъятия денежных средств, конфискации имущества виновных лиц. Такие меры ответственности должны предотвращать наблюдаемое в России чрезмерно активное устремление занимать должности, посты в системе государственного управления экономикой вне зависимости от деловых качеств, знаний, профессионализма, способности к управленческой деятельности.
Важное место в ряду проблем государственного управления экономикой занимает конфликт экономических интересов государства и бизнеса, других получателей доходов. Будучи ориентированным на решение задач пополнения казны, формирование бездефицитного или малодефицитного бюджета, государство стремится увеличивать налоговую нагрузку на бизнес, обременять денежными изъятиями, платежами, налогами доходы населения. С другой стороны, государственная власть понимает, что чрезмерное изъятие доходов снижает интерес производителей товаров и услуг, работников, предпринимателей к активизации приносящей доход деятельности и повышает стремление к теневой экономике, сокрытию _  доходов, неуплате налогов, невнесению установленных платежей. А это, в конечном счете, подрывает финансовое состояние государства, ограничивая возможности осуществления крупных социально-экономических проектов развития страны.
Находясь в зоне указанных противоречивых интересов, любое государство вынуждено прибегать к лавированию посредством введения новых налогов и платежей, видоизменения действующих, варьирования ставок налогообложения. Устремление к справедливости побуждает органы государственного управления придерживаться прогрессивного обложения доходов, что наблюдается, например, в американской практике. Но российская практика убеждает, что линейная шкала налогообложения с невысокой ставкой налога, не зависящей от уровня дохода величиной 10-18%, выгоднее для государства, так как повышает собираемость налогов. Дело в том, что российские налогоплательщики склонны реагировать на прогрессивные ставки налога еще более прогрессивным уклонением от уплаты налога, так что рост ставок к добру не ведет.
Естественно, что с учетом наличия разных видов налогов на доходы и имущество юридических лиц и граждан суммарная доля налогов и отчислений в пользу казны в России достаточно велика. В бюджеты разных уровней и внебюджетные государственные фонды изымается не менее 50% доходов участников экономической деятельности, что говорит о высокой налоговой нагрузке на российский бизнес. В то же время, не будь этих поступлений, из каких источников государство могло бы покрывать расходы на содержание своего аппарата и на социальные нужды, оказание помощи нуждающимся в социальной защите?
К числу «вечных» противоречий, свойственных государственному управлению по его природе, относится столкновение курса на централизацию государственного управления и курса на децентрализацию, демократизацию, либерализацию государственного управлении экономикой. В отечественной, а частично и в мировой практике, в общественном сознании сформировалось устойчивое предубеждение, согласно которому государственные экономические системы с социалистической, коммунистической ориентацией всегда применяют централизованное управление с присущим ему директивным, государственным планированием. Поэтому экономику таких стран называют плановой. Что касается стран, приобщившихся к капиталистической системе хозяйствования, то им якобы свойственно децентрализованное управление экономикой, они не нуждаются в государственном планировании, все экономические проблемы решает «невидимая рука» свободного рынка.
Подобные воззрения, достойные эпохи Адама Смита, Давида Риккардо, Карла Маркса, были подвергнуты правомерному сомнению еще Джоном Кейн-сом, они тем более дают искаженное представление о состоянии и проблемах государственного управления в современном мире. Ныне все страны обладают смешанной экономикой, сочетают централизованное и децентрализованное государственное программное, бюджетное, экономическое планирование наряду с рыночным саморегулированием.
Противоречия в государственном управлении экономикой сместилось в другую плоскость. Легко видеть, что они проявляются теперь в противостоянии по поводу требуемой меры разгосударствления экономик, соотношения государственной и часто-корпоративной собственности на различные виды экономических ресурсов, степени централизации принятия планово-управленческих, программных решений и сосредоточения властных полномочий, способов построения и функционирования вертикали властных полномочий, способов построения и функционирования вертикали государственной власти. По существу противоборствуют концепции, позиции, интересы представителей административных органов, бизнеса, политических партий, проявляющиеся в распределении между ними занимаемых мест и исполняемых ролей в иерархической пирамиде государственной власти. Подобная картина явной и скрытой подковерной борьбы наблюдается практически во всех странах, но при существенно различающемся участии в ней гражданского общества, избирателей, политических партий, общественных организаций, а в целом - народа страны.

При этом наряду с общей направленностью мирового движения в сторону демократизации государственного управления нарастает разочарование слабостью, бессилием демократических, либеральных форм организации государственной власти. В широких массах, слоях населения ряда стран, медленно и с большим трудом прививающих демократические основы государственного управления экономикой, сохраняется популярность принципа «сильной, властной руки». Подобный менталитет подкрепляет существование выраженного авторитаризма в системе государственной власти и позволяет многократно повторять что, «каков народ, таково и правительство» или что «каждый народ заслуживает своего правительства».
Есть все основания утверждать об отсутствии универсальных рецептов оптимального сочетания централизации и децентрализации в государственном управлении экономикой страны. Неизбежно возникающие противоречия между этими линиями, направлениями проведения государственной политики в области управления экономикой снимаются, на время устраняются посредством движения в одну или другую сторону для достижения компромиссного уравновешивания. Смена экономической и политической ситуации, а вместе с ней и парадигмы управления, наблюдаемые пульсации в общественном сознании, обновление научных воззрений приводят к необходимости смещения в другие точки достижения равновесия централизации и децентрализации государственного управления. Можно лишь утверждать, что требуемая степень централизации управления находится в обратно пропорциональной зависимости от уровня устойчивости, стабильности экономики. Если устойчивость экономического корабля снижается, его раскачивают волны и крен достигает опасных величин, к командным пунктам управления становятся капитаны корабля, повышая степень централизации управления, укрепляя властную вертикаль.

Ныне все страны обладают смешанной экономикой, сочетают централизованное и децентрализованное государственное программное, бюджетное, экономическое планирование наряду с рыночным саморегулированием.

Непротиворечивость макроэкономического управления опирается на согласованность действий органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей государственной власти.
Законодатели призваны принимать законы, обладающие стабильностью, не противоречащие друг другу, контролируемые уполномоченными органами, дающие права и влекущие ответственность. В свою очередь, высшие органы исполнительной власти вносят законодательные предложения, направленные на обновление и улучшение законов, повышение результативности их действия, совершенствование государственного управления экономикой и социальной сферой, а также подкрепляют, усиливают действие, исполнение законов выпуском собственных нормативно-правовых актов и приведение исполнительной деятельности в соответствие с законами. На долю судебной власти выпадает управление соблюдением законности, правопорядка, исправление допущенных нарушений.
В итоге по замыслу должна быть соблюдена гармоничность государственного управления, согласованность деятельности органов всех трех ветвей государственной власти. Однако в действительности наблюдается стремление каждой ветви власти к преобладанию своей роли, подчеркиванию своего особого предназначения, самостоятельности, независимости, что нарушает гармонию целостности процесса государственного управления.
Российская законодательная власть, формирующая правовой базис государственного управления экономикой, определяющая пути реформирования организации управления, страдает как проявлением консерватизма, так и поспешным принятием законов, нарушающих системные принципы государственного управления. Возьмем, к примеру, принятый в 1995 году, заведомо устаревший Федеральный закон «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации». Давно назрела необходимость коренного обновления этого закона, о чем свидетельствует множество вносимых в него дополнений, изменений, поправок и длительная работа над вариантом новой редакции. По существу нужен более общий закон «О государственном планировании, прогнозировании, социально-экономическом прогнозировании в Российской Федерации», закрепляющий современные принципы и положения стратегического государственного управления экономикой.
В сложившемся законодательном поле возник логический тупик: министерства отчитываются перед правительством о результатах своей деятельности по итогам выхода на плановые показатели очередного года (квартала), тогда как формально государственное планирование социально-экономического развития в России отсутствует, есть только прогнозы, целевые программы, основные направления деятельности Правительства, а долгосрочной концепции государственного плана как такового нет.
Налицо противоречие между возрастающими в условиях экономической и финансовой неустойчивости трудностям государственного управления экономикой и научно-практическим уровнем подготовки кадров высшего управленческого персонала в области государственного администрирования. Речь идет, прежде всего, о системе обучения в многочисленных российских высших учебных заведениях экономико-управленческого профиля. Здесь изучение традиционного корпоративного менеджмента, руководства фирмой затмевает познание весьма непростой, скудно освещается в научной и учебной литературе специфики управления российской экономической и социальной сферой в целом, на уровне правительства, министерств и ведомств страны, крупных регионов, городов. Между тем, изучение корпоративного менеджмента, руководства предприятием, организацией, трудовым коллективом, персоналом в отрыве от их связи с государственным администрированием, деятельности высших законодательных, исполнительных, судебных органов власти нарушает целостное представление о функционировании всей системы управления, ее институтов, механизмов, инструментов.
Столь же значима проблема аттестации, ротации, переподготовки кадров высшего государственного аппарата управления. В связи с возрастным фактором и в свете прогрессирующих представлений о качестве, эффективности, результативности государственного управления экономикой, его методологии, технологии, организации растет актуальность обновления знаний работников аппарата управления. Решению этой проблемы препятствует противоречие между стремлением учить тех, кто от лица государства управляет экономикой, и желанием последних овладевать вершинами науки управления при несовершенстве учебных программ, методических пособий и позволяющей желать лучшего квалификации, педагогическом мастерстве преподавателей. Для устранения отмеченного противоречия понадобится приложить большие усилия и затратить значительные средства.

Сосков В.Ф., советник ОАО «ГУП ЭКОНОМИКА»,

заслуженный экономист Российской Федерации, бывш. специалист Госплана СССР

Райзберг Б.А., главный научный сотрудник

Института макроэкономических исследований, д.т.н., д.э.н., проф.

Ссылки:

1. Л Фаткин. Парадоксы менеджмента. М.: Главная редакция международного журнала «Проблемы теории и практики управления», 2002.

2. Бусыгин А. Чего не знают экономисты или о настоятельной необходимости структуризации накопленных экономических знаний. М.: Эльф К пресс,1997.
3. Барсукова СЮ. Неформальная экономика: Экономико-социологический анализ. М: Издательство дом ГУВШЭ, 2004

Комментарии