Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Русские немцы // 3 // О передовой культуре колонистов

О передовой культуре колонистов

В очерке самих этих колонистов скромно пишется: «В отличие от переселенцев в США или Канаде российские немцы не хотели растворяться в среде местного населения, так как они чувствовали себя носителями иной, более передовой культуры». А кто в России эту их «передовую культуру» видел? Культуру немцев российской элиты – да, видели и ценили. А что пришло в Россию от этих колонистов?
Пожалуй, следовало бы пояснить. Культура – это умение пользоваться знаниями, накопленными человечеством. Немецкая техническая и военная элита привнесла в Россию этого умения огромное количество.

А апологеты немецких колонистов сообщают о единственном образце передовой культуры, внесенной ими в Россию: «Немцы вывели также известную породу коров (немецкая красно-степная), которая пользовалась большим спросом». Вообще-то, одна-единственная порода за 150 лет это не очень много. Но и когда начинаешь разбираться с этой породой, то выясняется, что колонистская версия происхождения этой породы всего одна из многих. Да, действительно, некоторые селекционеры полагают, что красный степной скот пошел от франконских, швейцарских и других немецких быков и коров, которые пригнали с собою в Россию колонисты из Германских княжеств. Но есть селекционеры, которые считают, что этот скот произошел от скрещивания с тирольской породой, быков которой завозили по приказу царя, другие считают, что от красного польского скота. Третьи считают, что красная степная произошла от русских пород красного скота, которые пригнали с собою на Украину русские переселенцы, есть мнение, что это порода вообще имеет местное происхождение, а колонисты ее заводили у себя в хозяйствах из-за ее высоких качеств. Короче, как говорится в популярном фильме, «наука не в курсе дела».
Что еще должно свидетельствовать об их «передовой культуре»? Наверное, это:

«В Поволжье строились большие сёла, часто напоминавшие города. Вдоль длинных улиц в ряд стояли дома. В Причерноморье, где в период закладки сел недостатка в земле не было, строили с размахом. Вдоль одной или нескольких длинных (1-3 км) и широких (30-80 м) улиц как по линейке тянулись чистые дома. По обеим сторонам от проезжей части пролегали пешеходные дорожки, окаймлённые рядом акаций. Уже при первичном замере наделов в центре села выделялся большой участок под будущую школу и церковь. Все усадьбы были одинаковы по величине: 40 м в ширину и 120 м в длину, так что план селения был равномерно расчерченным и напоминал шахматную доску. Поскольку все дома были одноэтажными, высокая колокольня церкви доминировала над селением. При закладке сёл немецким колонистам вменялось в обязанность высаживать деревья. Благодаря этому немецкие сёла стали выделяться в безлесой степи подобно оазисам. Весной селение утопало в цвету и благоухало ароматом мёда. Часто за густыми акациями не было видно домов.

В Причерноморье дворы отделялись от улицы и соседних домов стройной каменной оградой. Ворота и калитка зачастую украшались колоннами и арками и были пёстро разукрашены. Просторно и строго по плану закладывались постройки на территории усадьбы. На одной стороне стоял вытянутый дом, отделённый от уличной ограды небольшим цветником. Две квартиры с четырьмя комнатами давали кров семье отца и старшему женатому сыну. Под продолжением той же крыши располагались конюшня и коровник, затем следовал сарай для телег и хозяйственного инвентаря. Впереди, напротив главного здания, стояла «летняя кухня», где практически жили в летнее время. На заднем дворе располагалось большое гумно, а рядом высокие соломенные скирды и сушёный навоз - последний как необходимое из-за отсутствия дров и угля топливо».

При ширине улицы в 80 метров до соседей не докричишься. В чем смысл? Это же неудобно. Думаю, что все просто: немецких колонистов так заставляли селиться их немецкие руководители, поскольку так занималось под собственно колонии огромное количество земли, а наделы в 65 десятин на семью, давались отдельным счетом. И эти немецкие руководители заставляли колонистов, из тех же соображений, и строиться таким образом. Ну, и что? В чем тут передовая культура и в чем она более передовая по сравнению с местной? Просто немецкая культура, да и только.
Скажем, если бы описывалось, как строятся русские, то обязательно упомянули бы, где построена баня – в огороде, или на берегу речки в целях пожарной безопасности. А у немцев бань не было, они им были без надобности – это немецкая культура, а у русских бани были – это русская культура.
Есть у меня толстая книга с длинным названием: «Настольная книга русского земледельца или руководство для годового круга крестьянских работ». Написана книга, как водится, российскими профессорами в начале прошлого века во времена Столыпинских реформ, в целом очень интересна, но время от времени из нее так и прет профессорским апломбом, замешанным на восхищении иностранной передовой культурой, и презрении к тупости русского крестьянина. Скажем, в последнем разделе на примере французского опыта русский крестьянин учится, как строить дом по передовой, французской культуре. Особенностью этого дома является то, что жилое помещение и все помещения для скота и инвентаря построены под одной крышей, а как вы выше прочли, так же строили дома и немецкие колонисты в России. Мало этого, жилые помещения и коровник «французского дома передовой культуры» соединены дверным проемом: «Все виденные мною коровники, несмотря на стойловое содержание скота и летом, имели вид как бы отдельной комнаты, прямого продолжения жилой части усадьбы».
Это очень удобно, поскольку так, во-первых, теплее в доме от тепла животных, во-вторых, удобнее хозяйке, которая закончит варить суп, шагнет в другую комнату и начинает доить шесть коров. А вот некультурные русские крестьяне так свои усадьбы не строят. Действительно, я в детстве жил в трех украинских селах, потом видел очень много русских сел, и если это были не дома после военного разорения, то коровники и вообще все помещения для скота у русских построены в 20-30 метрах от жилого дома. Но при чем тут передовая культура? Просто разные культуры: по западной культуре ценно, чтобы удобно было коров доить, а по русской – чтобы в доме мух и вони не было.
Тот же автор на примере французов учит, что дороги надо обсаживать деревьями, поскольку это дает дополнительную древесину. И я вспомнил когда-то читанный рассказ о том, как царские чиновники и русских крестьян заставляли в деревнях обсаживать дороги деревьями. Крестьяне, само собой, их не сажали («что немцу здорово, то русскому смерть»), а когда ретивый чиновник проезжал по деревням проверять исполнение указа, то они накануне рубили в лесу березки и втыкали их вдоль улиц. Получалось веселенько, чиновник был доволен, а когда он проезжал и березки подсыхали, то их пускали на дрова.
Но разве не хорошо иметь тенистую улицу? Разве не глупы крестьяне?

Видите ли, если ты в степной полосе, где солнце жаркое, и у тебя улица в 80 метров ширины, то деревья можно посадить так, чтобы они не затеняли ни деревянные строения, ни полотно дороги. Но когда у тебя улица в лучшем случае в 20 метров, а дорога не как во Франции и Германии (в которых много людей и камня), а грунтовая, то тень от деревьев, во-первых, не дает дороге просохнуть, во-вторых, не дает просохнуть деревянным строениям вдоль улиц, и эти строения начинают гнить. Ну и кому при таких последствиях нужна красота от того, что «селение утопало в цвету и благоухало ароматом мёда», а «за густыми акациями не было видно домов»?

Более существенным является то, что немецкие колонисты одними из первых покупали сельхозмашины, но для этого, как и для строительства жилья «о четырех покоях», нужны были деньги, а для эффективного использования машин, нужны были большие площади земли. Земли у немцев было больше, чем у многих помещиков, а деньги к ним сами шли.
Дело в том, что при выращивании хлебов самой тяжелой операцией является жатва. Речь не только в физической тяжести, но и в том, что жатва проходит в очень сжатые сроки, примерно в две недели. Запоздание с жатвой ведет к осыпанию зерна из колоса – к потере урожая. Остальные работы можно растянуть по времени, эту – нет. И именно количество рабочих рук на жатве, определяет предельное количество засеваемой земли. У русских крестьян земли было очень мало, они могли бы обработать и больше, да нечего было обрабатывать. В результате, образовывалось огромное предложение рабочих рук, что позволяло держать очень низкие цены на них, и обеспечивало возможность помещикам обрабатывать тысячи десятин земли с высокой прибылью. А эта прибыль давала возможность купить машины, которые еще больше увеличивали производительность и уменьшали затраты на рабочих. Скажем, та же пароконная жатка при 6 лошадях для их смены, давала возможность одному рабочему убирать в 36 раз больше, чем он это мог бы сделать косой, следовательно, с этой жаткой и затраты на рабочего пропорционально снижались, и цена рабочих рук падала.

Давайте прикинем по ценам и расценкам 1911-1915 года. Пуд пшеницы стоил в черноземной полосе 103 копейки, то есть, немецкие колонисты его по такой цене и продавали. Самая низкая стоимость рабочих рук мужчины была в период весеннего сева – в черноземной полосе поденная плата пешего рабочего была 71 копейка на свих харчах (на хозяйских – 53 копейки). Но к жатве эта плата существенно возрастала – 112 копеек. Работнице на своих харчах в жатву платили 74 копейки. Положим, у вас не было даже жатки, но было много земли, и вы нанимали жать косой. Один рабочий при двух работницах для вязки снопов и укладывания их в бабки для дозревания и сушки, убирал косой в день полдесятины. С этой половины десятины в черноземной полосе получалось 30 пудов пшеницы на стоимость в 30 рублей 90 копеек. А стоимость этой самой тяжелой и все определяющей операции обходилась вам в 2 рубля 60 копеек, то есть даже не доходила до 10% дохода и была ниже даже затрат на семена (на полдесятины пшеницы их требовалось более трех пудов).
Вот эта оскорбительно низкая цена на рабочие руки и объясняла, почему помещики уже не имели крепостных, а жили припеваючи. Причина же такого положения, позволяющего грабить крестьян, была в крайне низком количестве земли у основной массы русских крестьян, и в большом количестве у тех, кто грабил.
Поэтому «культурную жизнь» немецких колонистов определяла не какая-то сверхвысокая и передовая культура, а наличие огромного количества земли. Это давала доход, который и позволял немцам строить «культурные» ворота с колоннами и арками.

Немецкие колонисты были, судя по их описанию, до того замкнутой кастой, что могут считаться какой-то погруженной в себя сектой. Никого, даже местное начальство, в свои колонии не пускали, имели свои церкви, свои школы только для немцев, с преподаванием до 1891 года только на немецком, с туземцами общались только по необходимости. Обратите внимание, что немцы-колонисты не оставили ни малейшего следа даже в русской литературе, что неимоверно! Ведь русские писатели, казалось бы, описали все народы России от гольда Дерсу Узала на востоке до быта еврейских кагалов в Белоруссии и Польше. А тут как будто эти немцы на острове Пасхи жили.

Интересно, что когда я читал планы Гитлера относительно устройства жизни на оккупированных территориях СССР, то удивлялся, откуда Гитлеру пришло в голову, к примеру, такое:

«С этой целью нужно сделать так, чтобы жизнь немцев на колонизируемых восточных землях как можно меньше соприкасалась с жизнью местного населения. Мы не должны разрешать немцам селиться в гостиницах для туземцев, где все вокруг заплевано. Для немцев будут построены специальные дома для приезжих, куда не будет доступа местным жителям. И пусть они тогда плюют себе и сорят вокруг сколько душе угодно. Предоставив туземцев самим себе, мы тем самым не будем без нужды шокировать этих людей, нарушая их жизненный уклад, и создадим наилучшие предпосылки для основания наших собственных, совершенно изолированных поселений, которые превратятся в центры германской колонизации. Ведь противодействовать смешению немцев с туземным населением легче всего в том случае, если мы не позволим ему усвоить наш образ жизни и сразу же стать похожими на нас».

Теперь понятно, что Гитлер руководствовался опытом, который накопили немецкие колонисты в России за 150 лет вольготной жизни при царе.

Ведь для них Россия была не более, чем земля, в которой они могли нажиться как нигде в другом месте, и только. Интересно, что когда в 1874 году была введена всеобщая воинская повинность, 300 тысяч немцев эмигрировала из России только в обе Америки, благо, золотой рубль давал возможность вывезти из России все «нажитое непосильным трудом».

Трудно сказать, как этим немецким колонистам относились правящие круги России на самом деле, но Первая мировая война совершенно определенно расставила точки над «i», показав, что не обрусевшие немцы - это «пятая колонна» Германии. Правда, в те годы такого термина еще не было.

Ю.И. МУХИН

Комментарии