Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Мурманск, Москва - пресс Системы один

Вот две разные, но сильно похожие истории.
Одна началась в Мурманске, другая в Москве. Обе - в прошлом году. Обе продолжаются.
 
 
В Мурманске - история депутата горсовета, эксперта по энергосберегающим технологиям в жилищно-коммунальном хозяйстве Светланы Макаровой и её коллег.

В Москве – история писателя-публициста Юрия Мухина и его коллег: журналиста, учёного-экономиста Александра Соколова, общественно-политических активистов Валерия Парфёнова и Кирилла Барабаша.

В Мурманске – темноватая (на взгляд издалека) история из жизни хозяйствующих, официальным языком говоря, субъектов – и органов, именуемых на том же языке правоохранительными.

Тут, однако, обращает на себя внимание тема энергосберегающих технологий в ЖКХ: редко где и когда у таких начинаний не находится влиятельных противников.

А вот в Москве – ясный для понимания случай: гарантированные Конституцией права граждан на критику представителей власти http://igpr.ru/prochie_tegi/delo_barabasha и на мирное социально-историческое творчество (референдум) http://igpr.ru/articles/khroniki_aresta_mukhina_parfenova_sokolova – становятся  (при попытке осуществить эти права) «темой» для возбуждения целого пасьянса уголовных дел.

 
 
В трёх случаях из четырёх – и для заключения под стражу.
А ещё задолго до этого – «темой» для действий, которым трудно подобрать определение более мягкое, чем «обыски со взломом и особой жестокостью» http://igpr.ru/articles/otlozhennye_dela_vylupilis.

И вот по этому пункту сходство московской и мурманской историй становится, что называется, кричащим.  (Видимо, нечто вроде: «Господа, вы звери! Вы звери, господа…»)

Дальше сходства прибывает.

Тут и «по вызовам следователя не является, на телефонные звонки не отвечает»; и объявление в розыск почему-то как раз во время нахождения разыскиваемых в отпуске (из которого они не делали секрета); и «оперативный» отвод следователями адвокатов, приглашённых  подследственными.

Как просто «оперативный» – так, в случае Светланы Макаровой, и за гранью чуда: за полторы недели до самого ордера на защиту! (Впрочем, обыск жилья потерпевшей тоже опередил появление ордера на обыск - "всего" на день.)

И – снова обыски в формате небольших армейских операций; в самое, вдобавок, неподходящее для этого время суток. Даром что в квартирах граждан, на гангстеров или террористов не похожих, что называется, ни разу!

Ну, и аресты. Чтобы эти граждане не могли надавить на свидетелей. В случае Светланы Макаровой даже обнаружился свидетель, ну, очень боящийся, что на него надавят.

Моменты же очень большой разницы между двумя историями лишь подчёркивают сходство.

Можно иметь репутацию «неблагонадёжного», усердно «раскачивающего обстановку».  А можно быть, казалось бы, воплощённой благонадёжностью, как один из коллег Светланы Макаровой – «известный член Общероссийского Народного фронта». Это ничуть не помешало тем же спецгостям из ОМОНа на пороге его квартиры «поздороваться» с ним прикладами, «нанеся телесные повреждения»….

Так защита ли – подчёркнутая благонадёжность? Или, что называется, уже проехали мы те времена? Ответ очевиден.

Сходство также в том, что о московской истории уже рассказано немало – и будет рассказано не меньше. (Забыто же не будет ничего – и, кстати, ни о ком.)

Но и мурманскую историю стоит процитировать хотя бы в самых колоритных отрывках. (Добавив гиперссылки на их московские аналоги. А картина Рембрандта "Ночной дозор" пусть немного поработает анти-гиперссылкой.)

История-то явно из тех, что с незначительными вариациями может повториться ещё не раз, не два и не… (Тут каждый может сам вставить наиболее правдоподобную, со своей точки зрения, цифру.) Если общество – хотя бы и в условиях власти, пока что совершенно безответственной – не примет срочных мер!

Ну, и задуматься тому же обществу о необходимости ответственной власти тем более «никогда не рано и никогда не поздно, между прочим!» (Как по совсем другому поводу изрёк обаятельный антигерой «Кавказской пленницы».) 


Итак, рассказывает мать мурманской потерпевшей, Наталья Макарова:

Просим разобраться в ситуации, сложившейся в г. Мурманске с Макаровой Светланой Владимировной, депутатом Мурманского горсовета IV созыва (2009-2014 гг.), председателем Мурманской региональной общественной организации Союз защиты собственников жилья, генеральным директором консалтинговой компании Центр сопровождения бизнеса, известного эксперта в сфере ЖКХ и постоянного участника различных экспертных секций и советов федерального уровня (при Министерстве строительства и ЖКХ России) по вопросам энергосбережения и жилищно-коммунального комплекса.

Макарова С.В. является ведущим экспертом-разработчиком применения энергосервисных договоров в жилых многоквартирных домах. Что позволяет внедрять энергосберегающие технологии и добиваться экономии энергоресурсов. Благодаря Макаровой С.В. Мурманская область стала одним из лидеров по заключенным энергосервисным договорам в жилом секторе. Министр строительства и ЖКХ России Михаил Мень, выступая в Совете Федерации летом 2015 г., отметил приоритетность внедрения энергосервиса и привел в пример Мурманскую область.

Последний год в отношении Макаровой С.В., ее семьи, близких, а также коммерческих организаций, с которыми сотрудничала Макарова, проводится настоящий террор со стороны мурманских полицейских. Начиная с 08 октября 2014 г. и по настоящий день в квартире Макаровой С.В., офисах компаний, с которыми она работает, проводятся многочисленные обыски. Всего за последний год полицией проведено около 40 обысков в разных помещениях и в разное время.

Обыски проводились с нарушениями процессуальных норм уголовного права, полицейские вели себя грубо и бесцеремонно, с превышением своих полномочий. Так, 08 сентября обыски прошли в квартире Корневой О.В., генерального директора ООО «Жилспецстрой Плюс» (компания имеет договор на юридическое сотрудничество с ООО «ЦСБ» Макаровой С.В.) во время свадьбы единственной дочери Корневой. Прямо со свадьбы Корневу О.В. увезли в ИВС (изолятор временного содержания) на двое суток. Полицейские из аудиопрослушек телефонных переговоров знали, что именно в этот день свадьба дочери Корневой.

Оперативный сотрудник, майор Стрекаловский П.С. издевательски заявил Корневой во время допроса: «а ваша дочь сейчас в белом платье с фатой»...

Оперативный сотрудник капитан Истомин Н.В. ночью приходил в ИВС и пытался получить у Корневой О.В нужную ему информацию.

Следователь подполковник Мальцев В.А. на допросе Корневой О.В. прямым текстом сказал ей, если она даст показания на Макарову С.В., то Корневу отпустят.
Обыски также прошли в частных квартирах лиц, которые не имеют никакого отношения к ООО «Жилспецстрой Плюс». В частности, у гендиректора ООО «ЖЭК» Калашникова В.Ф. и известного члена «Общероссийского Народного Фронта» в Мурманске Марышева А.С.

К Марышеву на обыск пришли помимо оперативных сотрудников, еще ОМОНовцы. Когда Марышев открыл дверь, не оказывая никакого сопротивления, ОМОНовцы с помощью прикладов автоматов уронили его на пол, нанеся телесные повреждения…

В начале сентября Макарова С.В. уехала в отпуск из г. Мурманска, оставив заявление на отпуск на работе по адресу: г. Мурманск, ул. Папанина д.14, оф. 43. Вскоре здесь, а также в жилище Макаровой С.В. прошли обыски. Сотрудников полиции почему-то совсем не заинтересовало заявление на отпуск Макаровой С.В.

Стоит отметить, что в квартиру Макаровой С.В. приехали около 5-7 оперативников и человек 10 из отряда СОБР в масках и с огнестрельным оружием. Зачем понадобился целый отряд спецназа полиции? На этот вопрос следователь Мальцев ответил, что он вообще не в курсе, он спецназ не отправлял. СОБРовцы своим видом только напугали престарелую мать Макаровой и малолетнего ребенка.

В «Постановлении о производстве обыска в жилище» следователь Мальцев В.А. указал, что Макарова С.В. «от органов предварительного следствия скрывается, по вызовам следователя не является, на телефонные звонки не отвечает». В тоже время уведомлений о вызове Макаровой С.В. к следователю не было. Повестку ей и ее родственникам никто не вручал. На какой телефон следователь звонил Макаровой С.В. также неясно, так как на находившейся у Макаровой телефон звонков не поступало. Не было звонков следователя на работу или на дом Макаровой.

В тоже время следователь Мальцев В.А. постучался к Макаровой С.В. в социальной группе «Вконтакте». Макарова сама спросила Мальцева: «Что вам нужно?» Но Мальцев проигнорировал вопрос и не стал отвечать. В связи с чем возникает вопрос: кто на чьи вызовы не отвечал?..

В ночь с 11 на 12 сентября сотрудниками полиции по беспределу был проведен ночной обыск, хотя обыск в жилище запрещен после 22:00.

В пятницу 11 сентября 2015 г. поздно вечером примерно в 23:30 в квартиру по адресу г. Мурманск, ул. Крупской д. 68, кв. 101, где проживают малолетняя дочь Макаровой – Сомова Варвара (6 лет) и ее бабушка Макарова Н.П., пришли сотрудники полиции Мурманска. Примерно 5-6 человек, сотрудники ОЭБиПК УВД России по г. Мурманску.

Во главе сотрудников полиции были начальник отделения ОЭБиПК Стрекаловский П.С. и начальник отделения потребительского рынка ОЭБиПК Истомин Н.В. Также присутствовали сотрудники Узун М.А., Данилькевич и другие.

Примерно в 23:00 в квартире Крупской 68-101 все легли спать. А через полчаса около 23:30 часов в дверь квартиры стали усиленно звонить. Бывший муж Макаровой Сомов К.В. находился в квартире и подошел к двери. Там ему ответили (голос похожий на Стрекаловского): «Это полиция. Открывайте. У нас решение суда». На вопрос Сомова, почему сотрудники полиции пришли после 22:00, когда различные оперативно-следственные действия в жилище запрещены, ответили: «У нас есть судебное решение. Открывайте немедленно».

Помимо непрекращающихся звонков, в дверь сильно стучали. Разбудили малолетнего ребенка, она стала плакать. Сомов выключил звонок. И позвонил примерно в 23:40 по телефону доверия УВД России по Мурманской области 45-67-31. А также вызвал наряд полиции по телефону 02. Еще позвонил адвокату Гурылеву В.Г. с просьбой приехать.
Только после того как приехал наряд полиции (два сотрудника ППС) и адвокат Гурылев В.Г., открыли дверь в квартиру.

Там стояло несколько сотрудников ОЭБиПК. Начальник отделения ОЭБиПК Стрекаловский П.С. показал постановление от 12 сентября 2015 г. о проведение обыска в жилище за подписью старшего следователя СЧ СУ России по Мурманской области Мальцева В.А. Слова, что у полицейских есть постановление суда, оказались враньём.

 
В постановлении следователя было написано, что обыск в жилище может проводиться в исключительных случаях. Но полицейские так и не назвали, что за исключительный случай заставил их приходить ночью, будить людей и проводить обыск.

Примечательно, что постановление об обыске вынесено старшим следователем Мальцевым В.А. 12 сентября. А сотрудники полиции пришли проводить обыск примерно в 23:30 11 сентября. Среди присутствующих следователя Мальцева не было. Когда же он успел подписать постановление от 12 сентября 2015 г.?..

Полицейские вели себя нагло и самоуверенно… Обыск начался в 00:46 часов. Его проводили капитан полиции Истомин Н.В. и оперуполномоченный Узун М.А. Причем, у капитана Истомина Н.В. не оказалось служебного удостоверения в связи с его отсутствием, что является грубейшим нарушением.

Но это не помешало сотрудникам полиции вести себя бесцеремонно. Шумно перемещать мебель, открывать ящики, двигать вещи. Находившиеся на лестничной площадке Стрекаловский и другие полицейские также вели себя шумно, что-то весело обсуждали. И это при том, что в квартире малолетний ребенок, а в доме все соседи, судя по темным окнам в квартирах, уже легли спать.

Несколько раз проводившими обыск заявлялось примерно следующее: «мы придем еще раз и будем приходить пока это будет требоваться», «мы придем завтра» и т.п.

После обыска полицейские ушли из квартиры. Адвокат со словами «от этих можно ожидать чего угодно», попросил проводить его до машины. И действительно, полицейские не уезжали, стояли рядом с домом. Потом уехали вслед за адвокатом. И спустя примерно полчаса он имел с этими полицейскими неприятную встречу на ул. З. Космодемьянской.

Несмотря на то, что Макарова С.В. находилась в отпуске, 10 сентября 2015 г. она была объявлена в розыск. А 17 сентября она объявлена в международный розыск.

22 сентября следователь Мальцев В.А. обратился в Октябрьский районный суд с ходатайством об аресте Макаровой С.В.

Совершено это было в наглой форме и по беспределу. Адвокат Макаровой Гурылев В.Г. не знал о суде. Оказалось, несколько дней назад следователь сделал ему отвод, письмом по почте (но этого письма Гурылев так и не получал). Основанием послужило то, что Гурылев ходил на допрос с матерью Макаровой С.В. – Макаровой Н.П .

Примечательно, что на тот момент Макарова С.В.была свидетелем, и Гурылев был адвокатом свидетеля. Позднее Гурылев стал адвокатом обвиняемой Макаровой С.В. И как возможно дать отвод адвокату обвиняемой 10 сентября 2015 г. при том, что ордер на защиту направлен 23 сентября 2015 г.?

На суде 22 сентября интересы Макаровой представлял дежурный адвокат, некто Горбачев Р.А., который, конечно же, не смог внятно отстоять позицию Макаровой. В итоге Макарову, находящуюся в отпуске, арестовали заочно. Три дня было на обжалование решения Октябрьского суда. Но дежурный адвокат Горбачев даже не стал этого делать, а Гурылев узнал о том, что был суд только вечером на третий день, когда обжаловать уже не было времени.

В ходатайстве об аресте следователь Мальцев В.А. указал – затем это прописали в Постановлении суда об аресте, – что Макарова С.В. по месту регистрации не проживает, воспитанием дочери не занимается, «что явствует из показаний ее супруга Сомова К.В.». Данные факты являются ложью и введением суда в заблуждение. Сомов не является супругом Макаровой и не давал вышеуказанных показаний.

Еще одной подтасовкой доказательств, предъявленных следователем Мальцевым В.А. в Октябрьский суд для ареста Макаровой С.В., является использование свидетеля Иващенко И.А., закодированного наркомана, бывшего наркодилера, отсидевшего по статье 228, ч.2. «Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотиков» в крупном размере. Несколько месяцев назад с Иващенко снято УДО (условно-досрочное освобождение).

Именно «уголовник-наркоман» Иващенко является основным свидетелем того, что Макарова скрылась от органов следствия. Об этом говорится в постановлении суда об избрании меры пресечения. Также Иващенко подтвердил, что Макарова С.В. может ему угрожать. Вот только Макарова С.В. почти не знакома с Иващенко и вообще не имела с ним никаких дел и бесед. Доводы следователя Мальцева В.А. просто высосаны из пальца и похожи на грязную клевету.

Надо отметить и судью Октябрьского суда Макарову И.С., которая постановила арестовать Макарову С.В. Том судебных материалов дела, с которым недавно знакомился адвокат, выглядел как новая книга, без загибов, помятостей и т.п. Создавалось впечатление, что судья даже не открывала материалы дела, а, не глядя, заранее приняла постановление об аресте.

В настоящий момент Макарова С.В. содержится в изоляторе временного содержания, при том, что в Постановлении суда значится содержание в СИЗО. Пятый день она без прогулки, в камере с закрытыми окнами, на деревянных нарах. Разве это не пытка и давление, специально срежиссированные следствием?..

 По материалам: Хибины.com

 

 

 

Комментарии