Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Разбор полётов шлемов

 
Просмотреть увеличенную карту

Если бы 6-го мая ВСЕ сражались так же яростно, как парни от национал-патриотов и «Левого фронта» – народ бы прошёл мост.

То, что колонну от станции метро Октябрьская изначально вели в ловушку – было понятно с самого начала (кто плохо знает столицу - смотрите карту). Любая тактика по обходу кордонов приводила к одному и тому же большому минусу: колонна дробилась. Что и требуется всегда полицаям. Организаторы шествия не могли придумать способа собрать колонну иначе, кроме как в согласованном месте и в согласованное время. Потому что других колонн – быстрых, мобильных, отчаянных в своей массе, тем более с богатым опытом уличных столкновений – у оппозиции нет. Приходится долго собираться, долго строиться и при виде агрессии со стороны силовиков долго настраиваться на борьбу. А такие долгие приготовления в несогласованном месте практически не реализуемы.

Но думали ли организаторы о прорыве? Всё же им было, что сказать людям: на Болотной площади, куда по Большой Якиманке шла колонна, планировалась сцена, звукоусиливающая аппаратура. Переход с Болота в центр, к Манежной площади, где вечером должен был быть выражен протест против антинародной инаугурации, централизованно не планировался. Это могло происходить только спонтанно (и повсеместно). Чтоб это не произошло сразу и массово – Большой каменный мост почти сразу после Водоотводного канала был перекрыт.

Вид большой массы полицаев на подступах к Москве-реке послужил одной из причин наступления. Все, кто подходил к Болотной площади, не с целью послушать избитые речи, а с целью вовремя соединиться с теми, кто сразу двинулся в центр – все они, увидев «цепи кованные» противника, начинали остро ощущать носящийся в воздухе страх режима, и образ врага для них принял наглядность. Может быть, в этом и была провокационная задумка: люди не уходили на Болотную – а останавливались напротив оцепления. Хотя часть людей, проведя агитацию, успела вернуться назад к станции метро Октябрьская и переехать в центр окольными путями (центральные станции метро всё равно были перекрыты).

Передовые активно настроенные отряды колонны митингующих (вместе со случайными зеваками) собирались перед оцеплением и в итоге дождались, чтобы те, кто идёт за ними, упёрлись в их спины и стали продавливать первый рубеж обороны режима. Но организованности не было: упираясь в первые ряды, задние легко стали сползать в Болото, и там, на правом фланге не нашлось никого, кто смог бы остановить сползание. Возможно, многие поддерживали идею обязательно провести митинг – но тогда они должны бы были способствовать этому сползанию и призвать полицию расширить коридор оцепления в сторону площади и ускорить (снять) досмотр при входе на площадь. Внятных предложений об этом не поступило. Все персоны с мегафонами, все лидеры, все ведущие в итоге стояли на стыке головы колонны и силовой цепи. И отдавали весьма странные команды.

Первое громкое указание, исходящее одинаково и от Удальцова (левые), и от Белова (националисты) на этапе противостояния было: садиться! Людям предложили сесть на асфальт, тем самым показав, что они не уйдут. Указание необдуманное и неправильное. Не хотелось большинству садиться, так же как и не хотелось уже двигаться в сторону митинга. Все активисты уже поняли: митинга толком не будет. Началось.

Среди людей были и бывшие военные, и опытные демонстранты, и участники кровавых событий 90-х. Это публика осторожная: никто не взял на себя смелость, не имея чётких сведений о собственных силах, давать старт прорыву. Но все возможные команды для обеспечения безопасности масс были отданы. Ведущие известной передачи «На самом деле» Краснов и Смирнов деликатно, даже с иронией, но доходчиво пояснили, что нелепо садиться на асфальт (сидящий человек занимает больше места в толчее и скорее травмируется при давке). Были отодвинуты назад (втянуты в строй) женщины, школьники, пожилые протестанты и вечно мешающиеся под ногами сотрудники СМИ. Людям неоднократно напоминали, что надо сцепляться локтями и не забывать смотреть под ноги. Но общие команды воспринимались не всеми. Стало ясно, что ни у одного лидера не хватает авторитета, чтобы осуществлять общее руководство. Толпа концентрировалась малыми группами, в каждой из которой были свои малые лидеры. Они и решали оперативно, что делать.

Представители силовиков смотрели на всё это с безмолвной готовностью бодаться с народом и не собирались ничего подсказывать ни массам в целом, ни лидерам масс. Только тупые крики отойти через мегафон из-за оцепления. И ни одного переговорщика. Ни одного командира, кто попытался бы обезопасить напиравшие массы. Зато со стороны наступавших исполнять эту роль радостно прибежали парочка партийных «депутатов», вроде как от «справедросов». Их неадекватные требования расступиться, размахивание «корочками» позабавило – но быстро надоело. Невостребованные клоуны сползли на правый фланг.

На площади в этом время кто-то выступал, но людям перед сценой не сразу сообщили о происходящем столпотворении. Можно было бы попросить людей подтянуться к сцене и освободить участок при входе на площадь, чтобы снизить давку. Можно было, напротив, призвать граждан отойти от ограждения канала, пройти через газоны и обеспечить надёжную защиту с тыла правому флангу для своевременной эвакуации тех, кто через несколько минут оказался жертвой противоправных действий силовиков. Ни того, ни другого не произошло. Людей отправили помогать горе-лидерам, и спешащие с площади обратным путём через рамки столкнулись с теми, кто эти рамки проходил. Тем самым движение на площадь окончательно остановилось. Колонна встала и добрала назад только что сброшенную людскую массу.

Спустя небольшое время, критическая масса желающих двигаться быстро наросла, и колонна стала сминать первые ряды оцепления. Не было сцепки на протяжении всего фронта колонны – потому прорывы произошли в нескольких местах, колонна разделилась на ручейки, и на каждый ручеёк бросились отдельные группы боевиков режима. Передовых прорвавшихся, отделившихся от колонны, стали хватать и тащить в автобусы (автозаки). За них сперва даже не кому было вступиться. Почти сразу (судя по крикам) утащили Удальцова, вроде как Навального, ещё каких-то медийных персон. Прорвавшиеся демонстранты не знали, что делать дальше, крутились на месте, не соединяли свои силы, не возвращались к основной массе. Цепи силовиков стали организованно смыкаться и разделять передовых прорвавшихся и основную массу. И так несколько раз.

Если колонна плохо разрывалась на части – отдельные группы ОМОНовцев собирались поплотней и бросались в гущу наступавших, чтобы либо оторвать и схватить кого-то, либо хотя бы разорвать наступающие ряды. Ими использовались огнетушители на аммиачной основе: выхлоп немедленно воздействовал на слизистую, вызывал усиленный безостановочный кашель, глаза слезились, в носоглотке першило. Хочется надеяться, что мерзавец, который это придумал, проводил испытания на своих детях.

Солдат стали отталкивать флагштоками знамён, палками, в пятнистую массую полетели куски асфальта, камни. Первоначально бойцы реагировали на это безсистемно и почему-то стали кидать камни и палки назад в наступавших. При этом разрывы в их рядах увеличились. В них прошло довольно много неагрессивных граждан, принявшихся оказывать помощь схваченным и травмированным. Эти же граждане возмущённо обращались к старшим по званию силовикам с просьбой прекратить переброску опасными предметами и обеспечить медицинскую помощь раненным нападавшим. Силовики были глухи и слепы, занятые разбиением и вязкой. Cпокойно стоящие секретные сотрудники (сексоты) и прочие силовые наблюдатели также не внимали подобным просьбам. Людей в белых халатах так никто и не увидел. Заступников и раненных  наравне со всеми тащили в автозаки. Но ОМОН вскоре стал выносить с поля столкновения камни и флагштоки.

В это время огромная масса народа облепила заборы, бордюры, фонари, ограждения набережной. Они смотрели, многие снимали – но больше ничего не делали. Некоторые попадали под горячую руку солдат. Этими зрителями никто не руководил. Они отступали, когда рядом растекались аммиачные облака, или когда их начинали отрывать от ограждений силовики. Переходили на безопасные позиции и наблюдали дальше. СМИ среди них также были – но большинство независимых операторов носилось в самой гуще событий. А вот иностранные корреспонденты и сотрудники федеральных каналов держались на предельно безопасном расстоянии, выбирали широкие планы и на их фоне зачитывали подготовленные тексты, некоторые прямо с распечаток.

Трагический момент столкновения: какой-то ОМОНовец, без разбора сбивающий с ног всех, кто попадался на пути его отступления, жёстко приложил не успевшего увернуться парня. Удар был нацелен в лицо – но ввиду малого роста бойца смазался в висок. Недостаток силы компенсировался жёсткостью закреплённой на руке защиты. Парень упал и перестал подавать признаки жизни. Всколыхнувшуюся волну озлобленности и агрессии можно было почувствовать кожей. Потому другой солдат, попытавшийся проверить признаки жизни парня, живо убрался подобру-поздорову, опасаясь отвечать за дело рук сослуживца. Спустя короткое время, вместо медиков примчался усиленный пятнистый отряд, разогнал сгрудившихся вокруг упавшего людей и уволок пострадавшего, даже не зафиксировав ему шею.

Отношения между слугами режима и народом быстро накалились. Отбившихся от «стада» бойцов отдельные граждане были готовы просто растерзать на месте. Но всегда находился кто-то, кто вступался и просил отпустить «солдатика». С таких «солдатиков» просто срывали шлемы, бронежилеты, аммуницию и пинками отправляли к «своим». Под шлемами оказывались испуганные человеческие глаза. Иногда налиты кровью – а иногда залитые. Шлемы летели в реку. И лично мне жаль, что пустые. Тупой пыл силовиков давно пора охладить. Валяться на асфальте без признаков жизни должны не русские парни – а безумные генералы и полковники. Против них и их окружения нужно направлять концентрированные удары сопротивления. А рядовые ОМОНовцы потом как-нибудь выплывут. Чай, не сахарные.

Оставшееся время разбиение демонстрантов на группы продолжалось. И чем дальше – тем более жёстко действовали ОМОНовцы, осмелевшие от недостатка сопротивления. Задача была явно очистить площадь от всех граждан. Прибывающие автозаки набивались до тех пор, пока район не опустел полностью. К концу столкновения на площади и вблизи неё хватали уже просто зевак и случайных прохожих. Пострадали многие операторы независимых СМИ.

Чуть погодя, националисты, как обещали, собрались в метро в центре столицы, чтобы выйти как можно ближе к Манежке. Им перекрыли выходы со станции, но группа из полусотни граждан смогла прорваться наверх. Там уже силы были явно не равны: несмотря на слаженность действий, всю группу разбили на части и в итоге все были задержаны. На Театральной площади, через которую планировали идти националисты, руководство силовиков вело себя просто неадекватно: все выходящие из метро и идущие к площади, несмотря на возраст и внешний вид препровождались в автозаки. К возмущающимся и напоминающим о конституционных правах немедленно применялась сила. Пострадало много пожилых москвичей, семейных пар, туристов.

Обещанные тысячи несогласных граждан и бывших силовиков из регионов и ближайших к столице городов, заявлявших о своей готовности к сопротивлению, то ли не доехали до столицы, то ли так и не смогли собраться в центре. Остаток дня вблизи центральных площадей Москвы доводилось встречать небольшие отряды «Народного ополчения им. Минина и Пожарского», сторонников полковников Квачкова и Хабарова, более-менее известных участников различных националистических и либеральных движений. Всех известных левых, видимо, повязали ещё на площади. Количество силовиков всех мастей в столице зашкаливало. Как и ненависть народа к их руководству.

Ночью задержанным оказывали помощь, привозили воду, продукты язвенникам, отсутствующие медикаменты. Позже освобождённых забирали из ОВД, развозили по домам, обеспечивали ночлег приезжим. Стоит отметить, что здесь разные крылья гражданского протестного движения проявляли высокий уровень взаимовыручки.

Те, кто в ОВД послушал провокаторов (а их присутствие на некоторых участках и в некоторых протестных группах стало нормой), подписал обязательство явиться в суд, не внёс замечаний в протокол – отпускались весьма быстро. Но им ещё придётся отсидеть свои сутки. Те, кто знал, что ни в чём не виноват, что оперативная съёмка не зафиксировала ни одного нарушения с их стороны, и потому отказывались предъявлять документы, подписывать что-либо – сидели до утра, в нарушение всех норм права (обычно достаточно сообщить ФИО и год рождения, чтобы база данных выдала и паспортные данные с фото, и место жительства). Однако, стойкость вызывает уважение – и уставшие от беспредела сотрудники отделений в итоге выпускали таких задержанных, составляя для отвода глаз липовый протокол, подписанный нанятыми понятыми – который уничтожался, как только людей выпускали на свободу. Тех, кто и в отделениях продолжал вести себя агрессивно, оказывал сопротивление – запирали до суда в «обезьянники». Всего за эти дни задержанных оказалось около 1000 человек – потому некоторые автозаки часами катаются между ОВД, выясняя, в каких участках ещё есть место. За это время не известно ни одного случая, чтобы задержанного отпустили спустя установленные законом три часа после задержания. Только не ранее, чем за полночь. Также неизвестно, чтобы на кого-то протокол о нарушении составили на месте задержания: людей везли в участок, так и не сообщив официально, за что именно. Одного этого достаточно, чтобы с позором выгнать Нургалиева со своей должности с лишением права ношения формы. Хотя это надо было сделать со всем руководством силовиков ещё после Приморского позора.

Аналогичная картина в столице была и на следующий день. Путинскую клятву на крови (на пропитанной кровью Конституции-93) пришлось переносить раньше. По центру столицы разъезжали обиженные толстопузы и жополизы, которых об этом не предупредили, а после отказались пускать. Все обочины были уставлены элементами ограждений, барьерами. Вдоль дорог с малыми интервалами кучковались группы полицаев, патрульных, сексотов, стукачей и наёмников из прорежимных движений. Фальшивые улыбки, испуганные глаза, проверка документов у подозрительных граждан, которые выглядят слишком независимо, или просто смело, или, не дай Бог, иронично относятся к увиденному. Раздача любых листовок – гарантия продолжительной беседы с высокими чинами, а то и лишения свободы. В ответ на завязывание разговора со старшими офицерами МВД по инициативе граждан – молчание, а зачастую и агрессивный отказ беседовать. Трусы!

Слабый человек, даже одетый в форму и при оружии остаётся слабым. Если ты в органах не ради защиты сограждан, а ради «прикосновения» к «власти», к чему-то сильному – ты будешь до последнего радостно обманываться, будто совершаешь великий подвиг: защищаешь систему, режим, строй, служишь закону… Но при этом не будешь служить народу. И никогда не захочешь знать, кто и с какой целью на самом деле придумал этот закон и заставил его принять тех, кого народ не выбирал. И уж тем более не захочешь отвечать за свои действия перед теми, на кого тебе было приказано поднять руку. Служба народу – это сложно и непонятно, так как приходиться слушать совесть. Легче служить двум «батяням»: комбату и банкомату. Вот какой взгляд на службу Родине породила собственная многолетняя безответственная служба наших «народных избранников». «Избранников», чью работу под страхом обвинения в экстремизме они же сами и запретили нам оценивать. Но обратную связь с народом невозможно прервать раз и навсегда. И чем дольше эта связь восстанавливается – тем больше она похожа на петлю.

Внешний вид центра сердца нашей Родины все эти дни прямо указывает на свершившуюся оккупацию: войска-войска-войска. Если ВВП хотелось отпраздновать победу своего насилия над народом по-человечески – то патриоты могут быть спокойны: этого не получилось. Если же именно так режим теперь и хочет проводить праздничные для него даты – то это не человеческий режим.

В целом произошедшее столкновение у Болота показало, что значительно вырос процент людей, кто не просто перестал считать полицаев неприкосновенными – а готов уничтожать их при первом же проявлении агрессии с их стороны. Люди легко поддавались эмоциям, заведомо видя в одетых в форму не охранников правопорядка, а продавшихся (или проданных своим начальством) предателей Отечества, поднявших руку на кормящий их народ. Отсутствие возможности результативно выразить законными способами протест против политики заново «избранного» президента привело к ощущению безысходности, для выхода из которого любой человек рано или поздно принимает радикальное решение. Вполне вероятно, что цель «команды» Путина и его цепных силовиков именно в этом и заключается: заставить граждан нашей страны сражаться друг с другом, развязать гражданскую войну. Если это так – членов этой «команды» будет правильней уничтожить, не пытаясь арестовать: пусть это будет менее «демократично», но тогда гарантировано, что они не успеют принести больший вред России.

Отныне мы живём не только без легальной Думы, но и без легального президента. Степень соблюдения законности в таком случае - личное дело каждого гражданина.

Смерть оккупантам! Власть на Суд народа!

К. Барабаш

Комментарии

Аватар пользователя wyborg

ХОТЯТ БУНТА ОНИ ЕГО ПОЛУЧАТ

МОСКВА В ОСАДНОМ ПОЛОЖЕНИИ ,ВОТ СЕЙЧАС ПОЛЫХНЕТ ПАРУ ГОРОДОВ И ВСЁ !!!!ОМОНА НА ВСЕХ НЕ ХВАТИТ

Аватар пользователя В. Горбатый

Кое-что уже получили. Но

Кое-что уже получили. Но тандем не любит останавливаться на достигнутом ,)))

Аватар пользователя Подполковник ВВС Барабаш К.В.

P.S.

К сожалению, мы слабо знакомы с лидерами анархистов - потому я лично не могу оценить их вклада в прошедшие события. Но товарищи мне подсказывают, что анархисты держались уж точно не слабее левых и националистов!-)

Вот статьи, которые нужно изучить и распространять в первую очередь: http://zaotvet.info/prochie_tegi/organizacija - эта подборка обновляется!

Аватар пользователя Виталий.

Разбор полётов шлемов.

Реально, взвешенно и правдиво. Многие праздники теперь будут другими. Открыта шарокая дорога для возмущённых. Дан хлеб карикатуристам и острословам.

Аватар пользователя Подполковник ВВС Барабаш К.В.

Мысли по ту сторону

Что в головах у выставляемых на убой:

Вот статьи, которые нужно изучить и распространять в первую очередь: http://zaotvet.info/prochie_tegi/organizacija - эта подборка обновляется!