Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Русские немцы // 1 // Немецкая элита

Немецкая элита

На мой взгляд, немцев в России следовало разделить на две категории: военно-техническая элита и крестьяне-колонисты.

Пользу России от немецкой элиты невозможно недооценить.
Сначала о гражданской части этой элиты. Низкая товарность сельского хозяйства не позволяла России быстро пройти обычный для Европы путь индустриализации, когда специально занимающиеся каким-либо промыслом люди из поколения в поколение совершенствуют технику и технологию, а не помирают они с голоду потому, что сельское хозяйство данной страны имеет избытки своей продукции. Таких людей, которых мы сегодня назвали бы учеными и инженерами, в России нечем было кормить, поскольку тех излишков, которое давало при российском климате сельское хозяйство, едва хватало на армию, и то, не в лучшем ее качестве. Цари понимали отсталость России и всегда зазывали специалистов из-за рубежа – и металлургов, отлить пушки, и архитекторов, построить храмы.

Особенно больно отсталость России сознавал император Петр Первый, и именно при нем иностранные специалисты хлынули в Россию, а в их числе преобладали специалисты из немецких княжеств. И именно со времен Петра в среде российского дворянства начинается постоянное нытье на засилье немцев при дворе, в государственных структурах и армии. Однако это засилье немцев не ограничивалось доступом к императорскому двору и интригами при нем.

Немецкие инженеры, приезжавшие и переселявшиеся в Россию, развивали производство стали и металлов, производство стекла и керамики, бумаги и тканей – они толчком выводили Россию на приличный мировой технологический уровень почти во всех сферах промышленной деятельности. А немецкие купцы и ремесленники не только заводили производство невиданных на Руси товаров, но и резко поднимали качество и разнообразие даже традиционной продукции. В тогдашней Росси немец – это пивовары и колбасники, часовщики и инструментальщики, сапожники и булочники. Петербург строили более трехсот немецких архитекторов и инженеров. Мебельщики Гамбсы, родом из Дурлах-Бадена, на протяжении целого столетия задавали тон в мебельном деле, получив за свои изделия, отличавшиеся красотой и прочностью, право именоваться мебельщиками императорского двора. Немец Вестхоф еще в 1721 г. основал первый в Петербурге сахарный завод, немецкий ремесленник Шредер, основал фортепьянную фабрику и рояли фирмы «Шредер» были удостоены многих наград, включая золотые медали Парижской и Лондонской международных выставок.

В середине XIX века немцы, братья Сименсы, начали работу по созданию телеграфной сети в необъятной России. Под руководством Карла Сименса, принявшего русское подданство, были построены первые в России телеграфные линии, осуществлено электрическое освещение, сначала Невского проспекта Петербурга, затем - Зимнего дворца, Консерватории и ряда других зданий.

Первая частная типография была построена и пущена в дело в Петербурге еще при Екатерине Гартунгом, уроженцем Майнца - родины Гутенберга. Одно из крупнейших и широко известных в России издательств создал немец Маркс. Помимо книг по всем отраслям знаний, Маркс с 1867 года популярнейший иллюстрированный журнал «Нива» с тиражом невиданных тогда размеров - 250 тысяч экземпляров

Далеко не все немцы толпились у императорского дворца без пользы для России. На протяжении XIX - начала XX вв. немцы трижды занимали пост премьер-министра, четыре раза - министра финансов, семь раз - министра путей сообщения и т.д. В числе наиболее известных - министры финансов Канкрин, значительно укрепивший финансовую систему России введением в обращение серебряного рубля, и Рейтерн, реформы которого в царствование Александра II дали России сеть железных дорог, министр путей сообщения Клейнмихель, руководивший строительством железной дороги Петербург – Москва. Кроме того, многие немцы служили достаточно далеко от Петербурга, скажем, такие немцы, как полярные исследователи и авторы географических открытий Врангель, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Литке.

Наконец, с немецких ученых начиналась Российская Академия наук. Это и физики Ленц, Якоби, Бюльфингер и Крафт, математики Эйлер и Герман, астроном Струве.

Жаловалось русское дворянство на засилье немцев в армии, однако именно немцы вывели русскую армию на качественно новый и достаточно высокий уровень. Можно упрекать за участие в дворцовых интригах Миниха, сумевшего прослужить при семи российских царях, но этот талантливый военный инженер из Ольденбурга безусловно является выдающимся русским фельдмаршалом. Вообще, наличие в русской армии немецкого начала в организации армии и тактике боя резко и положительно сказалось на количестве побед русского оружия, причем, и побед над тогдашней немецкой армией. А количество немецких офицеров в русской армии порою удивляет.

Вот эпизод русско-турецкой войны 1768-1774 годов, оцените фамилии офицеров русской армии:

«Тогда Вейсман решил двинуться в знакомые места -— к Исакчи. 60 с лишним бывших неприятельских пушек он отправил к Тульче, выделив для прикрытия батальон гренадер подполковника Булдакова и более ста кавалеристов. С остальными же 23 октября отправился к Исакчи.

…Вейсман, готовясь к взятию крепости, решил помешать отступить противнику свободно и с небольшими потерями. Для этого он выслал гренадер Блюхера оседлать мачинскую дорогу. Часть кавалерии, возглавляемая непосредственно генералом Энгельгардтом, также перекрыла эту дорогу, а другая ее часть во главе с майором Лалашем заняла лежащее рядом с дорогой дефиле.

Турки, видя, что дорога, по которой они намеревались отступить, занимается противником, решили этого не допустить и, выйдя из крепости, всей своей кавалерией приготовились напасть на Энгельгардта. Но тот их опередил, предприняв нападение первым. Противник был рассеян по ближайшим кустам, но вновь сгруппировался, обошел Энгельгардта стороной и вышел на мачинскую дорогу, где был встречен в дефиле Лалашем. В это время подоспели и Энгельгардт с Блюхером, ударившие по неприятелю с тыла. Здесь турки потеряли более 300 человек убитыми и около 100 пленными.

Вейсман же тем временем подходил к Исакчи по бабадагской дороге под огнем батарей крепости — артиллерия стреляла по русской пехоте почти беспрерывно, надеясь ее тем самым задержать и дать возможность отойти своим пехотинцам».

Между прочим, Вейсман это практически одногодок А.В. Суворова, его соратник во всех походах русской армии и соперник в воинской славе, человек, которого называли «русский Ахилл», хотя на самом деле его звали Отто-Адольф Вейсман барон фон Вейсенштейн. Последний свой бой генерал-майор Вейсман провел под Силистрией – он лично повел 10 батальонов русской пехоты на турецкий укрепленный лагерь.

«Янычар было в три с лишним раза больше, чем солдат в его каре, и они своей массой начали отжимать русских от лагеря, пишут очевидцы: «Один из турок, яростно рубившийся саблей и уже долгое время действовавший как щитом пистолетом, зажатым в левой руке, приблизился к русскому генералу. Отбив его шпагу и довернув противника кистевым нажимом, янычар в упор разрядил в него свой пистолет. Заряд пробил Вейсману левую руку и сердце. Последние его слова были: «Не говорите людям...».

Но его опасения и надежды турок, издавших ликующий рев, когда он упал, оказались напрасными. Два гренадера, держа на весу тело генерала, завернутое в плащ, мерно пошли вперед.

..Суворов, узнав об этой смерти, прошептал:
– Вейсмана не стало, я остался один.
Так же думал и Румянцев; когда русские отошли за Дунай, на посту командующего армии у Гирсова Вейсмана заменил Суворов».

Или вот справка о немце из прибалтийских баронов, давших России целую династию офицеров, генералов и одного фельдмаршала.

Христиан Иванович (Иоганн Рейнгольд) Остен-Сакен.

«18 мая 1788 года к устью Днепровского лимана подошел турецкий флот в составе более 50 вымпелов. В связи с угрозой нападения турок на Кинбурн, находившиеся возле него две русские шебеки и дубель-шлюпка получили приказ отойти к эскадре принца Нассау-Зигена, охранявшей в то время подступы к Херсону и Николаеву.

Последней 20 мая от Кинбурна отошла, несколько задержавшаяся из-за ожидания письма А.В. Суворова к Нассау-Зигену, дубель-шлюпка. Ее вооружение состояло из 7 орудий, а экипаж из 52 человек. Командовал ими опытный моряк, 34-летний капитан 2 ранга Остен-Сакен, ранее уже награжденный Георгиевским крестом за 18 морских компаний. При выходе в лиман наш корабль начали преследовать 13 турецких галер. Убедившись в невозможности уйти от погони, Сакен отправил к берегу ялик с 9 матросами, передав им пакет А.В. Суворова и судовой флаг. После этого, удачно маневрируя, дубель-шлюпка трижды увертывалась от абордажа, повредив при этом артиллерийским огнем две вражеские галеры. Но все же туркам удалось сцепиться с русским судном. Почти одновременно с четырех галер на дубель-шлюпку ринулись враги. Русские моряки бились отчаянно, но силы были слишком неравные. Видя, что захват судна неизбежен, Сакен взорвал пороховую крюйт-камеру дубель-шлюпки.

Огненный столб взрыва буквально разнес на куски дубель-шлюпку, а вместе с ней и 4 вражеские галеры. С тех пор турки уже не рисковали сваливаться с русскими судами на абордаж даже располагая численным превосходством».

А вот его родственник, Фабиан Вельгельмович Остен-Сакен.

«Из курляндских дворян. Сын барона, капитана русской армии. 18 октября 1766 г. записан подпрапорщиком в Копорский мушкетерский полк. В 1769 г. получил боевое крещение при осаде турецкой крепости Хотин и за отличие в боях был произведен в прапорщики. В 1771-1772 гг. сражался с польскими конфедератами, в 1789-1790 гг. – с турками. В 1794 г. вновь воевал в Польше и за отличие получил чин полковника. 28 сентября был пожалован в генерал-майоры, 11 июля 1799 г. – в генерал-лейтенанты. В 1799 г. находился в Швейцарии и участвовал в неудачном для русских войск сражении при Цюрихе. Прикрывая отступление корпуса генерала А.М.Римского-Корсакова, был ранен пулей в голову и попал в плен. В кампании 1806-1807 гг. участвовал в сражениях под Пултуском, Янковым, Прейсиш-Эйлау, Лаунау. В 1812 г. командовал корпусом в 3-й Западной армии. В октябре перед ним была поставлена трудная задача – прикрыть движение основных сил адмирала П.В.Чичагова к Березине. Имея в распоряжении небольшой отряд, он задержал в боях у Слонима и Волковыска саксонский и австрийский корпуса наполеоновской армии, обеспечив фланговое прикрытие Березинской операции. В заграничных походах, командуя корпусом Силезской армии, стал участником основных баталий. За отличие в сражении на р.Кацбах произведен в генералы от инфантерии, за Лейпцигскую битву награжден орденом Св.Георгия 2-го кл., за бои при Ла-Ротьере ему вручили орден Св.Андрея Первозванного. После взятия Парижа 19 марта 1814 г. был назначен генерал-губернатором французской столицы. После смерти М.Б.Барклая де Толли в 1818 г. Остен-Сакен заменил его на посту главнокомандующего 1-й армией и был назначен членом Государственного Совета. В 1821 г. ему был пожалован диплом на графское достоинство, в 1832 г. он стал князем Российской империи. 22 августа 1826 г. получил чин генерал-фельдмаршала».

И если посмотреть на галерею героев Отечественной войны 1812 года, то более четверти их носят немецкие фамилии. Этих пионеров из Германии, приехавших в Россию и карьеру сделать, и славу с деньгами приобрести, трудно упрекнуть и в трусости и в неумении воевать.

Правда, Природа на потомках отдыхает, и если в русской армии немецкие офицеры ярко блистали в первых поколениях, то в последующих поколениях как-то быстро серели, примером чему может служить военный министр при Николае II А. Редигер. В объемных дневниках этого русского генерала от инфантерии и профессора Академии Генштаба практически ничего нет о военном деле – деньги, деньги, деньги. Добывал он их честно, но все же это был не банкир, а генерал. Точно так же Природа отдохнула и на ставшей с XVIII века практически немецкой, династии Романовых, которая с энергичной императрицы Екатерины Второй выродилась до откровенного дегенерата на троне Николая Второго.

Интересно отношение русских к немцам.

Ю.И. МУХИН

Комментарии