Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Не грузится страница – замени .info на .su

Не мечтайте: мы не уедем

Каждый из нас, живущих в реформируемой России, вот уже скоро четверть века молча и мучительно, наедине с самим собой, решает вопрос об эмиграции.

Многие плюнули, снялись и уехали — и мы знаем, что в массе своей они устроились неплохо даже по меркам принимающих стран.

Однако огромное большинство из нас осталось.

Осталось в нарастающем произволе бюрократии, периодически переходящем в террор, в неравномерном, но в целом неуклонном ухудшении условий повседневной жизни, в ценовом и зарплатном беспределе, в освобождении от всех и всяческих иллюзий.

И всё чаще приходится слышать от представителей правящей бюрократии простое и недвусмысленное, а иногда и недоуменное «уезжайте!»

Разумеется, не с телевизионных экранов — хотя руководство страны и «не видит ничего страшного» в массовом бегстве из неё молодых ученых и специалистов. Но в частных разговорах эта мысль выражается в последнее время вполне откровенно.

Вам не нравится кропотливое выпалывание последних ростков демократии? — валите на Украину, там она ещё есть. Не нравится милицейский произвол — поверьте, в Белоруссии вам будет значительно спокойнее. Не по душе головокружительная дороговизна всего и вся — в Китае действительно намного дешевле и честнее жить. Хотите безопасно провести лето или старость? — есть Абхазия, Крым и Черногория, и это только бюджетные варианты.

А толковые специалисты найдут себе работу почти везде — разумеется, кроме России: что вы здесь делаете, недовольные? Или вы так ленивы, что не можете поискать себе и своим детям место на всём земном шаре?

Освободите место трудолюбивым, дешёвым и почти на всё согласным «соотечественникам из ближнего зарубежья»: они по-настоящему нужны России, а вы здесь лишние, уезжайте!

И повторять диссидентское: «Это наша страна, а не ваша, вы и убирайтесь!» — значит жалко пыжиться, зажмурившись изо всех сил.

Положа руку на сердце признаемся молча: это давно уже не «наша» — это давно уже «их» страна.

Почти четверть века «реформ» не прошли даром. Мучительная пытка регулярно рушащимися надеждами, дебилизация и старых, и молодых центральным телевидением, алкоголем и реформой образования, уничтожение науки и технологий, круглосуточный «курс молодого бандита» под видом сериалов, вымарывание критического мышления беспощадной тотальной ложью, клановость и коррупция как образ жизни, разврат как суть культуры, гламур как замена интеллекта, роскошь кучки напыщенных вельмож как национальная идея, агрессивная враждебность государства гражданину почти во всех его проявлениях, объявление экстремизмом энциклопедий — спасибо вождям, что ещё не таблицы умножения…

Да, это не наша — это их Россия.

Россия, больше похожая на кошмарный сон.

И я хорошо понимаю людей, искренне считающих смыслом модернизации получение автоматически отмытого «отката» через интернет-банкинг и столь же искренне недоумевающих, почему в России ещё остаются другие, лишние по всем официальным раскладам люди, которые что-то умеют и что-то хотят.

Да, многие не могут бросить родителей, не хотят обрекать себя на второсортность в чужом обществе, надеются дать детям возможность реализации в своей культурной среде; многие просто пассивны.

Но проще быть чужим в чужой стране, чем в своей собственной.

И главный ответ на вопрос о том, что мы все делаем в России и почему остаёмся в ней вопреки собственному рассудку и чётко выраженной воле руководства, все же совершенно иной.

Мы остаёмся — и остаёмся сознательно, чтобы бороться с самодовольно правящими нами ворами, идиотами и убийцами или хотя бы противостоять им иным, своим, собственно российским образом жизни. Не ради замены бутерброда с маслом на бутерброд с икрой, не ради нормальной жизни детей, не ради величия предков, поэтических образов, ракетного щита Родины и даже демократии, а в силу такой эфемерной вещи, как воспитание.

Так получилось, что мы выросли в тени великих побед и в ожидании побед собственных.

Как бы мы ни относились к своей истории сегодня, — Великий Октябрь был для нас, маленьких, всемирной победой справедливости. И красный флаг, пропитанный кровью наших дедов, над Рейхстагом — тоже. Вдумайтесь: близкие родственники погибли на фронте у половины даже ныне живущих россиян!

И, конечно, нетленная улыбка Гагарина тоже была победой, озарявшей наше детство.

Как поколение мы не смогли добиться ничего сопоставимого, но выживание в 90-е годы и относительное благополучие в 2000-е, ничуть не менее жестокие, а просто более лицемерные, — это победа.

Да, на личном и семейном, а не на государственном фронте, но каждый из нас чтит память своих близких, павших на этой войне. Их не меньше, чем в тех, других войнах: зайдите на любое российское кладбище.

И, одержав победы для себя, мы пришли к тому возрасту и, если угодно, «расцвету сил», когда пора одерживать победы для других.

Если я живу «за себя и за того парня», что умер от голода, или сошёл с ума от безысходности, или был убит в разборке или в Чечне, — значит, я должен и работать за него. Не только «за себя и того парня, что сидит в Кремле»: ещё и за погибших на невидимых фронтах необъявленной, но отнюдь не менее жестокой от этого войны, деликатно именуемой нами «реформами».

И нам пришло время побеждать.

Не потому, что иначе мы потерпим полное и окончательное поражение и сдадим свою Родину очередному зверью, нет, нам, в общем, безразличны высокие слова, мы знаем им цену  — нам пришло время побеждать, потому что в силу воспитания и жизненного уклада нам просто положено одерживать победы.

И, обустроив мало-мальски жизнь своей семьи, мы обязаны одерживать победы и для всех остальных — необустроенных.

Не потому, что без этого их неблагополучие сомнёт и раздавит наши уютные мирки и вернёт нас в ужас, из которого мы только-только выползли на трясущихся от страха и напряжения карачках, хотя это правда.

Причина другая: нас воспитывали и выращивали для побед, и отказаться от них — значит, отказаться от самих себя.

Мы совсем не герои, но мы наследники победителей, воспитанные в тени не только той, не тускнеющей Победы, но и в тени будущих побед — побед, предназначенных нам.

Это наша естественная среда обитания, и, если мы отложили свои победы, то есть самих себя, на время выбивания в люди, рождения детей и выгрызания квартир, — наивным будет поверивший в то, что мы отложили их навсегда.

Да, надолго — но это «долго» проходит.

И с высоты нашей общей жажды общей победы воистину «нет ни эллина, ни иудея», нет правых и левых, нет «поцтреотов» и «либерастов»: есть только мы и они, только народ и толпа клептократов, не позволяющая нам жить и невыразимо жалкая в своей агрессивной ограниченной самовлюбленности.

Мы, народ России: бедные и богатые, «москали» и «чучмеки», «мракобесы» и атеисты, сидящие и сторожащие, преподающие и не умеющие читать, управляющие, управляемые и не поддающиеся никакому управлению в принципе — останемся здесь и сметём вас, коррупционеры, и вас больше не будет.

Никогда.

Поймите нас правильно: не потому, что это справедливо — справедливости нет.

Не потому, что так завещал нам какой-то бог или лично Владимир Ильич Ленин.

И не потому, что когда-то в школе нас учили, что красть и убивать нехорошо.

А потому, что мы так хотим.

Мы не хотим видеть ваших раскормленных или похудевших по последней кремлёвской диете рыл, изрыгающих тяжёлый шизофренический бред.

Мы не хотим терпеть вашу ложь и воровство.

Мы не хотим быть для вас биомассой, перерабатываемой в рублёвские дворцы и куршевельские загулы.

Мы хотим быть людьми — и нам не мешает быть ими никто, кроме вас.

И потому вас не будет, а мы, после вас и без вас, договоримся, несмотря на все различия и даже конфликты между собой: «Сочтёмся славою — ведь мы свои же люди».

Прощайте, господа!

Мы остаемся, а вас нам даже не жалко.

Нам безразлично, из каких позолоченных трущоб и под давлением каких именно не поддающихся оспариванию аргументов вы через десяток или меньше лет, скуля о своих попираемых правах, будете вынуждены возвращать Родине украденное у неё.

Главное, что вы — такие надменные и властительные сегодня и так успешно «соскочившие» завтра — вернёте всё до копейки.

И, признаюсь, желание посмотреть вам в глаза в момент этого возврата удерживает нас на Родине ничуть не слабее, чем желание общей победы.

Михаил Делягин образца 2010 г.
и все, кто за это время достаточно проснулся и окреп,
чтобы уже не столько слушать, сколько делать

Комментарии

Аватар пользователя Пономарёв И.

И образца марта 2021...

Безусловно, эта власть не умрет сама, – как и любой подобный режим (включая режим Николая II, являющийся идеалом нынешних цифровизаторов – по признанию главного из них), ее примитивно просто и внезапно съедят ее же собственные силовики, – причем грезящееся многим отстранение Путина будет лишь началом, а отнюдь не концом и тем более не содержанием процесса.

В котором – да, это ужасно – может безвозвратно погибнуть не только нынешняя охваченная пожаром воровства и одичания Россия, но и вся русская (и, шире, славянская) цивилизация.

Однако, как это ни ужасно, ложь и воровство власти, уже не стыдящейся своего тотального беспросветного беспредела, а открыто и повсеместно гордящейся им, лишило все эти буквы и звуки какой бы то ни было ценности для огромной и неуклонно растущей части российского общества. Все больше людей не просто готовы к «большой разборке», но и прямо жаждут ее как возмездия за свои поруганные жизни и за украденное будущее своих детей.

И Запад, – повторюсь, как это ни ужасно для многих, – все больше выглядит в этой ситуации не как смертный враг, а как временный конкурент, с которым на данном этапе, до решения общей задачи, вполне нормально по-большевистски взаимодействовать для борьбы против по-настоящему главного (и на данный момент общего) врага народа и цивилизации – дичающих на глазах строителей блатного феодализма.

И предприниматели всех сортов и мастей, как бы люто они ни обдирали народ, с этой точки зрения являются главной движущей силой и ключевым приводным ремнем преобразований: это для социалистической революции буржуазия враг, а для буржуазно-демократической – самый что ни на есть прогрессивный класс.

Михаил Делягин

Подробнее на https://delyagin.ru