Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Политическая кулинария

Политика, политика, политика, бесконечное и очень часто малокомпетентное, поверхностное пережевывание подбрасываемых СМИ и режимом новостей, – надоедает.
Не поговорить ли нам о чем-нибудь интересном и вечном, скажем, о Боге? Шучу.

Есть же люди, которые считаются отцами-основателями политической экономики, так почему бы мне (ко всем моим остальным достоинствам) не стать отцом политической кулинарии?

Последнее время выполняю дыхательные процедуры, вынужден прибор держать в одной руке, работать с клавиатурой одной, даже правой рукой трудно, и я не менее часа в день начал смотреть телевизор. Не новости (гляну на них в Яндексе), не фильмы (зачем смотреть на чью-то выдуманную жизнь, когда своей осталось не так уж и много?), не передачи (тошнит от пустословия и самолюбования). Любил раньше юмор, теперь тошнит и от него – на всех каналах ржут и ржут. Правильно заметил С. Кургинян, что непрерывно смеются только в дурдоме. Стало трудно смотреть и передачи на научно-технические темы из-за неспособности авторов эти темы раскрыть и, опять-таки, из-за «ржачного» поведения ведущих, особенно американских. Может со временем что-то и найду в телевизоре еще, но на сегодня достойными передачами считаю некоторые передачи об охоте и рыбалке (если они, сволочи, пойманную рыбу обратно в воду не отпускают, а то это какой-то онанизм!), поскольку это реальность и в этих передачах наиболее компетентные ведущие. Еще смотрю и передачи о кулинарии – тоже реальность. Насмотревшись последних, и пытаясь понять суть, закладываемую в рецепты блюд, со временем пришел к выводу, что и кулинария превратилась в вопиющую бессмысленность. Решил высказаться об этом, а потом подумал – а почему бы не копнуть поглубже, и не дать немного философии?

Топливо и запчасти

Если осмыслить уже найденные и подтвержденные практикой законы природы, по отношению к которым пока не возникает сомнений, то общий закон природы формулируется так – природа стремится создать все более сложные системы, которые бы для своего существования, при данном уровне обеспечении систем энергией, потребляли ее минимальное количество.

Не буду ни доказывать этот закон, ни трогать физику природных процессов (то есть, такие очень сложные системы как Душа и Дух человека), поговорю накоротке только о химии – о теле человека, в котором он (его Душа) проходит воспитание и сдает экзамен в этой своей, скажем так, молекулярной жизни.

Наше тело — это совокупность очень сложных молекул, химических соединений самых различных атомов, но в основном атомов углерода, азота, водорода и кислорода. В первом приближении не будет большим грехом сказать, что наше тело — это одна очень большая невообразимо сложная молекула. Мы, люди, пока венец того, что сумела сделать природа, усложняя создаваемые ею системы. Однако общий закон природы предъявляет к каждому из нас и требования – мы обязаны для своего существования и в своей нынешней, молекулярной жизни тратить минимальное количество энергии. Это не значит, что мы должны лежать и не двигаться, наоборот, природа создала нас для коллективного творчества и для осмысленной деятельности, и мы обязаны или сами творить, или участвовать в коллективном творчестве. Однако каждый обязан понимать, что тратить на себя ненужное для творчества и своего существования количество энергии, это не грех, это хуже.

Понимаете, действуя вопреки какому-либо из законов природы, можно получить кайф, но этот кайф не вечен. И за него придется расплатиться, безусловно, дороже, чем этот кайф стоит. Скажем, можно плюнуть на закон всемирного притяжения и на закон превращения энергии в работу и выпрыгнут из окна небоскреба. Получишь кайф свободного полета. Будешь парить, парить… Пока накопленная кинетическая энергия не перейдет в работу по разрушению твоего организма. Еще хуже будет после кайфа бездумного расходования на себя энергии в ходе своей нынешней молекулярной жизни.

Более точно было бы считать, что наше тело не просто очень сложная молекула, но это и молекула, которая представляет из себя очень сложный химический реактор, в котором непрерывно идут химические процессы для стабильного существования этой молекулы. В первую очередь, для снабжения ее энергией и для замены изношенных частей молекулы.

Снабжение энергией и запчастями мы осуществляем приемом пищи, и, в рамках раскрываемой мною темы, по поводу еды следует сделать пояснение.

Для оседлых народов основой сельского хозяйства является растениеводство и его главная отрасль - зерновое производство. Зерно, хлеб - это прямая, наиболее экономичная пища человека. Когда производительность труда крестьянина достигает определенных пределов, появляется возможность использовать зерно не только для питания человека. Хлебом начинают кормить животных, получая мясо, а мясо идет людям.

И вот здесь надо понимать элементарные вещи. Человек, как и автомобиль, для поддержания своей жизни нуждается в топливе и в запасных частях. Но в отличие от автомобиля он получает топливо и запчасти сразу - вместе с пищей. Топливом для него является калорийность пищи, запчастями - содержащиеся в ней белки (и витамины с микроэлементами, но об этом позже). Еще одно отличие: для автомобиля можно запасти топливо в канистрах, а запчасти сложить в багажник, а человек так не может. Он запасает «топливо» в виде собственного внутреннего и подкожного жира, но запаса белков, с помощью которых восстанавливаются клетки его организма и которых ему надо-то всего около 100 граммов в день, он сделать не в состоянии. Белков можно съесть в день очень много, но организм возьмет их ровно столько, сколько сегодня нужно, остальные организм не усвоит и сбросит в канализацию (вернее, превратит и ценный белок в энергию).

Рассмотрим эти два продукта: хлеб и мясо. В постном мясе калорий почти в два раза меньше, чем в хлебе, то есть это неважное топливо. Но в нем почти вдвое больше белков, чем в хлебе, причем в очень хорошем для организма сочетании. (В хлебе белка до 6 %, калорийность хлеба 2300-2400 килокалорий на килограмм, в мясе белка 12 %, калорийность 1200-1300 килокалорий на килограмм.) Отсюда следует, что человеку, который находится в условиях холода и занят тяжелой физической работой, нужно есть больше хлеба или один только хлеб - калорийное топливо. Вместе с хлебом он получит и достаточное количество белка (запчастей), а еды ему нужно будет не очень много. Но если человек живет в теплом климате и расходы энергии (калорий) на его собственный обогрев невелики, если его труд физически не очень тяжел, то ему лучше есть мясо. Если он свою ежедневную норму белков будет набирать за счет хлеба, то быстро распухнет от запасов энергии – от жира. Получится не еда, а откорм. В то же время, если тяжело работающий человек будет питаться только постным мясом, то его и есть придется много, и белки будут бесполезно потрачены. Разумеется, есть случаи, когда некуда деваться, скажем, кочевнику-скотоводу или рыбаку. И понимаю, что вывод о том, что трудяга на стройке должен питаться хлебом, а офисный планктон – мясом, тоже не всем по вкусу, но этого требуют не только здравый смысл, но и законы химии, законы природы.

Отвлечемся на вывод: чтобы определить, хорошо или плохо живут люди, не следует сравнивать, скажем, душевое потребление мяса или хлеба в различных странах просто так. Нужно оценить климат в этих странах, комфортность их жилищ и рабочих мест, доступность транспорта и физические усилия, затрачиваемые в быту и на работе.

Если мы вспомним, что Россия - страна с долгой и холодной зимой, с огромными расстояниями, а в прошлые века и с тяжелым крестьянским трудом, то поймем, почему хлеб - основа русской пищи. (Под хлебом здесь имеются в виду и каши, и все мучное.) Мясо для крестьянина считалось скорее баловством. В пище крестьян России (даже прошлого века) приоритеты были следующие: кислая капуста либо щи из нее, водка, мясо. От мяса, разумеется, никто не отказывался, особенно от жирного. В России всегда считалось: что сладко есть - значит, жирно есть, ведь жир - это калории, энергия. Но если была возможность выбора между мясом и водкой, то предпочитали водку. А если был выбор между водкой и щами, то предпочитали щи, поскольку то изрядное количество хлеба, что ел крестьянин, нужно было сопроводить кислотой для его лучшего усвоения. Русский народ выбрал себе в качестве такого сопровождения квашенные овощи и блюда из них.

Когда наступал голодный год, крестьянин продавал корову или бычка по цене мяса, равной цене ржи. Мы не поймем смысла этой операции, если не вспомним, что в постном мясе калорий вдвое меньше, чем в хлебе, то есть такой торговлей крестьянин вдвое увеличивал энергетическую ценность своей пищи.

Хлеб был очень ценен, зерном скот кормили только богатые люди, среднему дореволюционному крестьянину это и в голову бы не пришло. Ведь для получения килограмма мяса необходимо 5-7 килограммов зерна, в целом это потеря калорийности чуть ли не в пятнадцать раз.

(По этой причине ряд домашних животных, скажем, свиньи, куры, которые для своего выкармливания требуют особенно много зерна, являются конкурентами человека. На что свиньи скороспелы и эффективны для откорма, но даже у немцев, при откорме свиней зерном или картофелем, непроизводительная потеря калорий составляет 80%. Поэтому во время тяжелых войн, когда в снабжении населения продуктами питания наступают трудности, для этой части домашних животных наступает время холокоста – их поголовье энергично сокращают, чтобы они не объедали людей и дали людям выжить. Военное животное – корова, которая в принципе может выжить на одной траве лугов и соломе от зерновых, а военная птица - гусь, потребляющий довольно много зеленой травы).

Но вернемся в Россию. Слишком мало производилось тогда зерна в России, чтобы перейти на производства мяса с помощью хлеба. Даже в 1913 году, самом урожайном за историю империи, было произведено зерна в границах СССР всего 98 млн. тонн. В 1989 году, в год прихода к власти перестройщиков, производство зерна составило 211 млн. тонн, а бывало и 240 млн. тонн.

Да, из полученных 98 млн. тонн, в 1913 году Россия экспортировала 9 млн. тонн, и либерасты по этому поводу заявляют, что Россия кормила хлебом всю Европу. Это не так: в России душевое потребление зерна было вдвое ниже, чем в Европе. Россия своим зерном кормила скот в Европе, она кормила Европу мясом и молоком, хотя только половина своих детей доживала до 10 лет, в том числе, и из-за отсутствия мяса и молока.

Князь Багратион, полковник генштаба русской армии (надо думать, потомок героя 1812 года), в 1911 году писал: «С каждым годом армия русская становится все более хворой и физически неспособной... Из трех парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы... Около 40 % новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу». И это при том, что относительная цена на мясо в России тех времен нам должна казаться не очень высокой. Вспомним, что в начале 80-х годов белый хлеб стоил 25 копеек за килограмм. Мясо по 2 рубля в магазинах быстро расхватывали, но на рынке его можно было всегда и без проблем купить за 3-4 рубля. Соотношение между ценой килограмма хлеба и килограмма мяса было примерно 1:16. А в 1914 году в Москве, относительно дешевом в смысле продовольствия городе, белый хлеб стоил 5 копеек фунт, а говядина - 22 копейки. Соотношение 1:4,5. То есть относительно хлеба мясо в 1914 году было почти вчетверо дешевле, чем через 70 лет. И, тем не менее, 40 % новобранцев впервые пробовали его в армии!

Так вот, давайте, ради разнообразия поговорим не о неспособности царей накормить свой народ мясной пищей, а о том, что до половины населения совсем не ела мяса, тем не менее, доживала до достаточно преклонных лет.

Однако сначала отметим принципиальный вывод – если ты интенсивно сжигаешь калории в интенсивном тяжелом труде, то тебе для жизни достаточно будет хлеба. А если ты мало шевелишься, то придется выращивать для тебя мясо.

Россия и Европа

Очень велика у нас разница в климате – по сравнению с нами Европа очень теплая, благодатная земля и для эффективного выращивания многообразия сельскохозяйственных культур, и просто для жизни. Скажем, европейцам нет необходимости тратить столько топлива для обогрева жилищ, как это приходилось делать русским, европейцам не приходилось (да и не приходится) так часто ремонтировать дороги, как русским, у которых дороги регулярно разрушал и разрушает мороз.

Когда любуешься средневековыми творениями зодчих в Западной Европе, невольно приходит мысль, что уже в XIV-XV веках огромное количество людей профессионально, то есть круглый год и всю жизнь, должны были заниматься строительством, инженерным делом, ваянием и живописью. Следовательно, уже в те времена в Европе должна была быть такая производительность труда на селе, такая товарность сельского хозяйства, которая бы позволяла государству кормить значительное количество профессионалов, двигающих прогресс во всех областях знаний и экономики. Возникает вопрос: а почему в России было мало таких людей? Ответ прост. Во-первых, конечно, товарность сельского хозяйства при нашем климате была очень низка, ведь даже самые южные земли Московии были расположены и гораздо севернее всех земель Германии, Франции, Италии и т.д., и гораздо восточнее (резкость климата распространяется на нашем континенте с запада на восток). Во-вторых, те небольшие излишки, которые крестьянин мог оторвать от своей семьи, шли в первую очередь на прокорм армии и на обеспечение вооружения для нее, ведь Россия только с северо-востока была защищена морями, и защита от врага была главной проблемой. Россия абсолютно объективно не имела излишков сельскохозяйственной продукции, чтобы кормить инженеров, ученых, ваятелей и прочих. Имея высокую политическую культуру, она резко отставала от других стран в области культуры технической, научной, развлекательной. Но сейчас не об этом.

При такой разнице жизненных условий не могла не сложиться разная культура еды.
Начнем, для примера, с хранения пищи. Для русских не было проблемы выкопать погреб и поддерживать в нем почти круглый год температуру не выше плюс пяти градусов, не было проблем построить ледник с запасом льда на все лето, и каждый солидный крестьянин обязан был такой ледник иметь. А для европейца при теплом климате подобные сооружения были недоступны. Забив осенью лишних животных, русский подвешивал их туши в сарае и всю зиму, с большей частью весны, в мясоед ел только свежее мясо. А у европейца мясо быстро портилось, вот и пришлось в Европе изобретать копчение с колбасным производством, практически неведомые в России из-за отсутствие в них смысла.

Из-за той же климатической причины, русские использовали для консервирования овощей, ягод и грибов квашение, но квашенные продукты при температуре выше пяти градусов быстро портятся и европейцу этот способ консервирования был недоступен. А тут дело не только в консервировании.

И русские, и европейцы основой питания имели хлеб, а хлеб для своего переваривания требовал кислоты. Основную часть года русские получали в пищу молочную кислоту, образующуюся при квашении овощей, (почему приоритет у русских и занимала квашенная капуста), а по окончании к лету квашенных запасов, русские готовили хлебный квас. Европейцы же легко обходились вином, в столовых сортах которого достаточно уксусной кислоты. А перебродившее вино превращается в уксус, которым, кстати, европейцы консервировали овощи, если это требовалось, поскольку из-за мягкости климата, период без свежих овощей в Европе не велик, а для хранения маринованных на уксусе овощей холодные погреба не требуются.

Таким образом русская еда основана на молочной кислоте, европейская – на уксусной, наша еда основана на квашенных овощах, их – на вине. Каждая национальная кухня хороша, даже если и кажется на первый вкус отвратительной.

Однако полагаю и попытаюсь доказать, что нет ничего глупее, чем смешивать эти кухни, особенно смешивать их принципиальные различия. И смешивать русские и европейские столы также очень глупо: я имею в виду, глупо пить вино под русские блюда, поскольку, с точки зрения химии, это запивать молочную кислоту уксусной.

Перед глазами стоит кадр из фильма о Ельцине: Черномырдин дает интервью во время домашнего обеда. На столе хрусталь и фарфор, середину стола украшает пластиковая баночка с горчицей из ларька, в тарелке перед Черномырдиным варенная картошечка, соленый огурчик и селедочка. Он запивает это все дорогущим красным бургундским вином и с видом знатока причмокивает. А как же – кайф!

Любопытство есть любопытство, охота попробовать французскую, итальянскую, японскую или какую иную кухню – пожалуйста! Но на кой хрен нам под русскую еду их вина?

Вино содержит и этиловый спирт, утверждают, что он возбуждает аппетит, но если аппетит так уж необходим, то ведь под русские блюда очень точно вписывается водка – практически чистый, без сивушных масел (тяжелых спиртов) цэ – два, аш – пять, о–аш.

О водке следует сказать, что способ ее потребления русскими и раньше был не очень умным, а нынче и вовсе не такой, как надо. Сегодня многим надо не возбуждать аппетит, а сдерживать его, так, что пообедать вполне можно и без водки. Ведь это для французов столовое вино это еда, а не выпивка, а для нас водка это все же только выпивка, то есть, это то, что обязано дать опьянение. Но в этом случае нет смысла и глупо гасить и сдерживать это опьянение закуской, растягивая начало действия опьянения во времени и этим стимулируя себя на новые порции водки, которые дадут, в конце концов, опьянение в большей степени, чем вами задумывалось перед началом выпивки.

Умно поступают в данном случае европейцы. Они разделяют еду и выпивку: сначала едят (пусть и с вином), а после еды начинают напиваться, причем напиваться экономно - не через желудок, а через язык и небо. Идут в бар и там потягивают виски или коньяк – набирают их в рот и глотают только через некоторое время – смакуют, но за время этого смакования спирт всасывается сосудами языка и неба прямо в кровь, быстро бьет по мозгам – получается и дешево, и сердито, и похмелья от перепитого нет. Надо бы и нам так – поел без водки, попил чайку, чтобы желудок опустел, а потом полощи рот водкой, виски или коньяком без закуски, пока не получишь нужное опьянение. (Очень хороший совет, правда, самому до сих пор не приходилось им пользоваться, как-то все не с руки).
Пожалуй, я и так далеко ушел от темы, вернемся к ней и поговорим о вкусе.

Вкуснота

Начальник и главный технолог нашего тела – наш Дух – благодарит нас удовольствием, если мы делаем то, что нужно нашему телу для его вечной жизни – когда помогаем Духу исполнить возлагаемые на него Природой задачи.

Совершили половой акт, целью которого Дух имеет рождение потомства (вечную жизнь тела), Дух награждает нас удовольствием, слово для которого люди придумали, – оргазмом. Были голодны, покушали – подбросили в реактор, обслуживаемый Духом, топлива и запчастей, - Дух тоже награждает нас удовольствием, слова которому нет, но удовольствие от сытости после голода, все же, есть.

Таким образом, подоспела формулировка основы вкусной пищи – это твой собственный голод. Другими словами, это потребность твоего Духа (не нравится это понятие, используйте менее точное – «организма») в определенном сырье для поддержания жизни твоего тела. Дашь Духу нужное сырье, и Дух отблагодарит тебя удовольствием, а ты скажешь: «Вкусно!».

Дух – это компьютер, который действует на основе программ, заложенных в нем как вашими родителями и предками, так и созданных самим вашим Духом в течении вашей жизни. Полагаю, что у некоторых людей плохо регулируется программа спасения тела от возможного отсутствия пищи – программа создания энергетических запасов, которые в теле создаются в виде жира. Вроде уже и есть запасы, а Дух все требует и требует их увеличения: все ему кажется, что вот-вот наступит зима, а с нею и бесконечные бескормица и голод, и Дух пытается и пытается обезопасить ваше тело от этих неприятностей. (Вообще-то, животных именно с такой программой стараются отобрать животноводы – такие животные очень хорошо нагуливают вес). Дух ведь не знает, что люди и сами заботятся о том, чтобы голода не было, Дух ловит момент наличия пищи, чтобы как можно быстрее вырастить тело и покрыть его как можно более толстым слоем жира.

Возможно, у некоторых людей эти программы имеют разумные ограничения, кроме того, возможно, у некоторых людей сбиты программы переработки пищи и кпд ее усвоения, по крайней мере, кпд усвоения энергии очень низок. Мне приходилось встречать людей, которые едят часто и очень много, оставаясь, тем не менее, худыми. (Про таких людей и животных говорят – не в коня корм).

Немного химии. Химические соединения, из которых состоит наше тело, очень сложные. Их получение идет в тысячи стадий, и Дух, изменением условий протекания каждой стадии реакции (добавлением новых реактивов, изменением температуры и давления, катализом), направляет протекание всей суммы химических реакций к нужному результату. Направляет с помощью заложенных в нем программ или вновь найденных, если поступающие с пищей химические соединения для Духа уж очень необычны.

Если бы наша наука занималась человеком в комплексе, а не только хромосомами и идиотскими генами, то, скорее всего, можно было бы найти способ настройки этих программ извне и помочь этим Духу. Сейчас же нашему Духу приходится самому приноравливаться к нештатным ситуациям с тем программным обеспечением, что у него есть в наличии и что он сам может создать. Если мы едим постоянно один и тот же набор продуктов, то Дух не только использует уже имеющиеся у него программы для эффективного усвоения этого набора, но и совершенствует их, то есть, создаст в теле такие кислотную и бактериальную среду, которые будут успешно справляться с этой пищей. Когда мы переходим на новую пищу, то Дух обязан создать программу и для ее эффективной переработки, однако это будет не быстро, поскольку Дух создает программы перебором вариантов, а это требует времени. (Если бы у него было время, то он нашел бы способы переработать и яды, но Дух не успевает, ввиду смерти тела и его самого. Хотя существуют сведения, что приемом ядов в очень малых дозах, люди со временем вырабатывают в себе способность им противостоять, некий иммунитет. А это подтверждает, что поступающие в наше тело вещества перевариваются не просто так, а по программам, которые Духу надо найти). Но продолжим. Если мы, в ходе поиска Духом программы для усвоения нового вида пищи, еще раз поменяем ее, то Дух, не создав эффективную программу для усвоения предыдущей пищи, бросит работу над ней и начнет создавать новую программу для новой пищи. Образно говоря, мы задолбаем свой Дух, а если говорить о технике этой перенастройки организма, то каждая новая пища это необходимость разработки еще одной программы – это новая работа для Духа. А при любой работе возникают ошибки, и чем больше вы издеваетесь над Духом, тем больше ошибок он совершит. А эти ошибки могут быть не безобидны.

Я не готов согласиться полностью с сентенцией, высказываемой рядом практикующих врачей, что все болезни входят в человека через рот, но должен признать, что в этом врачебном опыте много истины. Раньше (да, вероятно, и сегодня) умные врачи при трудно поддающихся лечению болезнях, предлагают пациенту переменить климат и пищу, а еще раньше человеческий опыт сформулировал для лечения хронических болезней более точный рецепт: «Если ты не можешь вылечиться, уезжай туда, где ты родился, и ешь ту пищу, которую ел в детстве».

Химический смысл тут вот в чем. Человек, повторю, это химический реактор, управляемый компьютером. При всех правильных программах этого компьютера, из пищи берутся только нужные химические соединения в нужном количестве. Ненужные соединения сбрасываются, положим, с мочой, и человек здоров. Но вот при создании все новых и новых программ произошла ошибка в очередной программе, и при переработке пищи в теле начало оставаться ненужное вещество, которое вызывает болезнь. Дух сам пытается от этого болезнетворного вещества избавиться, то есть, создать программу для его удаления – найти какие-то химические соединения, которые бы связали и вывели из тела болезнетворное вещество, но Дух, повторяю, находит нужную программу методом проб и ошибок, методом перебора огромного количества вариантов. А тут еще вы меняете пищу, для которой Духу снова надо искать программы, вы начали вводить необычные химические соединения в виде лекарств, с которыми Духу тоже что-то надо делать. Время идет, тело человека обессиливает болезнь, а Дух ничего не успевает найти для лечения. Но вот вы переехали в родные места, а для вашей жизни в этих местах у Духа есть старые, опробованные, прекрасные программы, более того, вы еще и начали есть знакомую вам с детства пищу, для которых у Духа в программном обеспечении тоже все есть - ведь он вас вырастил здоровым в этом районе и на этой пище. Дух перешел на программы, в которых нет ошибок – которые не дают ненужных химических соединений при переработке пищи. Вы разгрузили Дух, и он теперь сосредоточится только на том, как освободить ваш организм от остатков болезнетворных соединений. Поэтому врачи и советуют лечиться на родине.

Сухой остаток из этой философии химии таков. Не стоит очень уж стремится перейти на какую-то новую для вас пищу. Особенно на какие-то новые, не из данной местности продукты. Попробовали их – и достаточно.

Это, кстати, и давно найденный принцип кормления животных. В корме животное должно получать все необходимое, но способ кормления (очередность дачи тех или иных продуктов) нельзя менять. Даете с утра комбикорм, затем свеклу, затем силос, затем сено, затем солому – вот так и давайте каждый день. Дух коровы подберет под эти корма программы и будет эффективно корма перерабатывать в мясо и молоко. Но если вы решите неделю кормить корову только силосом, чтобы потом неделю только свеклой, то в теле коровы может снизится концентрация, положим, витамина, который без проблем поступает со свеклой, и Дух коровы начнет создавать, в принципе, не нужную программу получения этого витамина из силоса. И, повторю, чем больше программ, тем больше ошибок. А это не здраво.

Надо думать, что и очень большое разнообразие с очень большим однообразием и человеку не здраво.

Речь идет не о том, чтобы не класть в рот ничего нового, – человеческий опыт оправданность таких страхов не подтверждает. Попробовали диковинку, Дух попробовал переработать эту диковинку старыми программами: получилось – значит, получилось, не получилось – Дух эту диковинку из тела выбросит. Но отметим главное: если вы новый продукт вводите в постоянный рацион, то Дух обязан найти и программу для эффективной переработки нового продукта. А каждая новая программа, повторю, увеличивает вероятность ошибки.

В итоге, логика приводит к выводу, что если вы что-то (блюда, особенно – продукты) ели всю жизнь, то и ешьте их дальше. Хуже не будет. И еще. Раньше мы ели то, что вокруг нас (в нашем районе) и росло, то есть, получало ту же дозу солнечной радиации, что и наш Дух, развивалось в том же магнитном поле, что и он. Кто бы меня успокоил в вопросе, что продукты, выращенные совсем в других районах Земли, совершенно безобидны для нас? (Замечу, что и с этой точки зрения, потеря Россией продовольственной безопасности тоже не радует).

По логике, я обязан сделать какой-нибудь запрещающий вывод. Но я не буду: это не жизнь, когда за нее все время боишься. Нужно жить, а не бояться! Попадете в район с другой культурой пищи – ешьте! Дух обязан справиться, на то он и Дух, это его работа. А не справиться, то можно и домой вернуться к привычной пище. Просто не лишне учитывать, что если нет необходимости вводить в рацион питания новый продукт, то и не стоит вводить. Дух-то он Дух, но и перегружать его нет смысла – нет смысла доводить этот компьютер до состояния, когда он подвиснет или покажет вам синий экран.

Приедание

А теперь, все же, рассмотрим необходимость вводить в рацион питания новые продукты и блюда. Положим, вы едите что-то вкусное и полезное постоянно и каждый день. Оно-то полезное, но любой продукт это такая смесь самых разнообразных химических соединений, что добиться в ней полного соответствия сочетания химических соединений тому сочетанию, что требуется телу, просто невозможно. В результате в тело будут поступать какие-то соединения, которые будут в нем в избытке, положим, определенный вид белков, или витаминов. Дух обязан будет этот излишек превратить в энергию или запасы энергии, или выбросить из организма. Или наоборот. В этом продукте будет чего-то не хватать, и Дух будет вынужден искать программы по синтезу дефицитного соединения из веществ имеющегося продукта. Это неэкономично, а, напомню, основной закон природы требует, чтобы затрат энергии на существование сложных структур, был минимальный.

Соответственно, Духу такое однообразное поступление пищи не нравится и он портит вам аппетит («меня уже тошнит только от самого вида этой перловки!»), он требует от вас поменять продукты. Это состояние человека называется приеданием. Говорят, что из всех продуктов не приедается только хлеб (я в этом не уверен: сам по себе хлеб может и не приедается, но может приесться его сорт). Что делать? Меняйте продукты чередованием блюд из разных продуктов. А если нет такой возможности? Тогда придется обманывать Дух, подсовывая ему (себе) тот же продукт, но с иным вкусом, что достигается добавлением в блюдо нового продукта, обычно, пряности.

Однако приедание это сигнал – нужно поменять продукты, чтобы не было как в анекдоте о молодой жене, которая жалуется подруге: «Мой муж такой капризный! Сказал, что любит салат из морковки. В понедельник он его ел с удовольствием, во вторник тоже, а в пятницу заявил, что ненавидит салат из морковки!». Но если учитывать вышеприведенные условия, то менять приевшуюся пищу нужно на продукты, обычные для вас и известные вашему Духу. Оригинальничания с продуктами в данном вопросе не смотрятся здраво.

Теперь такая тонкость. Вообще-то молодые люди могут этого и не знать, но пожившие в СССР знают, что каждый продукт, даже каждый сорт продукта имеют свой приятный вкус. Дело в том, что в СССР продукты производили не для того, чтобы они могли выдержать перепродажу десятков спекулянтов, выдержать недельное лежание на прилавках, в них не вводились антибиотики и другие консерванты, что, порою, начисто лишает продукт его вкуса. Лет 20 назад французы рассказали мне популярный тогда на Западе анекдот: голландцы, дескать, получили Нобелевскую премию за то, что сумели вывести такой сорт помидор, который не имеет никакого вкуса. Сейчас это реалии российской действительности. Как то видел передачу о кулинарии, в которой какой-то богатый шоумен в своем имении учил народ, как готовить. Что мне было в этой передаче смешно, так это то, что при всех его деньгах, шоумен использовал, да еще и в соусе, самый хреновый сорт помидор из тех, что можно найти на рынке. Я как-то ругал попавшегося мне крестьянина за то, что они эти помидоры начали выращивать. «А что делать, - сетовал тот, - это же тебе не Союз, когда главное было помидор с поля до прилавка довезти, а там его мигом расхватают. Теперь приходится выращивать такие помидоры, чтобы они пару месяцев на складах и прилавках валялись, но внешний вид не теряли».

Так вот, каждый продукт обладает своим вкусом и каждый продукт вкусен сам по себе. Да, конечно, на вкус и цвет товарищей нет, но отсутствие одинаково вкусных для всех продуктов, не означает, что в том перечне продуктов, которые составляют наш рацион, есть какой-то невкусный продукт. Мало этого, мы начинаем есть именно отдельные продукты – молоко матери, коровье молоко, каши, тертые фрукты и овощи, хлеб, вареное мясо. Помню, в садике уже с осени каждое утро начиналось с морковки, которую нам вручали, как только мы раздевались. И мы сосредоточенно эти морковки грызли, ожидая, пока родители приведут всех детей, и воспитательница поведет нас завтракать. Мало этого, и наши доисторические предки, кем бы он ни были (обезьянами, по Дарвину, или лягушками, по более современной теории), также ели каждый продукт отдельно, в силу того, что еще не умели продукты готовить.

Поэтому и полагаю, что по отношению к отдельным продуктам, наш Дух имеет самые отработанные программы по переработке химических соединений этих продуктов в энергию и клетки нашего тела. Исходя из этой посылки, логичным было бы есть каждый продукт отдельно и по очереди, некоторые целители так и предлагают, однако я считаю, что здоровому человеку это уж слишком – это уже будет напоминать некое издевательство над собой.

Что интересно, если присмотреться к русской кухне, то она построена на механическом сочетании продуктов и их вкусов (хотя ей далеко до японской). Вот мой опыт, возможно интересный. Я с детства ем борщ, одно из самых сложных блюд общерусской кухни, и полагаю, что знаю в нем толк. Прекрасный борщ варила мама, я ел борщи у всех своих бабушек, теть и невесток, наконец, до сих пор ем борщ «от своей жены». И могу сказать, что это были блюда разные по вкусу, но все эти блюда были борщами. Дело в том, что борщ можно готовить на любом бульоне, включая, скажем, бульон из фасоли, моя мать, к примеру, готовила прекрасный борщ на бульоне из банки килек в томатном соусе, кроме этого, в борщ можно добавлять многие продукты от грибов до баклажан, но, уверен, кто бы эти борщи ни попробовал, но если он и раньше ел борщ, то он, попробовав изделия моих бабушек и теть, не ошибется и подтвердит, что это таки борщ. Одновременно я ел борщи в самых различных столовых и ресторанах, с год назад ел его в украинском ресторане Москвы, и должен выразить мнение эксперта – это не борщи, хотя под таким названием они продаются. После собственного опыта, я, похоже, и понял, в чем дело.

Мне как-то пришлось самому довольно длительный период варить борщ, а это, кто не знает, смесь картофеля, лука, моркови, свеклы и капусты. Морковь и свеклу нужно резать ножом на тоненькие брусочки. Но разве я не мужик, чтобы заниматься такой дурной работой, разве не изобретатель? И я тер эти овощи на терке …и получал изделие, как в ресторане. Было обидно, но я не мог понять, в чем дело? Я покупал и старил сало, толк его с чесноком и добавлял его в варево – да, появлялся оттенок старинного вкуса, но борща все равно не получалось. Я тщательно выдерживал пропорции рецепта – ни черта! Потом я сломал терку, забыл купить новую, и морковку со свеклой пришлось порезать. И получился борщ. А потом в одной из книг Вильяма Похлебкина я прочел критику рецептов и среди них критику рекомендаций тереть овощи для борща на терке. «Потрите, - говорил Похлебкин, - и борща не будет». Он не объяснил, почему. Попробую это сделать я.

Раньше русские избы, терема и церкви, строенные из леса, рубили. Но почему? Ведь пила не только производительнее топора, но и гораздо экономичнее. Потому, что «глюпый рюский народ»? Нет. Дело в том, что топор при рубке заглаживает поры древесины и делает их малодоступными для атмосферной влаги. А пила лохматит древесину, делает ее чуть ли не фитилем, втягивающим влагу внутрь конструкций. А где влага, там, со временем, и гниение. И стояли деревянные изделия русских веками потому, что были рубленные, а не пиленные.

Так вот, нож при резке заглаживает поры моркови и свеклы, а терка их лохматит. В результате из этих овощей вытекает их собственный вкус в бульон, меняя его вкус в ненужную бульону сторону, и из бульона в овощи проникает вкус мяса и других овощей, в результате вкус всех овощей меняется и становится одинаковым. Более того, для борща лук и морковь не варятся в бульоне, а готовятся отдельно обжариванием в масле, и отдельно даже от них, тушится в масле свекла. Масло еще больше закупоривает поры овощей, сохраняя в борще их собственный вкус. Беззащитная капуста бросается в бульон за пять минут до готовности - ее нельзя разваривать! Философия борща соответствует философии русской кухни – каждый продукт в смеси должен иметь свой природный вкус, смешение вкуса смеси овощей не желательно. Между прочим, после варки, борщ требуется подержать под крышкой минут пятнадцать, прежде, чем его разливать по тарелкам, – пусть овощами настоится бульон, но овощи обязаны иметь собственный вкус!

И заметьте, наиболее любимые «изысканные» русские блюда – винегрет и салат «оливье» следуют тому же принципу: их ингредиенты готовятся отдельно, а затем смешиваются. Русский принцип кухни – механически смешивать вкусы, получать бульон, по вкусу отличный от того, что в нем плавает. Это прямо противоречит традициям, скажем, того же Запада, которые химически смешивают вкусы всех продуктов, превращая все блюдо в однородную по вкусу смесь.

Не помню точно, но, возможно, у Пикуля читал рассказ, как наш миноносец во время войны подобрал моряков с потоплено британского корабля. Начали их кормить, кок испереживался, будет ли вкусным борщ, каша и компот, а бравые британцы первое, второе и третье слили в одну миску, перемешали и так съели с удовольствием. На днях смотрю по телевизору модного американского повара, готовящего испанское блюдо. На огромной сковороде на оливковом масле поджарил куски курицы, лук и засыпал рис – молодец! Настоящий узбек! Теперь залей водичкой, накрой крышкой и свободен – получишь вкусный плов. Но этот повар заливает рис бульоном из рыбьих голов и заваливает сверху пятью видами ракушек в раковинах, а на этот слой кладет еще и креветок, сверху посыпая все шафраном. Идеальное воплощение русской презрительной поговорки – не рыба, не мясо! Но им оно вкусно, так, что учить их нечего, но надо ли оно нам?

Русская кухня находится где-то посредине между японской, в которой почти все вообще сырое, и Западом, которые тепловой обработкой смешивают вкусы исходных продуктов. У нас своя кухня, она не глупая, Дух нашего тела к ней приспособился, какой смысл нам свою кухню менять добавлением блюд кухни, очень отличающиеся от нашей, да еще и с сомнительным вкусом?

Причем, я говорю именно о сомнительном вкусе, а не об ином вкусе. Повар это мастер (так подразумевается), а мастер обязан делать то изделие, что ему закажут, а не что получится. Слесарь десять раз промеривает деталь в ходе ее обработки, портной раза два вызовет на примерку, а виденные мною в телевизоре повара, даже сверх меры разрекламированные, не пробуют то, что готовят! Вообще! Ни по ходу, ни в конце. Не пробуют исходные продукты, а я помню, как мама даже мясной фарш пробовала на вкус прежде, чем жарить из него котлеты. Что это за повара, и что у них за блюда? Да разумеется, их блюда имеют какой-то вкус, но это вкус «как получится».

И чем больше я на эту кулинарию смотрю, тем больше убеждаюсь, что это блюда не для еды, а для понта – чтобы можно было похвастаться, что ты ел нечто такое-эдакое. Берется как можно больше продуктов (желательно редких и дорогих), все это режется, а потом совместно варится или тушится, и результатом красиво оформляется тарелка. Вот разрекламированная тетка из Америки учит, как варить суп из оленины. В кастрюле на масле обжаривает кубики оленины, в это время мелко режет все виды овощей от болгарского перца до цветной капусты. Эту груду валит в кастрюлю, и эта груда из кастрюли горкой торчит, но предварительно заливает в кастрюлю консервированный мясной бульон из магазина и банку консервированной фасоли, после чего безо всякой пробы у этой мастерицы великолепный суп готов! Кайф, блин! Может и кайф, но при чем тут оленина и при чем тут повар?

Дело в том, что высшим мастерством повара является суп, поскольку именно бульон (раствор вкусов) можно подогнать под тот вкус, который повар хочет. И если кто-то покупает бульон в магазине, то это даже не стряпуха, это так – Хазанов из кулинарного техникума.

Или вот итальянский маэстро учит готовить десерт: в крем сыпет все пряности, что нашлись на кухне, а заправляет все шафраном. Посмотрел в Википедии: шафран самая дорогая в мире пряность, кроме того, он не сочетается ни с какими иными пряностями. Но раз дорого, значит, вкусно!

Общее впечатление отвратное. В, казалось бы, человеческом обществе все превращается в бессмыслицу, в понты: секс уже понты, а не продолжение рода, развлечения превратились из отдыха от трудов, в основное занятие, а теперь и еда превращается из топлива и запчастей человека в пошлые понты.

Какой же вывод? Нет смысла выкобыливаться и стремиться есть что-нибудь импортное и дефицитное. Оно ничуть не вкуснее нашего, мало того, оно и не может быть вкуснее, поскольку предназначено не для того, чтобы вам было вкусно, а для того, чтобы снять с вас побольше денег.

Таким образом, философия еды человека основана на основном законе «Человек ест, чтобы жить, а не живет, чтобы есть» и смотрится так:

  • питаться тем, что в этом же районе и выращивается;
  • питаться тем, к чему привык, что с детства ел;
  • разнообразие еды оправдано до предела, ниже которого начинается приедание;
  • сильно злоупотреблять иностранными кухнями не стоит.
  • человек, который физически работает много, но покрывает свои затраты энергии мясом, выращенным на зерне, забирает у природы в сумме такое количество продуктов, которое способно прокормить несколько человек, тоже интенсивно работающих физически, но питающихся хлебом.

Разумеется, все выше сказанное лишь отчасти истинно, а в большей мере является гипотезами. Но, согласитесь, эти гипотезы на данном уровне развития знания о человеке, по меньшей мере, логичны.

Творчество

Теперь еще немного о физическом труде.

Начнем с того, что отметим безусловные факты:

  • природа наделила Человека мускулами, чтобы он ими пользовался;
  • мощность мускульной силы Людей равна седьмой части установленной мощности всех электростанций, и уже поэтому грех жечь ископаемое топливо и не пользоваться собственной силой;
  • человек, который много работает физически, может без дисбаланса для организма есть больше хлеба (мучного) и меньше мяса, т.е. он обходится природе в несколько раз дешевле, чем тот, кто физически не работает;
  • физкультура и различные виды укрепления мускулатуры в спортзалах и на тренажерах - это удел убогих умом, умный человек найдет себе физическую работу.

Но этого мало.
Был у России великий и, как принято в России, малоизвестный философ Абай Кунанбаев (памятник в Москве на Чистых прудах). Он велик тем, что мог сформулировать философский вопрос там, где всем все и без него все, казалось бы, ясно. А потом сформулировать ответ на этот вопрос одним предложением, в данном случае, таким: приедается все – молодая жена, лучшая еда, породистый скакун, - не приедается только думать. Весь смысл существования человека, который закладывает в него природа, именно в этом - не в еде, не в сексе, не в развлечениях, а в творчестве. Именно для творчества природа еще раз усложнила уже созданный ею мир животных и создала мир людей. Давайте немного о творчестве.

Творчество - это достижение человеком новых для себя результатов, полезных ему или остальным людям. Исходя из этого, следуют два условия, без которых такой результат невозможен, - во-первых, используемые в процессе творчества знания должны быть образными - человек должен представлять себе образно и правильно каждое слово, составляющее знание, во-вторых, он должен уметь думать – уметь принимать новые для себя решения.

Представим себе конструктора, которому требуется разработать проект, скажем, посылочного ящика, состоящего из листов фанеры, реек и гвоздей. Положим, конструктор никогда такого ящика не видел, и это решение, естественно, будет для него творческим. И если человек все эти материалы видел хоть раз, то для него такой ящик не проблема – он его сконструирует. А теперь представим, что этот «конструктор» знает слова «фанера, рейка, гвоздь, молоток», но никогда в жизни не видел реальной фанеры, рейки и т.д. Ведь творческое решение рождается в уме, как же оно может родиться, если ум не в состоянии себе образно представить ящик, который нужно перенести на бумагу в виде чертежа?

Без образного мышления творчество невозможно в принципе. Так называемое абстрактное мышление - это чаще всего игра словами, дающее новое («творческое») сочетание слов, но не дающее никакого полезного, действительно творческого результата.

В итоге. Человек может запомнить множество наук и тараторить их, не думая – не принимая новых для себя решений, т.е. и знания сами по себе, и усвоение их, не дают человеку тренировки в способности думать. Такой человек будет болтуном. Но не творцом.

Но нельзя работать руками, не думая о том, что ты делаешь, не принимая новых для себя решений, порою, при каждом движении инструмента. Поэтому работа руками - это всегда тренировка мыслительного аппарата, физический труд – это основа творчества. Посему, как ни странно, но мысль о том, что труд создал из обезьяны человека, абсолютно точная: физический труд научил обезьяну (или кто там был нашим предком) творить так, как животные творить не могут, и обезьяна стала человеком.

Но физический труд немыслим с абстракциями, без образного представления о предметах труда и инструментах физический труд невозможен, а это второй компонент творчества.

В итоге полный отказ человека от физического труда – это возврат его к животному. И заметьте, речь идет об отказе не от физкультуры, а именно от физического труда.

Вот теперь сами посудите, что является истинной, природной потребностью человека – огульная механизация и автоматизация или приличная доля, хотя бы в юности, физического труда?

И, в целом, следует вывод о том, что за физическим трудом будущее человечества (или человечества не будет) в виду того, что физический труд:

  • база творчества;
  • физически работающий человек, требует от природы для своего содержания меньше сельхозугодий.

Ю.И. МУХИН

Комментарии