Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

О «Комитете 25 января»: всерьёз и с лёгкой долей беззлобной иронии

Появление  «Комитета 25 января» было довольно предсказуемым после недавней новости о Совете народного спасения и более давней – о Русском национальном фронте.

Тогда тоже удивлялись несходству участников и тому, что они для начала не вцепились друг другу в глотки. Но, в общем, удивлялись более-менее спокойно.

В случае же с Комитетом удивила крайне бурная, прямо-таки яростная реакция на это событие. (Один лишь пример: Эдуарда Лимонова десять лет, по его словам, не обзывали фашистом – и враз как не было этих десяти лет!) Причём реакция, равно яростная со всех сторон, от крайне правой до крайне левой, от крайне про- до крайне антирежимной.

Почему? – в этом пытаются разобраться сами причастные к «нетайной вечере». (Или – если чуть изменить название одного из эпизодов Великой  Французской революции – к «заговору разных».)

Пытаются разобраться – и это у них получается. Итак...


Публицист Алексей Кунгуров:

Попробуйте ответить на самый элементарный вопрос: какие политические события происходят в России? Мой вопрос поставил вас в тупик? Так и есть: не происходит ничего. Нет, новостная лента, конечно, заполняется всякой ерундой: кто-то что-то сказал, кто-то это прокомментировал, президент заявил о дальнейшей необходимости наращивания усилий, спикер тут же выразил решимость немедленно претворить пожелания хозяина в жизнь, вожди «оппозиции» что-то невнятно блеют, демонстрируя озабоченность негативными тенденциями, фрицморгены обнадеживают нас тем, что вот-вот в Америке жахнет кризис, и тогда всем тоже будет плохо, а не только нам.

Собственно СОБЫТИЙ не происходит – старые начальники не уходят в отставку, потому не появляются и новые лица. Борцуны с режимом не выводят «протестные массы» на митинги, и даже не заявляют о создании фронтов, блоков и коалиций. Никто не сажает коррупционеров в клетку (наоборот одну певицу-краснотапочницу недавно амнистировали). Правительство не фонтанирует антикризисными инициативами, ЦБ не анонсирует изменения правил игры в экономике. Все замерло, все законсервировано. А ведь во время кризиса политическая жизнь всегда бьет ключом (кого-то даже разводным по голове).

Не смотря на стремительно приближающуюся дату выборов, все политические партии и электоральные клоуны словно воды в рот набрали, затаились. В стране стоит оглушительная политическая тишина. Это очень напоминает ситуацию в горох, когда на склонах накопились громадные массы снега, готовые сорваться вниз в любой момент, и поэтому все боятся даже чихнуть, чтоб не вызвать лавину.

И вот в этой звенящей пустоте даже самый тихий пук звучит, как выстрел из царь-пушки. Именно в такой ситуации и собрались в одно время в одном месте несколько молодых (и не очень) мужчин, одна дама и котэ, чтобы поговорить о том, о сем. Собрались в офисе у Игоря Стрелкова (движение «Новороссия»). Никакого утвержденного списка участников сходки не было. Уже приглашенные на встречу приглашали своих знакомых (меня, например, позвал Андрей Разумовский). Кто-то сам напросился. Кого-то пригласили, но он не захотел прийти. Кто-то захотел, да не смог. То есть никто заранее не знал ни количества гостей, ни состава участников встречи.

Не было и никакой заранее утвержденной повестки дня, не раздавались проекты документов, не велся протокол собрания. Да и настроение у собравшихся вечером после самого тяжелого дня недели (понедельник, все-таки) было совсем не деловое, а расслабленно-веселое.

Вступительную речь произнес Стрелков. Сначала он отчитал кота с позывным «Хмурый», который совсем одембелел: мышей не ловит, где попало гадит, жрет в три горла, старшим по званию хамит, и вообще распустился до крайности – эвон как разлегся на столе и ухом не ведет. Котэ был решительно призван к дисциплине и отодвинут на приставной столик между телефоном и принтером.

Далее Игорь Иванович поделился своим мнением о происходящем в стране: мол, че-та какая-то фигня кругом происходит: экономика у нас настолько недееспособна, что даже дно свое найти не в состоянии: уже года полтора нащупывает-нащупывает, да все никак нащупать не может. Рубль плывет все больше вертикально, причем вектор движению задает сила тяжести, а не архимедова сила. Внешняя политика – фантасмагорическое наслоение одного хитрого плана на другой. Правительство у нас вроде есть, а чем оно занимается, никто не знает. Никаких управляющих сигналов от него к объектам управления не поступает. Все катится само собой куда-то туда, в известное место, где с неизбежностью накроется еще более известным органом.

И в этой ситуации, – понизил голос спикер, – что-то такое коварное затевают наши «геополитические партнеры». Уж не готовят ли майдан в России?

При слове «майдан» я сразу повеселел. Страсть как люблю запах жженых покрышек! Стрелков тем временем, загадочно хмурясь, принялся рассуждать о том, что между делом Гонгадзе и делом Литвиненко он видит явные параллели, как будто экшен раскручивает один и тот же режиссер. Собравшиеся малость подискутировали о том, годится ли беглый фээсбэшник на роль сакральной жертвы революции, и какая вообще юридическая сила имеется у определения судьи Роберта Оуэна: можно теперь считать, что Луговой и Ковтун убийцы, или надо дождаться персонального обвинительного приговора присяжных в отношении указанных лиц?

Стрелков тем временем подытожил свой спитч: Кремль, похоже, впадает в ступор, словно кролик под немигающим взглядом удава (под удавом понимается Запад). Явно назревает передача власти либералам в форме тихого дворцового переворота или майдана.

В майдан, как оказалось, никто особо не верит, а вот дворцовый переворот сочли делом почти решенным: во-первых, потому что в Кремле много отъявленной либеральной мрази высшей гайдаровской пробы. Во-вторых, они находятся под полным контролем Запада: стоит только нажать кнопку – они в миг потеряют все свои сбережения, накопленные годами «рабского труда на галерах», и на все пойдут, лишь бы кнопочка была отжата в обратную сторону. Наконец, по эту сторону кремлевской стены у ПРИвластных либералов есть пусть немногочисленная, но хорошо дрессированная массовка с раскрученными пастухами, которые какбэ оппозиционеры, но при этом работают под управлением кремлевских дирижеров. Чтоб изобразить для CNN всенародное восстание, 50 тысяч московских креаклов хватит с лихвой.

А что же Путин? – подал кто-то испуганный голос.

Поговорили и о Путине, причем как о покойнике, о котором, как известно, либо хорошо, либо никак. Сошлись во мнении, что Путин с вероятностью в 99% умрет от вызванного шелковым шарфом апоплексического удара табакеркой по голове. Все дружно взгрустнули. Возникшая в беседе 3-секундная пауза прозвучала, как заочная минута молчания по безвременно покинувшему бренный мир летуну со стерхами и нырятелю за амфорами.

Да, это ощущение мне знакомо. Вот бывает так, что годами борешься-борешься с мэром, жизнь твоя наполнена смыслом, часто предвкушаешь, как будешь яростно топтать поверженного врага, а потом бац! – он тихо исчезает, прислав по факсу прошение об отставке. И сразу жизнь теряет остроту и краски, даже жалко становится затюканного и затравленного градоначальника, запуганного, вынужденного годами скрываться от прокуратуры в далеком Дубаи.

Вот и от Путина ждали, как говорится, великих злодейств и рек крови, а он постепенно «испаряется» под прессом санкций своих западных «партнеров», оттираемый от руля вскормленным им же «соратниками», все больше отрываясь от реальности и запутываясь в собственных хитрых планах и многоходовочках.

А, может, все-таки засвидетельствуем поддержку нацлидеру в случае, если его действия будут отвечать интересам… – попытался было взять охранительскую ноту Стрелков. Но присутствующие скривились, как от зубной боли и пробурчали что-то типа того, что если бы дедушка стал бабушкой, да еще молодой и красивой, то мы бы конечно, с ней переспали, но чудес на свете не бывает.

– Но в случае с Крымом… – уже откровенно продолжал троллить присутствующих Игорь Иванович. Однако поскольку те не повелись на провокацию, обреченно махнул рукой, констатировав: - Да, правящий режим для нас сейчас даже не меньшее из зол, а вообще фактор нейтральный. Помогать ему бесполезно, ибо он обречен, а помогать его валить – значит лить воду на мельницу нашего главного врага.

Я так и не понял, говорит Стрелков сейчас серьезно, или продолжает свой изощренный троллинг. Но основная масса присутствующих встрепенулась и принялась горячо обсуждать «главного врага»  – либерастов, которые, дескать, вовсю готовятся к перехвату власти. Эвон Каспаров с Касьяновым уже не только поделили министерские портфели, но уже успели посраться между собой по вопросу проведения люстраций.

Я не читал Касьянова и Каспарова, и в чем у них там люстрационное противоречие, понятия не имею. Однако беседа довольно резко перетекла в алармистское русло: дескать, надо спасать Россию от пятой колонны, от прозападных либералов, которые уже ведут с «кремлевскими башнями» переговоры об условиях мягкой капитуляции по схеме «власть в обмен на жизнь». Я задумался о том, могут ли, Касьянов и Ходорковский, придя к власти, оставить в живых Путина, но потом вспомнил, что еще 15 минут назад все сошлись во мнении, что главкрысу, скорее всего, пришьют его же приближенные. Без этого капитуляция невозможна в принципе.

Стрелков же продолжал технично подзуживать аудиторию: мол, давайте, не стесняйтесь, ругайте либералов, уж его-то, злобного и ужасного Гиркинда, они точно в Гаагу сдадут на суд за Крым и Донбасс (вместо Путина, который не доживет). Поскольку я сидел к Стрелкову ближе всех, то заметил, что говоря о Гааге, он хитро улыбается. А, может, просто показалось.

Страсти тем временем накалялись. И тогда «председатель собрания» от стеба и смехуечков перешел к революционному пафосу. А давайте-ка, господа, попробуем сформулировать наше отношение ко всему этому: кто мы, с кем мы, за кого и против кого. То, что мы, здесь собравшиеся, не питаем симпатий к Чубайсам, Касьяновым и Ходорковским, это очевидно. Мы их воспринимаем, как политических оппонентов. Но это же не означает, что мы сторонники Ротенбергов, Сечиных, Миллеров и прочих без пяти минут трупов. Вопрос поиска политической идентичности, как оказалось, не является вопросом для присутствующих:

– Мы, патриоты – третья сила – раздался чей-то энтузиастический возглас, бурно поддержанный остальными. Далее в течение получаса происходила, как называет этот процесс Стрелков, «сверка часов». Выяснилось, что все присутствующие в той или иной мере разделяют концепт о том, что Россия есть государство русского народа, и оно должно защищать интересы русских, а не быть придатком к сырьевой трубе, по которой наши богатства перекачиваются за рубеж. Без дискуссии был принята формула триединства русского народа. Не спорили даже с тем, что понятие «русскости» базируется не на этническом, а на культурном фундаменте.

В общем, потрендели и о национальном суверенитете (который для либералов, по мнению некоторых, не более чем предмет торга со своими хозяевами), и о курсе рубля, и о перспективах нефтяной экономики (тут даже я свои пять копеек вставил), об инстинкте самосохранения среднего слоя чиновничества, которое уже вертит носом, пытаясь определиться, чья возьмет и к кому переметнуться. О необходимости новой индустриализации России, о возможности/желательности воссоединения исторической Большой России, о том, о сем.

Стрелков же снова эффектно набросил на вентилятор: а как, мол, уважаемое собрание относится к диктатуре? Оказывается, присутствующим очень нравится диктатура, но вот по вопросу ЧЬЯ это будет диктатура, возникли разногласия. Кто-то рвал тельник на груди за диктатуру русского народа (над нерусскими что ли?), кто-то (кажется, Лимонов), задвигал телегу о диктатуре советов. А, может, это был Бощенко, уже не помню. Но в целом мнение сложилось такое: диктатура – хорошо, а вот диктатор – это плохо, поэтому диктатура должна осуществляться коллективная в интересах большинства. И вообще, как подчеркнул председатель, диктатура – это лишь форма осуществления госуправления в переходный период, но не ее суть. А переходный период стране необходим, поскольку советскую экономику проели, нефтяную халяву – просрали, и теперь России предстоит догонять страны третьего мира, как то ЮАР, Мексика или Бразилия, и сделать оное можно только в ходе мобилизационного рывка. Диктатура – инструмент осуществления этого рывка.

– О религии будем заявлять? - снова попробовал набросить Стрелков.

– Н-е-е-е-т – дружно взроптало собрание, ну его нафиг, тема палевая. Пусть это будет личное дело каждого.

И тут ведущий, кажется, утерял инициативу. Или специально отпустил вожжи. Ой, что тут началось! Гости пришли в такое возбуждение, что потребовали прямо здесь и сейчас зафиксировать наши принципы, составить программу, сформулировать манифест, где провозгласить, обратиться к массам, констатировать взаимопонимание, сочинить лозунги, позиционировать себя на политическом поле и т.д. Ох, чувствуется, истосковались ребятки по движухе, застоялись жеребцы, полетели искры из-под копыт.

Эдуард Лимонов потребовал немедленно поставить на голосование вопрос о названии нашего союза (обана! оказывается, тут уже какой-то союз стихийно возник!). Со всех сторон посыпались предложения:

Патриотический фронт!

– Русский патриотический фронт!

– Русский народно-патриотический фронт! - Русский народно-патриотический фронт за освобождение России!

– Комитет чего-то

– Союз за что-то

– и т. д.

– и т. п.

Правда, не всем присутствующим изменило чувство юмора. Крылов предложил акцентировать внимание на том, что участники собрания носят высокое звание русских интеллигентов (кое-кого буквально перекосило от этих слов), и потому надо бы отразить сей примечательный факт в названии. Так в шорт-листе брендов появилось название «Русские ботаны». Я предложил включить в него наименование «Союз меча и орала», но мой изощренный цинизм не был оценен.

Тут бы вся тусовка неминуемо скатилась в веселую клоунаду, но Игорь Иванович, пользуясь узурпированными правами председателя собрания, решительно пресек дискуссию:

– Проще надо быть, господа. Сегодня у нас какое число? 25 января. Вот и давайте назовемся «Клуб 25 января». Декабристы в нашей истории уже были, февралисты тоже. А вот оставят ли след январисты, будет зависеть от нас.

– Не хотим клуб, хотим «Комитет 25 января»!

– Нет, - яростно возражали другие, - Само слово «комитет» уже попахивает. Вы что, хотите, чтоб нас обзывали комитетчиками?

– А давайте тогда будем «Обществом 25 января»!

– Еще лучше – «Союз 25 января!»

– А давайте всяк назовет это по своему, – подытожил Игорь Иванович, когда фонтан коллективного креатива иссяк, - Кому нравится клуб – тот пусть считает себя участником клуба, кто считает, что комитет лучше – тот пусть причисляет себя к комитетчикам. Общество? Ну, пусть будет общество. Важно не само название, а тот смысл, которым оно будет наполнено, если вообще будет.

Тут, наконец, подал голос котэ Хмурый, заявив буквально следующее: «Меиуу-у-умя-а». Видимо он сказал «Закругляйте партсобрание, мне жрать пора», потому что Стрелков именно это и сделал, тепло поблагодарив всех пришедших за активную гражданскую позицию и выразив надежду на то, что подобная встреча не последняя.

– А как же манифест? Программу, мы не приняли программу! Давайте обозначим наши принципы! – наперебой заголосили «русские ботаны», «фронтовики» и «комитетчики».

Стрелков виртуозно изобразил на лице выражение «Я верю в вас ребята!» и напутствовал собравшихся:

 – Так вот и пишите манифесты, программы, и прочие скрижали. Кто как понял, кто как прочувствовал. Утверждать в «политбюро» ничего не надо, голосовать за резолюции и лозунги тоже не будем, иначе погрязнем в процедурных вопросах. Наша задача стать третьей силой? Вот и давайте начнем с того, что каждый обратится к своей аудитории на понятном ей языке, донесет до нее те выводы, к которым мы пришли в ходе нашей милой беседы. А по реакции публики станет ясно, насколько мы вообще востребованы. Силой будет тот, за кем пойдут массы. Убедите их, что они должны пойти за нами!

Максим Калашников предложил зафиксировать исторический момент на фото, что и было сделано. Вот, собственно и все, что я могу сказать непосредственно о событии. По сути имела место обычная салонная тусовка. Раньше, когда не было телевизоров и Интернета, общение между людьми происходило вживую. Представители высшего общества, интеллектуалы, чиновники, деятели искусств и т.д. собирались по интересам и проводили время в беседах за напитками или карточным столом. Это называлось «салон». Салоны были литературными, шахматными или политическими.

Вот здесь я цитировал мемурары участников политических салонов Петрограда накануне революции. Из тех салонных тусовщиков в феврале 17-го и было сформировано правительство либералов во главе с князем Львовым. Социалистическое правительство Керенского тоже вышло из салонов в полном составе, пусть даже они были не настолько респектабельны и гламурны, как у крупных буржуа (кстати, сам Керенский тусовался во всех салонах – от масонских до великосветских, да и у себя дома завел модный салон).То, что произошло в офисе движения «Новороссия» - по сути является «салоном». Салоном цифровой эпохи.

Традиции политических салонов вековой давности давно утрачены, в советское время их роль играли интеллигентские кухонные посиделки. Несмотря на свою кажущуюся несерьезность, они сыграли значительную роль в судьбе страны – именно из тесных прокуренных интеллигентских кухонь и выросло поколение шестидесятников, превратившееся в перестройщиков. Перестроили, мать их за ногу!

Так вот, самое потрясающее во всем этом не сам салон «25 января», а тот взрыв говна, который произошел в тырнетах по итогам «исторического» (хм, а может, и без кавычек?) заседания клуба январистов. Сначала отписались в жэжэшках сами участники мероприятия. Первонахом отличился  Максим Калашников, и тут же по тревоге был поднят весь кремлеботский «спецназ». Комментарии не читал, но осуждаю. Если их больше трех под постом, значит все скатилось к словесному бадминтону «дурак – сам дурак». Лимонов благоразумно отключил коменты, и вообще, был предельно лаконичен.

По части эмоционального накала «Спутник и погром» попытался переплюнуть Калашникова. В общем, нет смысла перечислять всех народных трибунов. Кому интересно – тот сам найдет.

Следом подхватили эстафетную палочку мастера фотожаб (а чо – прикольно зафигачили!) и диванные иксперды второго левела – они яросто набрасывали на вентилятор каждый со своей колокольни. Не читал, ибо ничего нового. Хотя нет, вот тут какой-то клавиатурный дрочер из инфантилов-левачков очень задорно отжег: мол, классового подхода нет у январистов, и вообще – все они фошизды и перекрашенные белоленточники. Пейши еще, дурачок, твое мнение очень важно для меня (правда, постарайся изложить его в первых трех абзацах, потому что дальше я все равно диванных марксистов не читаю).

С одной стороны ничего необычного, именно такая реакция и должна быть на любую не санкционированную Кремлем движуху. Поражает другое: собственно никакой движухи еще нет, нет никакого события – просто собрались несколько «русских ботанов» поговорить о текущем моменте. Они не создают партию, не формируют отряды черносотенцев, не собираются участвовать в выборах и даже заявку на госдеповский грант не подали. Вся их вина/заслуга в том, что они в оглушительной политической тишине громко задали вопрос: КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ? И не просто задали, а еще и набрались борзости ответить на него. И не просто ответили, а какбэ внесли вопрос в повестку общественной дискуссии.

Представляете, какие наглецы! Молчит Ботокс, молчит Айфоня, молчат едирасты в унисон с лидерами системной оппозиции. Молчат внесистемщики, об этом молчит даже «Эхо Москвы», а эти негодяи предлагают обсудить вопрос о том, как мы будем жить после того, когда Путина удавят его дружки? Это же страшное мыслепреступление! Ату их! Закатать в асфальт, зажарить в собственном говне и развеять пепел по ветру!

Ну, закатать, зажарить и развеять – дело, конечно, нехитрое. Но вопрос-то остается: как собираетесь жить с баррелем по 30, после того, как Путина вынесут из Кремля вперед ногами, дорогие сограждане?

Источник: ЖЖ

Источник: You Tube

«Спутник и Погром»:

Поговорим о боли и ярости. После объявления об учреждении «клуба 25 января»  социальные сети взорвались болью и яростью. В буквальном смысле слова – десятки тысяч человек обсуждают, осуждают и критикуют случившееся. Хотя не случилось, по большему счету, ничего особенного: просто два десятка общественных деятелей встретились и тихо-мирно поговорили. Мало ли таких встреч ежемесячно проходят в России? Думаю, в одной только Москве ежедневно собираются различные активисты, публицисты, волонтеры и прочие неравнодушные люди, обсуждая весь спектр проблем – от реформ российской экономики до помощи детским домам. Однако ни одно из этих собраний не вызывает десятки тысяч комментариев.

Почему? Потому что прорусские силы, сторонники Великой России и великого русского народа, должны быть разделены. Те, у кого болит душа за Россию и русских, должны постоянно собачиться друг с другом, обсуждая не всякую скучную ерунду (наша страна ведет сразу две войны, наша экономика рушится, будущее нашего народа и нашей государственности в лучшем случае туманно), но Действительно Важные Вопросы: надо ли хоронить Ленина? Сколько раз в год следует праздновать 9 Мая? Десталинизация — проводить прямо сейчас или подождать годик? Сами понимаете, пока Ленина не похороним, устроив голосования, телепередачи, митинги сторонников и митинги противников, дискуссию в прессе, истеричные посты в соцсетях с мотиваторами и демотиваторами, переходить к более актуальным проблемам решительно невозможно.

Обсуждать актуальные проблемы дозволено только либералам – те без всяких дискуссий о Ленине и Сталине собирают свои «Гайдаровские форумы» и пишут планы реформ на будущее, составляют списки законов на первоочередную отмену и планируют чуть ли не конституционную реформу в прямом эфире, открыто заявляя о начале кастинга молодых и талантливых на роль постпутинских политических элит (заявления Ходорковского). Молодым и талантливым с либералами интересно: у либералов есть конкретное Дело, подготовка к постпутинской России на всех уровнях, от смотра генералов (Ходорковский – Навальный – Кудрин – Греф) и натаскивания лейтенантов (работа с активистами в регионах) до обработки «широких народных масс» (кампания «Как Яшин и Собчак замок Кадырова в Гудермесе брали»). Расследования, разоблачения, законопроекты, публичные кампании, дебаты, круглые столы, семинары, обучающие программы, стажировки, тайные встречи и публичные мероприятия – выдохнуть некогда, «забот полон рот, нам еще страну после Путина принимать, столько успеть, столько сделать».

Молодым и талантливым с «патриотической общественностью» неинтересно, потому что вместо Дела предлагается 1. Бесконечная «дискуссия о профсоюзах» (они же «символы и исторические травмы») 2. Бесконечное депрессивное бухтенье «а вот у них то, а вот у них это, а когда же к нам прилетит волшебник в голубом вертолете и бесплатно покажет кино». 3. Бесконечное обсуждение гибели Гейропы (вариант – США), гниющей, пока мы высоко несем знамя нашей русской нетолерантной духовности посредством написания на форумах остроумных комментариев о распоясавшихся беженцах и Кончите Вюрст.

Либералы предлагают будущее. «Патриотическая общественность» предлагает вечные склоки и угрюмо наблюдать со скамейки запасных, как либералы это самое будущее будут строить, в надежде, что в самый последний момент случится чудо, и страна перейдет не в руки министров, банкиров и топ-менеджеров, годами работающих на «постпутина», а в руки раздробленного атомизированного сообщества «патриотов», неспособных создать сколько-нибудь дееспособную структуру, потому как «Какая структура? Ленина не закопали!»

Обычная встреча людей разных взглядов, согласных, однако, что не должно быть УССР, не должно быть ЧИАССР и не должно быть гениального бизнесмена Абрамовича, вызывает волну, шквал, цунами, ураган истерики.

 – Как можно поднимать вопрос о русской ирреденте и сломе постсоветского миропорядка? Как можно обсуждать возвращение к равноправию вместо фактически сложившейся кастово-сословной системы? Как можно выписывать столбиком активы фигурантов списка «Форбс»? СОВСЕМ СДУРЕЛИ, У ВАС ЖЕ ЛЕНИН НЕХОРОНЕННЫЙ ЛЕЖИТ! А ну брысь обратно дискутировать о том, кто окончательно развалил Империю – Ильич или все-таки генерал Алексеев. А мы тут пока в Женеве смотр кандидатов на должности замминистров устроим, вам это неинтересно… Вам нельзя объединяться, у вас непримиримые идеологические противоречия. Вот у Ходорковского с Кудриным, который был министром финансов Путина, пока Ходорковский срок в Краснокаменске мотал, противоречий нет, говорит, нормальный специалист, можно работать. С Касьяновым, бывшим первым премьером Путина, противоречий никаких. С Собчак, крестной дочерью Путина, закатавшего Ходорковского на десять лет в колонию, ни малейших разногласий, никаких обид. А вы в комментариях ругались, вам встречаться и общаться нельзя. No trespassing! Halt! Заборонено!

Потому что если вы встретитесь не один раз, а хотя бы десять. Потому что если вы договоритесь о том, что вопрос о похоронах Ленина может подождать до тех пор, пока не решен вопрос с похоронами Абрамовича. Потому что если вы начнете выступать единой группой, сложив свое влияние и призывая под свои знамена талантливую и амбициозную молодежь, выйдя из бесконечного морока прошлого и сконцентрировавшись на будущем…

То вы станете субъектом. Маленьким, слабеньким, но субъектом. А этого допустить никак нельзя, ибо «русский патриот» должен оставаться беспомощным полудурком с капустой в бороде, который может по памяти перечислить всех Ротшильдов и Рокфеллеров до седьмого колена, но не может ответить, что будет делать, услышав из телевизора «Я устал, я ухожу».

Нам, русским, нужен диалог между всеми силами, признающими Россию и русских высшей ценностью, вне зависимости от того, что эти силы хотят делать с Лениным и его мавзолеем.

Нам, русским, нужна наша русская медиасфера, которая будет не подчиняться внешней повестке, следуя в кильватере теленовостей и либеральных скандалов, но навязывать свою повестку, выгодную русским повестку.

Нам, русским, нужен наш пул экспертов, наш кадровый резерв, наши административные, финансовые и логистические структуры, способные действовать, пока спецслужбы и госчиновники, как в 1991-м, будут сидеть и ждать, чья возьмет.

Нам, русским, перед лицом надвигающихся потрясений нужно не плеваться друг в друга ядом, надеясь, что хаос и безумие поглотят наших оппонентов раньше, но объединяться, поставив выживание нашего народа и нашей Родины выше взаимных претензий.

Нам, русским, надо переходить от риторики вражды к риторике сотрудничества, ибо нас 140 миллионов на всем белом свете, и против такой силы, единой силы, никто и ничто не сможет устоять. Пока мы не объединимся, миллион чеченцев будет чеканить 140 миллионов одиночек, как футбольный мячик.

Нам, русским, надо понять, что альтернатива простая: или покаяния в инстаграмме Кадырова, мольбы в твиттере Навального и селфи из очереди за талонами на раздачу хлеба в оккупационной комендатуре 101-й воздушно-десантной дивизии армии США, или же протянуть друг другу руки и начать встречаться, общаться, взаимодействовать.

Нефть по 30 долларов, доллар по 80 рублей. 250 000 украинских солдат мобилизованы и не думают расходиться по домам. Первая военно-воздушная база в Сирии официально занята войсками США. 39% населения — за чертой бедности. Отток капитала за прошедший год сократился вдвое, потому что все основные активы уже выведены. Планируется внеплановый раунд приватизации. Экспортные пошлины на нефть обнулены. В нацреспубликах все громче и все демонстративнее нарастает самоуправство в шаге от сепаратизма. Политически активная публика составляет петиции навальнистам, воспринимая их как будущую власть. 49% респондентов считают, что за высказывание своего мнения даже в соцопросах могут наступить последствия, 17% опасаются делиться мнением о политике даже с семьей. Экономический блок правительства в состоянии тихого мятежа, первые пенсионеры вышли на улицы (Краснодар), грядущие управляемые выборы грозят обернуться массовыми протестами, Крым в блокаде, Донбасс — в огне, и лишь несгибаемые борцы с красной (белой, зеленой, синей, коричневой) угрозой продолжают отважно держать оборону на интернет-форумах и в социальных сетях, отвергая саму мысль о возможности сотрудничества с подлыми наймитами мирового белогвардейского коммунистического православно-атеистического сионофашизма, на деньги Власова и Дзержинского призывающими всех русских людей объединяться.

Ребят, да вы же поехавшие.

Возвращайтесь поскорее обратно в реальность.

Те же, кто в реальность уже вернулся (или даже никуда из нее не уходил), могут отправлять свои резюме и предложения о сотрудничестве по контактным данным, указанным на сайте novorossia.pro.

В первую очередь необходим тот самый «креативный класс»: SMM-менеджеры, SEO-специалисты, специалисты по PR и GR, программисты и разработчики, специалисты по сетевым решениям и сетевой безопасности, дизайнеры, публицисты, редакторы, художники, фандрайзеры и даже, страшно сказать, стартаперы. С пониманием того, что вы будете работать на некоммерческую общественную организацию, находящуюся под давлением властей (из плюсов: вашими начальниками и коллегами будут живые легенды Донбасской войны).

Источник: Sputnik & Pogrom

Комментарии