Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Роль госкорпораций в развитии инноваций в современной России

Значение инноваций в развитии экономики страны сложно переоценить. Инновация - это внедренное новшество, обеспечивающее качественный рост эффективности процессов или продукции, востребованное рынком. Она является конечным результатом интеллектуальной деятельности человека. Благодаря внедрению инноваций страна способна полноценно развиваться и преодолевать различные вызовы времени. Высокий уровень инновационного развития экономики обеспечивает наличие конкурентных преимуществ у страны и, соответственно, ее способность на опережающее развитие. Основой осуществления инноваций являются наука и технологии.

Сейчас мир переходит к шестому технологическому укладу, основу которого составляют нанотехнологии, гелио- и ядерная энергетика. В предыдущий технологический уклад, основу которого составляли микроэлектронные компоненты, Россия в результате уничтожения СССР крайне сильно отстала от развитых стран и в итоге сейчас вынуждена лишь перенимать технологии и продукцию, расплачиваясь сырьем за технологическую ренту. Производство изделий электронной техники на душу населения в России составляет 14$, а в США – 1260, ЕС – 500. [1]

К сожалению, правление безответственной власти и господство инсайдерского контроля в российских корпорациях, который подрывает долгосрочные ориентиры развития, делает прогнозы в отношении возможности прорыва России в рамках 6-го технологического уклада крайне пессимистичными. Несмотря на некоторые сдвиги в положительную сторону в последние годы, в целом ситуацию можно характеризовать как совокупность упущенных возможностей.

Общая ситуация

Один из вызовов, который брошен современной России, является преодоление статуса периферии мирового капитализма и сырьевого придатка и выход экономики из кризисного состояния. В 90-е годы произошла трансформация российской экономики в сырьевую колонию, в 2000-е это положение еще сильнее закрепилось.

Доля минерального сырья и металлов в экспорте в СНГ и дальнее зарубежье в 2010 году составила 78,1%, тогда как машин и оборудования – всего 5,4%.[24] Для сравнения показатели СССР в 1990 г.: 51,8% и 18,3% соответственно. Теперь уже 68% добываемой нефти вывозится в дальнее зарубежье, в то время как в 1990 г. СССР вывозил 26%.

Несмотря на крайне благоприятную внешнеэкономическую ситуацию и высокие цены на нефть, России до сих пор не удалось выйти на дореформенный уровень развития (разве что только по количественному показателю ВВП). Инвестиции, то есть та основа, на которой стоит будущее развитие страны, находятся на уровне 56,8% от уровня 1990г., промышленное производство – 77,1%, внутренние затраты организаций на исследования – 55,6%.[24]

Рис. Динамика основных показателей и уровень инновационности экономики (1990-100%) [24]

Чтобы оценить масштабы падения, сравним с потерями экономики в ВОВ. Уровень капиталовложения в 1945 снизился по сравнению с 1940 годом всего на 10%,  национальный доход - на 17%, а уровень промышленного производства даже вырос (правда, конечно, производство группы А). [31]

Таким образом, можно смело утверждать, что правление безответственных (перед народом России) президентов и депутатов, проводивших и проводящих заведомо провальные неолиберальные реформы, оказалось для нашей страны в разы страшнее, чем гитлеровская оккупация.

И основной удар нанесен именно по передовым отраслям.

Общая доля стран СНГ на мировом рынке наукоемкой продукции по мере перехода к рыночной экономике уменьшилась, как минимум, в 20 раз — с 8 процентов (1990 год) до 0,3-0,4% в последние годы.

Внутренние затраты на исследования и разработки (затраты, выполненные собственными силами организаций, включая как текущие, так и капитальные, независимо от источников финансирования) составляют немногим больше 1,2% от ВВП, в то время как в других странах и в СССР уровень значительно выше. Именно вложения средств в этой области позволяют организации совершенствовать технологии производства, снижать издержки производства и в конце концов добиваться конкурентных преимуществ.

Значение государства в финансировании исследований лишь в последнее время немного выросло.  но до сих пор финансирование науки из бюджета в 4 раза меньше, чем в в 1990 году (2,03% против 0,56%). Значение внебюджетных фондов снизилась и остается на уровне 1,6%.

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, сократилась по сравнению с уровнем 1990 года в 2,6 раз и продолжает снижаться вслед за снижением числа созданных передовых производственных технологий.


Передовые технологии

Передовые производственные технологии - это технологии и технологические процессы, включающие машины, аппараты, оборудование и приборы, основанные на микроэлектронике или управляемые с помощью компьютера и используемые при проектировании, производстве или обработке продукции. Принципиально новыми признаются технологии, не имеющие аналогов (отечественных или зарубежных), созданные впервые, обладающие качественно новыми характеристиками, отвечающими требованиям современного уровня или превосходящими его.

Динамика создания передовых производственных технологий в России, шт. [24] 

 

Как видно, по уровню создания передовых производственных технологий Россия пока так и не вышла даже на уровень 1997 года, не говоря уже о более раннем периоде. Динамика последних лет больше похожа на колебания, чем устойчивый рост.

В 1990 году в РСФСР было создано 1166 образцов новых типов машин, оборудования, аппаратов, приборов, средств автоматизации, причем лишь 2,7% из них были хуже отечественных и зарубежных аналогов.

Аналогично и с патентной активностью. В 2000 году российским заявителям было выдано 19,7 тыс. патентов, в 2009 году уже в 2 раза больше – 39,0 тыс. Однако до сих пор это значительно ниже уровня 1990 года (66 тыс. выданных авторских свидетельств).

В связи с тем, что принципиально новых технологий мы создаем мало, то приходится платить высокую технологическую ренту. В 2009 году баланс поступлений и выплат средств на приобретение технологий составил -865,8 млн.$. И это только видимая часть айсберга. 

Торговля технологиями с зарубежными странами, 2009 г. [24]

 

Экспорт

Импорт

Поступление средств за год, млн.$

%

Выплаты средств за год, млн.$

%

Всего

618,8

100%

1484,6

100%

добыча полезных ископаемых

15,5

2,5%

233,6

15,7%

обрабатывающие производства

55

8,9%

986,1

66,4%

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

1,5

0,2%

5

0,3%

строительство

174,2

28,2%

108,3

7,3%

оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

5

0,8%

6,8

0,5%

транспорт и связь

21,4

3,5%

53,8

3,6%

операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

343,5

55,5%

33,8

2,3%

      научные исследования и разработки

161,7

26,1%

7,6

0,5%

      предоставление прочих видов услуг

121,4

19,6%

25,1

1,7%

образование

2,6

0,4%

0,1

0,0%

прочие виды экономической деятельности

0,1

0,0%

55,1

3,7%

Экспорт технологий сосредоточен в основном в области строительства, услуг, а также научных исследований и разработок. Надо сказать, что по последним заключается больше всего сделок (54%), хотя доля исследований и разработок в сумме поступлений 26%. Это в частности говорит о том, что наши технологии скупаются задешево.

Зато импортируются уже готовые технологии для конкретного производства. Да и то, позволить себе это могут в основном иностранные компании, работающие в России. На них приходится 42% импорта технологий, и еще 24% - на компании со смешанной иностранной и российской собственностью.

Число общего количества используемых передовых производственных  технологий в последние годы растет и достигло 201,9 тыс. Однако их возрастной состав хотя и постепенно обновляется, но до сих пор относительно немолодой. Используемых до 3 лет среди передовых технологий всего 39%. 19% приходится на передовые технологии, используемые уже более 10 лет, то есть являются передовыми весьма условно. 

Инновации

Для целей статистического учета Росстат считает под инновационными товарами, работами, услугами те, которые подверглись в течение последних трех лет разного рода технологическим изменениям. По уровню новизны выделяются два вида инновационных товаров, работ, услуг – вновь внедренные (или подвергавшиеся значительным технологическим изменениям) и подвергавшиеся усовершенствованию. А инновационной считается деятельность, связанная с трансформацией идей (обычно результатов научных исследований и разработок либо иных научно-технических достижений) в технологически новые или усовершенствованные продукты или услуги, внедренные на рынке, в новые или усовершенствованные технологические процессы или способы производства (передачи) услуг, использованные в практической деятельности. Инновационная деятельность предполагает целый комплекс научных, технологических, организационных, финансовых и коммерческих мероприятий, и именно в совокупности они приводят к инновациям.

Практически по всем показателям инновационности экономики и развития науки Россия в разы отстает не только от Запада, но и от СССР.

В целом инновационная составляющая в ВВП России занимает лишь 5-5,5%, тогда как в развитых странах эта цифра достигает 30%.[10]

Если в СССР доля инновационно активных предприятий составляла около 50% (а по некоторым оценкам – 68%), то сегодня в России она не превышает 9,4%.[24] Для сравнения (2007 г.): Германия – 62,6%, Португалия – 41,3%, Турция – 31,4%, Польша – 23%, Болгария – 20,2%. [26]

Удельный вес инновационных товаров в общем объеме отгруженных товаров в производстве остается на низком уровне и в последнее время даже снизился до 4,6%. А в сфере связи падение произошло с 17,3% в 2000 году до 2,4% в 2009 г.

Структурная картина инновационной активности показывает, что даже в таких технологически передовых отраслях, как производство машин и оборудования, электронного и оптического оборудования, транспортных средств доля инновационно активных предприятий ниже, чем в производстве кокса и нефтепродуктов (32,7%), хотя и выше, чем в среднем по экономике.

Доля инновационной продукции, работ и услуг в выпуске машин и оборудования даже ниже, чем в химическом производстве (ниже 11,4%). Относительно лучше смотрится только продукция производства транспортных средств и оборудования (16,2%).

Неравномерность в инновационной активности наблюдается также и по регионам России. Лидерами инновационной активности, естественно, являются Москва и Санкт-Петербург. В разы отстают остальные регионы.

Удельный вес затрат на технологические инновации в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг находится на уровне 1,2-1,9%, что в целом соответствует уровню европейских стран. Правда, не потому, что инноваций достаточно, а по другой причине: низкая стоимость не слишком высокотехнологичной продукции.

Если соотнести удельный вес затрат на технологические инновации и стоимость инновациионых товаров, работ и услуг, но видно снижение эффективности затрат в последние годы. То есть в 2009 году на 1 рубль затрат на технологические инновации выпуск инновационных товаров, работ и услуг в промышленности составлял 2,4 руб, в то время как еще 10 лет назад показатель был 3,1 руб. 

Доля вновь внедренных и подвергшимся значительным технологическим изменениям товаров, работ и услуг, новых для рынка, в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ и услуг в 2007 г. составила в России 0,4% (для сравнения: СССР (1990г.): 6,4%, Германия: 9,1%, Португалия: 7,2%, Польша – 4,6%, Великобритания – 3,7%,).

Аналогичный показатель, но товаров, работ и услуг, не новых для рынка в России был 2,1%. Для сравнения: Германия – 10,1%, Португалия – 6,1%, Польша – 5,6%.[26]

Структура затрат по источникам финансирования инноваций выглядит следующим образом: львиная доля приходится на собственные средства организации (74%). Доля бюджетов всех уровне и внебюджетных фондов же за последние 5 лет сократилась с 5,2% до 3,4%.

При этом удельный вес организаций, получавших финансирование на инновации в общем числе организаций составляет, по оценкам на 2007 г., всего 0,7%. Для сравнения: Кипр – 18,1%, Германия – 8,8%, Португалия – 4,9%, Польша – 5,3%, Болгария – 1,6%. [26]

Любопытно также рассмотреть и то, какие именно организационные инновации осуществляются организациями. Если технологические инновации представляют собой конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового либо усовершенствованного продукта или услуги, внедренных на рынке, нового процесса или способа производства (передачи) услуг, то организационные инновации – это реализованные новые методы ведения бизнеса, организации рабочих мест, внешних связей.

В России на 2009 года какие-либо организационные инновации осуществляли только 3-4% организаций. Из них:

Табл. Доля организаций, осуществлявших отдельные виды организационных инноваций, в общем числе организаций, имевших готовые орг.инновации в течении последних 3 лет, 2009 г., % [24]

 

Реализация новой или значительно измененной корпоративной стратегии

Применение современных систем контроля качества товаров, работ, услуг

Создание подразделений по проведению НИОКР, практической реализации НТП

Реализация мер по развитию персонала

Промышленность

40,0

65,5

14,9

68,4

Добыча полезных ископаемых

46,2

46,2

9,6

69,2

Обрабатывающие производства

39,8

70,9

16,7

68,6

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

29,2

71,7

9,4

61,3

Текстильное и швейное производство

29,6

51,9

7,4

51,9

Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

16,7

50,0

-

50,0

Обработка древесины и производство изделий из дерева

58,3

91,7

-

91,7

Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

29,3

31,7

2,4

58,5

Производство кокса и нефтепродуктов

37,5

81,3

31,3

87,5

Химическое производство

46,5

69,0

28,2

76,1

Производство резиновых и пластмассовых изделий

41,9

93,5

19,4

80,6

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

39,0

76,8

15,9

67,1

Производство машин и оборудования

45,0

74,2

15,8

71,7

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

38,7

74,0

26,7

69,3

Производство транспортных средств и оборудования

43,5

75,9

14,8

75,9

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

38,9

38,9

5,6

66,7

Оказывается, что даже у тех 3-4% организаций, которые осуществляли хоть какие-то организационные инновации, и даже в технологически передовых отраслях, в большинстве своем отсутствовали подразделения по внедрению научных достижений. Только у 0,6% организаций России есть такие подразделения!

Больше чем у половины отсутствовала какая-либо новая корпоративная стратегия.

По результатам исследования, проведенного Росстатом совместно с ВШЭ, выяснилось, что такое препятствие инновационной деятельности предприятий, как недостаток собственных средств и высокая стоимость нововведений, является для российских предпринимателей более значимым (примерно 39% и 26% ответивших респондентов), чем для западноевропейских (в среднем 15% и 20% в среднем для Европы). В целом это говорит о недостатке финансирования инноваций, особенно роли государства в этом.

В Советском Союзе внедрением инноваций занимались отраслевые институты, они ставили опытные образцы НИОКР на производство. Межреспубликанское разделение труда и межотраслевая специализация в рамках единого советского рынка позволяла резко снижать издержки при выпуске новой продукции. Отсутствие реальных механизмов трансфера технологий сейчас приводит к очень низким финансовым результатам инновационной деятельности. Степень коммерциализации инноваций в СНГ крайне низка и в разы отстает от уровня США и ЕС.[22]

По оценкам экспертов, более 70% всех «инновационных» проектов — это разработки, которые начинались еще в советские времена. Средний возраст новатора в проектах в сфере энергетики, медицине и биотехнологиях приближается к 60 годам.[11]

Национальная Ассоциация Инноваций и Развития Информационных Технологий (НАИРИТ) провела социологическое исследование инвестиционных предпочтений российских разработчиков. В рамках исследования было опрошены руководители примерно 170 инновационных компаний из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Екатеринбурга. Согласно полученным результатам, около 78% отечественных разработчиков предпочли бы работать с отечественными венчурными институтами, а не с американскими или европейскими.

На вопрос, доверяете ли Вы венчурным фондам, ответы распределились следующим образом: полностью доверяют – 8%, скорее доверяют – 15%, скорее не доверяют – 36%, абсолютно не доверяют – 27%, затруднились ответить - 14%.

58,7% респондентов посчитали, что необходимо усиление роли государства и общественных организаций в формировании инновационной инфраструктуры и лишь 4,4% считают наоборот.

29,7% посчитали, что государство и общественные организации и так играют достаточную роль.

Если среди первокурсников российских вузов доля тех, кто планирует работать в сфере науки и инновационного предпринимательства, составляет 68%, то среди выпускников - всего два процента. Такие данные получила Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) в результате социологического опроса, проведенного в этом году.

Где же собираются работать другие 98% выпускников? Оказывается, 31% интересуются работой за границей, причем все равно какой, 14% видят себя на государственной службе, а 9% и вовсе не знают, куда пойдут работать. При этом в нашей стране довольно много людей получают степень кандидата наук - почти четверть всей молодежи с высшим образованием. А вот заявки на государственные научные гранты подают всего три процента молодых ученых. Для сравнения, в США - около 84%. В итоге средний возраст сотрудников российских научных организаций - 47,4 года, исследователей до 30 лет сегодня всего 17%. Ученых самого активного "научного" возраста, от 30 до 40 лет, - еще меньше, 13 процентов. Средний возраст исследователей с кандидатской степенью - 52 года, а с докторской - 60 лет.

Почему же из выпускников наших вузов не получается ученых и инноваторов? Среди причин - отсутствие новых подходов и методов подготовки кадров и их вовлечения в инновационную деятельность; утрата преемственности в науке; серьезный разрыв между образовательной и научной школами и отсутствие национальной молодежной идеи.

А вот сама молодежь видит главные проблемы в отсутствии единой централизованной информационной системы для получения информации и обмена опытом в сфере инновационного предпринимательства и в большом числе организаций, оказывающих неквалифицированную консультационную помощь в сфере инноваций.

Межстрановые сравнения

Есть немало международных рейтингов, которые позволяют сравнить уровень развития инноваций в России с другими странами.

Например, фонд информационных технологий и инноваций (ITIF) опубликовал рейтинг 40 стран и регионов мира по развитию инноваций, в котором Россия оказалась на 35-м месте (лидером оказался Сингапур, США заняли 6-е место). Вместе с тем наша страна восьмая по индикатору эффективной ставки налогообложения корпораций, третья - по индикатору торгового баланса. Неплохой результат (13-е место) также достигнут по уровню государственных инвестиций в исследования и разработки (R&D). Но по инвестициям в IT (34-е место), развитию широкополосных коммуникаций (34-е место), ВВП на душу трудоспособного населения (36-е место) и деловому климату (38-е место) Россия оказалась в десятке отстающих. И это несмотря на то, что в течение последних пяти лет государство активно инвестирует в инновационный сектор. Сегодня только две отрасли российской экономики - информационно-коммуникационные технологии и производство продуктов питания - смогли приблизиться к мировым стандартам.

Для повышения инновационной конкурентоспособности, по мнению экспертов ITIF, принципиально важны такие направления работы: стимулирование инноваций в компаниях; открытость для иммиграции высококвалифицированных кадров; развитие "цифровой" экономики; поддержка всех институтов, необходимых для инноваций, и эффективная государственная политика в сфере инноваций.

Другой показатель - глобальный инновационный индекс, разработанный сообща Бостонской консалтинговой группой (БКГ), Национальной ассоциацией производителей (НАП) и Институтом Производства (ИП). Оценка Глобального инновационного индекса является частью крупного исследования, в котором рассматривались как коммерческие результаты инновационной деятельности в странах, так и активность правительств по поощрению и поддержке инновационной деятельности в своей государственной политике. Исследование включало опрос более 1000 руководителей высшего звена из компаний- членов Национальной ассоциацией производителей во всех отраслях производства, углублённые интервью с 30 руководителями и сравнения «инновационной привлекательности» 110 стран и всех 50 штатов США.

 В докладе рассматривается не только эффективность в стране, но и то, что компании делают и пытались сделать для стимулирования инноваций. В нём учитываются новые политические показатели инновационной деятельности, включая налоговые льготы, политику в области иммиграции, образования и интеллектуальной собственности.

Последний раз показатель был опубликован в марте 2009 года. Чтобы ранжировать страны, в исследовании изучались как инновационные затраты, так и инновационная отдача. При оценке инновационных затрат рассматривалась фискальная политика правительства, политика в области образования и инновационной инфраструктуры. Для оценки отдачи учитывались патенты, передача технологий и другие результаты НИОКР, эффективность предпринимательской деятельности, например, производительность труда, общая прибыль акционеров, влияние инноваций на миграцию бизнеса и экономический рост.

Глобальный инновационный индекс [30]

Рейтинг

Страна

Суммарный балл

Инновационные затраты

Инновационная отдача

1

Сингапур

2.45

2.74

1.92

2

Республика Корея

2.26

1.75

2.55

3

Швейцария

2.23

1.51

2.74

4

Исландия

2.17

2.14

2.00

5

Ирландия

1.88

1.59

1.99

6

Гонконг

1.88

1.61

1.97

7

Финляндия

1.87

1.76

1.81

8

США

1.80

1.28

2.16

9

Япония

1.79

1.16

2.25

10

Швеция

1.64

1.25

1.88

45

Маврикий

0.06

0.48

-0.36

46

Индия

0.06

0.14

-0.02

47

Кувейт

0.06

0.46

-0.35

48

Хорватия

-0.03

0.21

-0.26

49

Россия

-0.09

-0.02

-0.16

64

Украина

-0.45

-0.13

-0.73

109

Бурунди

-1.54

-1.82

-1.22

110

Зимбабве

-1.63

-1.63

-1.48

Как видно, в России уровень оказался на крайне среднем уровне ниже уровня Хорватии, Маврикия, Кувейта и Индии. Из 20 стран с крупнейшими по ВВП экономиками Россия занимает 16 место.

Нанотехнологии

По оценкам Сергея Глазьева, нанотехнологии являются ядром нового шестого технологического уклада, который сейчас формируется в мире.  Тот, кто сумеет завладеть преимуществами и вырваться вперед в этой области, получит огромные конкурентные преимущества в будущем и сможет серьезно выиграть на использовании интеллектуальной и технологической ренты. Отставание с каждым годом делает вход на сектора этой сферы все более дорогим. По прогнозам, рынок нанотехнологий в ближайшее время будет активно развиваться.

Существует миф, что нанотехнологии в России появлись с того момента, как появилась корпорация Роснано (в 2007 году), которую доблестно возглавил Чубайс. Оказывается, это далеко не так.

Результаты деятельности Роснано, учитывая выделенные ей миллиарды, можно наблюдать далее.

В 2009 году количество организаций, занимающихся нанотехнологиями выросло аж на 2, а численность исследователей в области наночатиц даже снизилась

Табл. Создание и использование нанотехнологий [24]

 

2008

2009

Число организаций, выполнявших исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями

463

465

Численность исследователей, выполнявших исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями, человек

14873

14500

Внутренние затраты на исследования и разработки, связанные с нанотехнологиями, млн. руб.

11026,2

15113,1

Создание нанотехнологий

Число созданных передовых производственных нанотехнологий

67

108

Из них новых для России

51

73

Принципиально новых

9

35

Использование нанотехнологий

Число используемых нанотехнологий

194

264

Из них используемые в течении 1 года

84

89

1-3 лет

41

117

4-5 лет

32

17

6-9 лет

23

14

Более 10 лет

14

27

Число изобретений в используемых технологиях

34

32

В целом положительную динамику развития такого прорывного сектора, как нанотехнологии, в России последних лет прорывным назвать никак нельзя. 22% используемых нанотехнологий даже были старее 4-10 лет.

Объемы государственного финансирования развития нанотехнологий в России в 2007 году были 312 млн.$ и всего лишь в 6 раз ниже уровня США, однако объемы корпоративного финансирования – уже почти в 200 раз ниже (11 млн.$).[1]

Даже по оптимистическим сценариям доля отечественной продукции наноиндустрии вряд ли превысит к 2015 году 2% (за 2009-2010 рост составил с 0,15% до 0,3%).[1] Причиной тому являются слабая восприимчивость российской промышленности к разработкам в области нанотехнологий и примитивные стратегии финансовых структур. Благоприятная обстановка с ценами на нефть не используется для форсированного развития данной отрасли. А относительно крупные суммы, выделенные из бюджета корпорации «Роснано», как мы увидим позже, с значительно степени тратятся на имитацию развития отрасли, а реально попросту распределяются между крупными инсайдерами.

Корпорации и государство

России либо остается продолжать уповать на сырьевую специализацию, что является наименее выгодным, так как сырье – продукция с достаточно низкой долей передела, либо начать хотя бы перенимать технологии, созданные другими, платя технологическую ренту. Альтернатива – и это самый сложный путь – создавать условия для опережающего развития, в основе которого лежит внедрение уникальных технологий и инноваций нового шестого технологического уклада.

В последнее время в России очень часто уповали на государственные корпорации как на институты инновационного развития. Справились ли они с этой важной задачей, учитывая те миллиарды, которые были выделены в последние годы?

На последнем заседании Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России, Президенту доложили, что  общая доля 22 госкомпаний в расходах на внебюджетные НИОКР 22%, а в уровне патентной активности – 4% даже российской. [8] То есть в целом даже в экономике более высокая патентная активность на 1 рубль затраченных средств на НИОКР.

Как заявил Президент, практически ни в одной госкомпании нет руководителей, специально отвечающих за инновационную тематику. Среди тех компаний, в которых была очень незначительные расходы на НИОКР, были названы «Роснефть», МРСК, «Совкомфлот», «Аэрофлот».

В 2010 году наши 22 компании патентов получили около 1000 шт. Для сведения: одна лишь IBM запатентовала пять тысяч изобретений в 2010 году, Microsoft – более трёх тысяч, Siemens – 873. То есть 22 крупнейшие компании у нас патентуют меньше, чем одна крупная компания, зарубежный аналог.

В 2009 году государство потратило на финансирование различных инновационных проектов около 38 млрд. долл. Из них треть - прямые инвестиции в исследования и разработки; 2/3 - инновационные затраты госкомпаний, что в 2 раза больше, чем в США (порядка 17,6 млрд. долл.). Однако эффективность вложений России в инновации по сравнению с США - 1 к 112. (официально Россия отчиталась о 50 запущенных проектах, США – о 2795).[13]

В мае 2010 года консалтинговая компания PwC, а также РЭШ, Роснано и РВК провели социологическое исследование среди 2840 крупнейших по годовому обороту  компаний России. Была сделана выборка и опрошено 100 руководителей. Итак, какие особенности инновационной деятельности в российских корпорациях согласно этому исследованию.

Во-первых, характерно то, что только 39% компаний в 2008-2010 производили /внедряли инновационные продукты, в то время как внедрением инновационных технологий занимались 73%, а инновационными бизнес-процессами – 66%. Это можно объяснить тем, что крупнейшие компании России приходятся либо на сферу услуг, либо экспортно-сырьевой сектор.[27]

С точки зрения инновационной активности, опережающими мировых лидеров в своей отрасли себя посчитали 10%, а российских конкурентов – 33%. Правда, есть основания усомниться в таком оптимизме менеджеров. Иновационная активность в отрасли уже ими оценивалась так: только 5% посчитали, что уровень опережает мировых лидеров.

Доля тех, что внедряли новые продукты, среди частных компаний  была в 4 раза выше, чем в компаниях с государственным участием. А доля компаний, вводивших глобально инновационные продукты среди международных компаний, работающих в России, была в 6 раза выше, чем среди российских. []

У 55% респондентов в корпорациях были специализированные подразделения по НИОКР и у 35% даже топ-менеджер, отвечающий за это направление. Однако только 17% компании обладали при этом специализированными процессами по сбору инновационных идей внутри компании и лишь 7% системами мотивации сотрудников к инновационной деятельности. Таким образом, прослеживается формальность существования институтов инновационного развития, нежели необходимость.

Среди источников финансирования для создания инновационных продуктов 87% менеджеров назвали собственные средства компании, 18% - государственные (Роснано, РВК и др.), 10% - иностранные инвестиции, 3% - венчурные инвестиции.

Среди основных препятствий росту инновационной активности в стране были выделены (70-90% опрошенных) следующие: 1) избыточная бюрократизированность (назвали 86% опрошенных); 2) несовершенная законодательная среда, недостаточная защита прав инвесторов (77%); 3) недоступность финансирования (75%); 4) малопривлекательные для творческих людей уровень жизни и работы (73%); 5) недостаточная поддержка государства (73%).

Меры, которые должно принять государство для повышения инновационной активности, по мнению опрошенных представителей крупных компаний: 1) повышение качества высшего образования (83%); 2) рост финансирования НИОКР (82%); 3) налоговые стимулы (81%); 4) усовершенствование законодательства (81%); 5) инвестиции в инфраструктуру (75%).[16]

Итак, почему же российские госкорпорации так и не стали передовыми отрядами инновационного прорыва российской экономики? Для ответа на этот вопрос, а также для изучения причин описанных выше проблем инновационного развития рассмотрим на более конкретных примерах модель инсайдерского контроля, которые сложилась сегодня в российских госкорпорациях.

Инсайдерская рента как фактор деградации

Чтобы лучше понять роль государственных корпораций в инновационном развитии России и  вообще, играют ли они хоть какую-то положительную роль, необходимо рассмотреть ту модель корпоративного управления, которая сложилась. Какие основные цели преследуют субъекты корпоративных отношений?  Каковы те формальные и неформальные связи, по которым они функционируют? Какая система институтов складываются в результате этого функционирования? Ответить на эти вопросы нам поможет модель инсайдерского контроля корпораций, разработанная Р.С.Дзарасовым и Д.В. Новоженовым [2].

Авторы понимают под «инсайдерами» такие заинтересованных в деятельности корпорации стороны, которые, благодаря своему формальному и неформальному положению, способны влиять на корпоративное управление компанией [3,190]. Инсайдеры стремятся иметь в корпорации властные полномочия с целью распоряжения финансовыми потоками. Обычно они представлены крупными собственниками и высшим менеджментом. Аутсайдеры хотя и заинтересованы в деятельности фирмы, но не обладают достаточными рычагами воздействия на принятие решений.

Цель корпоративного властвования доминирующих групп, в конечном счете, заключается в извлечении инсайдерской ренты – доходов, извлекаемых за счет контроля над финансовыми потоками предприятий. Часто это идет в ущерб как целям деятельности фирмы, так и другим заинтересованным сторонам. Инсайдерская рента образуется за счет урезания капиталовложений и заработной платы, нарушения прав акционеров, нецелевого расходования выделенных из бюджета средств, с помощью сделок с аффилированными лицами, оффшорных схем, уклонения от уплаты налогов и т.д.

Как следует из данного определения, инсайдеры могут находиться как внутри корпорации, так и вне ее, осуществляя неформальное управление. Значение неформальных отношений в экономике нашей страны нарастало еще в советское время по мере разрастания бюрократии. Для их закрепления потребовался слом государственной системы планирования и управления народным хозяйством и незаконная приватизация его наиболее лакомых кусков. Однако новые собственники и «эффективные менеджеры» вовсе не стремились к полной легализации своей деятельности исключительно в рамках правового поля. Наоборот. Если в конце 80-х годов доля теневого сектора в экономике Советской России составляла не более 10%, то даже сегодня, по последним данным Всемирного Банка, она остается на уровне 48,6%.[16] Примерно такие же цифры приводит МВД России.

По мнению К. Кабанова, председателя Национального антикоррупционного комитета, общая сумма реального коррупционного ущерба составляет 9–10 трлн р. в год.[23] Средний размер взятки в 2009 г. по сравнению с 2008 г. увеличился втрое и превысил 27 тыс. р. В списке коррупционности Россия находится на 146-м месте в мире, которое делит с Украиной, Кенией, Зимбабве.

По мнению ряда экономистов, последние 20 лет в экономике циклично сменяются этапы приватизации и огосударствления собственности [6]. Отношения собственности концентрируются вокруг частного сектора, то вокруг государственной бюрократии, действующей однако все в тех же частных интересах.

Примерно с 2005 года как раз наметился такой этап «квазинационализации», характеризующийся установлением контроля и механическим объединением собственности в рамках государственных многоуровневых бизнес-групп – мегахолдингов и госкорпораций. Особо привилегированные накачивались и накачиваются государственными деньгами и выводились из-под действия общего законодательства. Так были образованы несколько государственных корпораций, которым передавались существенные пакеты акций государственных предприятий и бюджетные средства.

Во второй половине 2007 года были созданы ГК «Фонд содействия реформированию ЖКХ», «Росатом», «Ростехнологии», «Роснанотех», «Олимпстрой», «Банк развития» и «Агентство по страхованию вкладов». Федеральный закон «О некоммерческих организациях» дает довольно общее определение этого образования – «не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций».

Особенности правового статуса заключаются в том, что каждая ГК создается на основании собственного федерального закона со своими правилами «игры» правовым полем.

Имущество, переданное ГК Российской Федерацией, является собственностью ГК, то есть не является государственной собственностью (этим ГК отличается от ФГУПов). Тем самым, контроль за собственностью ГК выведен из-под надзора Счётной палаты РФ (за исключением контроля за эффективным использованием имущественного взноса). ГК не отвечает по обязательствам Российской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязательствам ГК.

На ГК не распространяются положения о раскрытии информации, обязательные для публичных ОАО, а также действие закона о банкротстве. В отличие от ФГУПов ГК по большей части выведены из-под контроля ряда государственных органов. ГК не обязана представлять в государственные органы документы, содержащие отчет о своей деятельности (исключение составляют ряд документов, представляемых в Правительство РФ). Госорганы без согласия ГК не могут направлять представителей для участия в проводимых корпорацией мероприятиях; проводить проверки соответствия деятельности корпорации и ее расходов, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами.

На государственные корпорации не распространяются положения федерального закона № 94-ФЗ о проведении госзакупок, что позволяет госкорпорациям проводить конкурсы и аукционы на закупку товаров, работ и услуг в произвольном порядке.

Контроль за деятельностью ГК осуществляется Правительством РФ на основе ежегодного представления корпорацией годового отчета, аудиторского заключения, а также заключения ревизионной комиссии по результатам проверки финансовой отчетности и иных документов корпорации. Согласно большинству законов о госкорпорациях руководитель ГК назначается Президентом РФ. Например, глава ГК Роснанотех назначается на должность не более чем на пять лет и освобождается от должности президентом РФ. Президентом, Правительством, а также частично депутатами Госдумы формируются наблюдательные советы, контролирующие вместе с правлением и гендиректором деятельность госкорпораций. Органом внутреннего финансового контроля является ревизионная комиссия.

В связи с такой двойственностью правовой природы госкорпораций любопытен вопрос несовпадения юридического и экономического содержания понятия «собственность». Формально государственные органы власти контролируют их деятельность, принимают решение о распоряжении некоторыми видами имущества, могут изъять у ГК её имущество, сменить руководство, заставить вернуть имущественный взнос, как это было сделано во время обострения кризиса, и т.д. Таким образом, юридически имущество ГК как бы находится одновременно у двух собственников: самого государства и государственной корпорации. Экономическая же природа отношений, как мы увидим дальше, в значительной мере характеризуется частным присвоением доходов. Скорее всего, это положение только закрепится  осуществляемым преобразованием ряда госкорпораций в ОАО с дальнейшим частичной приватизацией части государственной доли.

Госкорпорации достаточно различны по своей природе и их деятельность сочетает в себе как коммерческую, так и социальную, и общественную. В законодательстве прописан некоммерческий статус ГК, однако им разрешено заниматься коммерческой деятельностью. Например, корпорация «Роснано» нацелена на то, чтобы коммерациализировать инвестиционные проекты в области нанотехнологий, а через некоторое время выходить из них. Корпорация вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению ее целей. Прибыль Корпорации, полученная по результатам ее деятельности, подлежит направлению исключительно на достижение установленных целей. Корпорация «Росатом», управляя всеми ядерными активами России, тем самым занимается не только коммерческой деятельностью в области продажи электроэнергии АЭС, но и ядерным сдерживанием, радиационной безопасностью и т.д. Часть предприятий «Ростехнологий» являются оборонными, и таким образом на эту госкорпорацию возлагаются и задачи по обеспечению национальной безопасности. Однако коммерческая составляющая проявляется в продаже оружия и военной техники, а также гражданской продукции, созданной на базе военных производств. ГК «Олимпстрой» был создан для более конкретной цели – строительства олимпийских объектов и необходимой инфраструктуры в Сочи и т.д.

Почему эти проекты нельзя было реализовывать с помощью существующего арсенала средств, в том числе с помощью участия государства в уставном капитале традиционных ОПФ, государственного заказа, бюджетных субвенций и субсидий, налоговых льгот, бюджетных кредитов и инвестиций, и почему понадобилось выводить госкорпорации из-под должного контроля и ответственности?

Причина видится как раз в существовании неформальных связей между высшими чиновниками и крупными инсайдерами.

Например, в личном интервью автору этих строк один из сотрудников консалтинговой компании, работавший по проектам корпорации «Роснано» признался, что менеджмент этой корпорации в основном не только не имеет опыта работы в области высоких технологий, но и вообще инженерно-технического образования. То есть плохо представляют сущность и значение тех или иных проектов и инноваций, сосредотачиваясь в основном на их финансовых показателях и коммерческой стороне. Надо думать, именно благодаря лояльности вышестоящему начальству, а отнюдь не благодаря высоким достижениям и познаниям в области управлениями передовыми технологиями, Анатолий Чубайс возглавляют эту корпорацию. Такая лояльность является не только определенной гарантией сохранения должности, но в то же время повышает коррупционные риски.  С другой стороны, в один прекрасный момент президент или премьер могут сменить милость на гнев (за последние 4 года сменилось уже 3 руководителя Олимпстроя). Все это в совокупности обуславливает краткосрочную ориентацию деятельности крупных инсайдеров в госкорпорациях.

Характерно также, что высший менеджмент и сотрудники корпораций стараются привлечь  к работе «свою» команду, а контрагенты, которые заключают договора, предпочитают иметь дело только со «своими» людьми в этой структуре. По мнению независимого эксперта, работавшего в этой области, бесполезно посылать заявку на финансирование проекта, условно, людям Иванова, если с этим Ивановым предварительно не установлены какие-либо неформальные связи.

Следующей чертой, уже отмечавшейся, является концентрация имущества. Например, в рамках корпорация «Ростехнологии» на начало 2011 года было сконцентрировано 439 предприятий, 80% оборонных предприятий, производство 23% выпускаемой продукции ОПК. Росатом управляет всеми атомными электростанциями, производя 16% электроэнергии России. Чем больше активов вовлечено в корпорацию, тем соответственно выше уровень финансовых потоков и возможностей для извлечения инсайдерами ренты. Именно поэтому госкорпорация, используя различные рычаги, стремиться заполучить контроль над финансовыми потоками тех предприятий, где у нее нет определяющей доли в акционерном капитале. Такой пример: Роснанотех предъявляет достаточно жесткие требования к проектной организации и соинвесторам по части контроля над расходованием средств и распоряжением имуществом, стараясь при этом минимизировать собственные риски и ответственность.

Факты свидетельствуют, властные полномочия в госкорпорациях опираются на механизмы неформального контроля также, как и в упомянутой модели инсайдерского контроля в частном бизнесе.  Структуре активов ГК, как и частных корпораций России, присущи цепочки владений и различные схемы, серьезно замутняющие прозрачность прав собственности. Нередко встраивание в систему ГК чисто номинальных юридических лиц в качестве промежуточных звеньев.

Можно также отметить роль СМИ, создающих благоприятное общественное мнение о деятельности госкорпораций и ее реальных собственников и тем самым поддерживающих их корпоративную власть. 

Немаловажное значение играют аудиторские компании, проводящие проверки финансовой отчетности, а часто еще помогающие завуалировать те или иные финансовые схемы, в том числе далеко не «белые». В меньшей мере, но также значение имеет «силовая» составляющая внешней инфраструктуры контроля.

Внутренние элементы системы контроля, помимо тех, что мы описали, также включают внутреннюю службу безопасности, структуры контроля и мониторинга. В основном их задача состоит в том, чтобы контролировать подчиненные корпорации предприятия, а также собственных сотрудников. Ведь поведение крупных инсайдеров по выводу ренты может вызывать ответные действия средних и мелких инсайдеров и способствовать, скажем, взяткам, мелким хищениям и другим видам оппортунистического поведения.

Таким образом, инфраструктура инсайдерского контроля над активами представляет собой совокупность формальных и неформальных институтов, обеспечивающих контроль крупных инсайдеров в корпорации. Она является воплощением внеэкономического механизма взаимоотношений и власти над людьми, который обеспечивает доход инсайдерам.

Такая структура корпоративной власти в ГК и сама ее природа и предпосылки образования закладывают фундаментальную нестабильность. Ввиду отсутствия внятной стратегии развития экономики государства, возможны как новые этапы перераспределения собственности и финансовых потоков, так и смена организационно-правовых форм, и уж тем более смена руководства госкорпораций. Высокие заработные платы и различные привилегии в госкорпорациях также способствуют внутренней аппаратной борьбе. Все это в совокупности приводит к краткосрочной ориентации инсайдеров и подрыву полноценного инновационного развития. Этот вывод вытекает из следующих фактов.

Госкорпорации в законе

7 августа 2009 года Президент России Дмитрий Медведев поручил генпрокурору Юрию Чайке провести проверку деятельности, о результатах которой он доложил спустя полгода. Были озвучены многочисленные факты нарушений, невыполнения возложенных законом на государственные корпорации функций и задач, и примеры неэффективной деятельности госкорпораций и использования государственными корпорациями имущества и финансовых средств.

Например, из переданных корпорации «Роснанотех» 29.11.2007 гг. 130 млрд. рублей на 1.07.2009 было освоено всего 10 млрд., из них 5 млрд. – на обеспечение своей текущей деятельности. С момента создания корпорации наблюдательным советом одобрено 36 проектов в сфере нанотехнологий, из более чем 1200 поступивших профинансировалось только 8, и те носят локальный характер.

Выявленные нарушения можно обобщить следующим образом: [15]

  1. нецелевое и неэффективное использование выделенных средств, размещение их на банковских депозитах;
  2. незаконное распоряжение переданным имуществом (пример: по предприятиям ГК «Ростехнологии» возбуждено 22 уголовных дела, в том числе по фактам злоупотребления полномочиями и преднамеренного банкротства);
  3. принятие решений в интересах служащих корпораций либо аффилированных с ними структур;
  4. непрозрачность размещения заказов, злоупотребления в сфере проведения торгов, что усиливает коррупционные риски;
  5. оплата значительных расходов сторонних организаций и физических лиц по выполнению услуг, входящих в обязанности сотрудников корпораций (пример: «Тройке-Диалог» «Роснанотех» оплатила 130 миллионов за выполнение работ, которые должны выполнять собственные структуры);
  6. при отсутствии чётких показателей эффективности деятельности корпораций работникам выплачиваются малообоснованные зарплаты, премии и бонусы, предоставляются социальные льготы и компенсации;
  7. ненадлежащая работа высших органов управления государственных корпораций, формальное отношение членов наблюдательных советов к участию в их работе (пример: 8 из 15 членов наблюдательного совета госкорпорации «Роснанотех» не принимали участие в двух третях заседаний наблюдательного совета, проведённых с 2007 по 2009 год);

Используются и оффшорные схемы, причем не только предприятиями, подконтрольными ГК, но и самими госкорпорациями (например, ВЭБ или Роснано). В июле 2009 года наблюдательный совет Роснано одобрил образование оффшорных фондов формально для цел ей привлечения западных технологий. Такие фонды будут образовываться дочерней компанией «Роснано Капитал», зарегистрированной в Швейцарии. А первый фонд, «стоимостью» 500 млн. долларов, будет прописан на Британских островах. [20]

На спасение проблемных банков  - ГК АСВ и ГК ВЭБ - потратили свыше 500 млрд рублей, из которых возвращено лишь несколько процентов. Проверка Счетной палаты выяснила, что в отдельных случаях на каждый рубль вкладов населения тратилось до 10 рублей государственных средств.[28]

Стоимость одного погонного километра дороги Адлер – Красная Поляна при строительстве объектов в Сочи составит 4, 8 млрд. руб. или 150 млн. долл. В международной практике строительства максимальная планка стоимости – 70 млн. долл. для сложных горных тоннелей (швейцарские Альпы).

12 ноября 2009 года президент России Д. А. Медведев в своём послании ФС заявил, что считает форму госкорпораций в современных условиях в целом бесперспективной и предложил преобразовать ее в акционерные общества, контролируемые государством. Так, «Роснанотех» на конец 2010 г. уже преобразована в ОАО.

Согласно Программе деятельности ГК "Росатом" на долгосрочный период (2009 - 2015 годы), на НИОКР планируется выделить лишь 1,3% средств.[9]

Несмотря на то, что Корпорация Роснано существует уже несколько лет, только три «нано-производства» были запущены к концу 2010 г. Одно из них – производство поликристаллического кремния, необходимого в производстве микроэлектроники и солнечных батарей. Любопытно, что по производству ППК СССР к концу 1980-х гг. занимал 12% мирового рынка, а Россия сейчас – 0,1%, последнее епредприятие встало из-за недофинансирования в 2003 году.

Зато Роснано получила право играть на фондовом рынке и привлекает в данную игру значительный объем средств, которые государство внесло в ее уставной капитал. Продолжается необоснованная прокрутка финансовых средств на банковских счетах, и уже начал осуществляться выпуск облигаций под госгарантии.

Согласно докладу ревизионной комиссии [4] на поддержку нанопроектов «Роснано» закладывала только 68,5% (31,5 млрд руб.) расходов, фактически они составили 80,7% (32,7 млрд руб.), затрат на НИОКР не было вовсе, а на подготовку специалистов ушло 0,1% (около 30 млн руб.) бюджета. Почти 6 млрд руб. (14,4%) потрачены на сопутствующие цели — разработку плана действий по развитию институциональных основ и инфраструктуры инновационной экономики и наноиндустрии, участие в форумах, аналитические исследования, стандартизацию, сертификацию и метрологию. «Роснано» также позаботилась о рекрутинговом консалтинге, праздниках, корпоративах, выставках, рекрутинг, благотворительность и конечно же, о себе.

Средняя зарплата работника «Роснано» — 250 000 руб. в месяц, руководства (председателя и членов правления) — 508 028 руб.; что значительно превышает средние доходы.

Примеров неэффективности госкорпораций и механизмов вывода ренты можно привести еще превеликое множество.

12 ноября 2009 года президент России Д. А. Медведев в своём послании ФС заявил, что считает форму госкорпораций в современных условиях в целом бесперспективной и предложил преобразовать ее в акционерные общества, контролируемые государством. Так, «Роснанотех» на конец 2010 г. уже преобразована в ОАО. Однако вряд ли следует от этого ожидать кардинальных изменений в сложившейся системе отношений. Модель инсайдерского контроля продолжит функционирование и лишь усилиться, так как замаячивший новый виток приватизации снизит ответственность за результаты их деятельности.

Первоначальные инвестиции государственных корпораций должны порождать прирост национального дохода, то есть давать реальные рабочие места и обеспечивать прибыльность предприятий и проектов, созданных или профинансированных ими. Именно это позволит государству в дальнейшем получить прирост доходов в бюджет через налоги, а вместе с ними и дальнейшие инвестиционные расходы. Если же государственные инвестиции не создают рабочих мест или производства востребованной продукции, то это ведет фактически к ущербу или недополучению доходов государства в будущем.

Инвестиционный мультипликатор серьезно пробуксовывает за счет неэффективного использования фондов госкорпораций и изъятия инсайдерской ренты. Можно сделать вывод, что только при создании взаимосвязанной системы государственного планирования экономики и, в частности, планирования инновационного развития с четким увязыванием целей, механизмов их достижения и критериев оценки, возможно добиться результата. Простое вбухивание миллиардов в достаточно сомнительные институты, вроде госкорпораций, не приведут к желаемому результату, по крайней мере тому, который декларировался немало лет.

* * *

Чтобы государственная бюрократия  действовала не в своих личных интересах, а в общественных, необходимо введение механизма ответственности власти перед народом за результаты правления.

Без такого механизма верхушка власти будет продолжать разлагаться, и ликвидировать коррупцию в самом верху будет просто некому.

А.Соколов 

Литература

1. Глазьев С.Ю. Уроки очередной российской революции: крах либеральной утопии и шанс на экономическое чудо. М.: Экономическая газета, 2011.

2. Дзарасов Р.С., Новоженов Д.В. Крупный бизнес и накопление капитала в современной России. М.: УРСС, 2009.

3. Дзарасов Р.С. Планирование в условиях рынка // «Экономика мегаполисов и регионов», 2010, №6 (36).

4. Заключение ревизионной комиссии Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» // Ведомости, 2010, №135(2653).

5. Сосков В.Ф., Райзберг Б.А. Опыт перспективного стратегического планирования в советский период российской истории // «Экономика мегаполисов и регионов», 2010, №6(36)

6. Устюжанина Е.В., Евсюков С.Г. Квазинационализация как направление развития российской экономики // Вестник университета (ГУУ), 2008, №2(23).

7. Dzarasov S. Critical realism and Russian economics // Cambridge journal of economics. – 2010. – Vol. 34. – No. 6. – November.

8. http://президент.рф/выступления/10187

9. http://base.garant.ru/193915/

10. http://dynacon.ru/content/articles/343/

11. http://forbes.ru/svoi-biznes-column/startapy/60070-chetyre-problemy-investitsii-v-innovatsii

12. http://gks.ru/doc_2009/nauka/ind_innov2009.pdf

13. http://hse.nnov.ru/news/2011/january/2996.html

14. http://nanonewsnet.ru/articles/2010/investitsionnaya-politika-rosnano-v-...

15. http://news.kremlin.ru/news/5965

16. http://ng.ru/economics/2010-07-23/1_vb.html

17. http://rosatom.ru

18. http://rostechnologii.ru/company/

19. http://ru.wikipedia.org/wiki/Олимпстрой

20. http://svpressa.ru/economy/article/16159/

21. http://vedomosti.ru/newspaper/article/2010/07/23/241420

22. http://vlasti.net/news/109013

23. http://vz.ru/society/2009/7/23/310314.html

24. Российский статистический ежегодник - http://www.gks.ru

25. http://www.nair-it.ru/analytics/

26. Индикаторы инновационной деятельности: 2009, Росстат, ВШЭ, http://www.gks.ru/doc_2009/nauka/ind_innov2009.pdf

27. Инновационная активность крупного бизнеса в России, PwC, Москва, 2010

Комментарии

Аватар пользователя Подполковник ВВС Барабаш К.В.

В дополнение к теме

Лишь один из эпизодов коррупции - мошенничество с земельными участками. Об этом в репортажае Рой-ТВ о конференции сочинского судьи Новикова:

Вот статьи, которые нужно изучить и распространять в первую очередь: http://zaotvet.info/prochie_tegi/organizacija - эта подборка обновляется!