Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Инсайдерский контроль в государственной корпорации "Ростехнологии"

На примере госкорпорации «Ростехнологии» можно наблюдать акт псевдонационализации и передачу большого количества разнородных активов под управление госкорпорацией. Активное изъятие инсайдерской ренты из финансовых потоков с подконтрольных предприятий путем фиктивных конкурсов и сделок с аффилированными лицами, оказания фиктивных услуг, непрофильного и сверхнормативного расходования средств, преднамеренного банкротства, вывода активов за рубеж и т.д. привело к весьма негативным последствиям для инвестиционного развития переданных в распоряжение ГК предприятий.

Накануне образования госкорпорации «Ростехнологии» главный лоббист этой инициативы и приятель В.В.Путина Сергей Чемезов заявлял, что тем самым удастся решить ряд острых проблем в ВПК [Госкорпорация экономического будущего, 2007]. К примеру, предприятия оборонно-промышленного комплекса производили вооружение и военную технику преимущественно 3-го поколения, главной причиной чего является  устаревшее оборудование. В то время как на мировом рынке конкурирует техника 4-го и 5-го поколений.

В советское время инновационный разрыв в производстве вооружений США от СССР был невысоким (10-12% в 60-70-е), во многом мы даже опережали своих соперников [Госкорпорация экономического будущего, 2007]. После уничтожения СССР и экономического коллапса, вызванного неолиберальными реформами и приватизацией, разрыв значительно увеличился. Если в ближайшее не ликвидировать отставание, то вскоре иностранные конкуренты могут выдавить Россию не только с мирового, но и с внутреннего рынка высокотехнологичной продукции. Особо опасно этот вопрос стоит, учитывая вступление России в ВТО.

Однако в России производственная база предприятий ОПК остается на уровне 1980-х годов, а обновление основных фондов весьма мизерное - всего 1,5-2% в год при необходимых 8-10% [Госкорпорация экономического будущего, 2007]. До сих пор используются открытия и научные разработки, сделанные советскими учеными еще в 70-80-е годы прошлого века. Ставка же на то, что зарубежные конкуренты будут активно делиться научными открытиями и передовыми технологиями весьма несостоятельна.

Решение этих и других проблем состоит в технологическом перевооружении, диверсификации и внедрении имеющихся передовых разработок в массовое производство, что требует больших средств со стороны предприятий и частных и стратегических инвесторов. Эффективно решить такую задачу, по мнению С.Чемезова, как раз и призвана государственная корпорация, поскольку отдельно взятым заводам и фабрикам это не под силу.

Именно ФГУП «Рособоронэкспорт», находившееся под управлением Чемезова, выступило с законодательной инициативой реформировать предприятие в ОАО, а после  этого 100% акций передать в уставный капитал новой госкорпорации «Российские технологии» [Госкорпорация экономического будущего, 2007].

3.4.2. Цели и задачи государственной корпорации

Государственная корпорация «Ростехнологии» образована в соответствии с Федеральным законом от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ «О Государственной корпорации «Ростехнологии».

В соответствии с этим законом, целью деятельности госкорпорации является содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции путем обеспечения поддержки на внутреннем и внешнем рынках российских организаций разработчиков и производителей высокотехнологичной промышленной продукции, привлечения инвестиций в организации различных отраслей промышленности, включая оборонно-промышленный комплекс [Федеральный закон РФ от 23 ноября 2007 года №270-ФЗ].

Реализация этой цели предусмотрена путем осуществления следующих функций:

- содействие организациям различных отраслей промышленности, включая ОПК, в разработке и производстве высокотехнологичной промышленной продукции;

- обеспечение продвижения на внутренний и внешний рынки и реализации на внутреннем и внешнем рынках высокотехнологичной промышленной продукции;

- участие в военно-техническом сотрудничестве России с иностранными государствами и государственной программе вооружения;

- привлечение инвестиций и создание конкурентоспособных образцов высокотехнологичной промышленной, в частности военной продукции;

- осуществление рекламной, выставочной и маркетинговой деятельности;

- содействие в проведении прикладных исследований по перспективным направлениям развития науки и техники и во внедрении в производство передовых технологий в целях повышения уровня отечественных разработок и сокращения сроков и стоимости ее создания;

- содействие при осуществлении внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения и др.

Указом Президента от 10 июля 2008 г. № 1052 «Вопросы Государственной корпорации по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии» была осуществлена передача Корпорации в виде имущественного взноса акций 443 организаций, включая 252 акционерных обществ, 185 создаваемых в результате преобразования ФГУП акционерных обществ, трех обществ с ограниченной ответственностью, а также 1 предприятия и 2 компаний с участием иностранного капитала.

3.4.3. Управление активами госкорпорации

Основные направления разработок и производства продукции Корпорации – это авиа- и вертолетостроение (8 холдингов), промышленность боеприпасов и спецхимии (5 холдингов), промышленность обычных вооружений (8 холдингов), радиоэлектронная промышленность (6 холдингов), автомобилестроение и гражданское производство (некоторые подотрасли металлургии, химии и нефтехимии и др.) (6 холдингов).

ГК «Ростехнологии» не является инвестиционным фондом, ориентированным на рост стоимости портфеля. С точки зрения миссии и целей она считается корпорацией развития и по идее должна быть ориентирована на долгосрочную конкурентоспособность предприятий и реализацию государственной политики, нежели на коммерческие цели.

«Ростехнологии» напрямую управляет переданными ей активами, причем не ограничивается стратегическим управлением дочерними организациями (согласованием планов развития и контролем их исполнения), а также осуществляет прямое вмешательство в процесс принятия текущих управленческих решений с целью избежать ряда рисков.

Табл. 3.4.1. Состав основных активов ГК «Ростехнологии»

Р

О

С

Т

Е

Х

Н

О

Л

О

Г

И

И

Холдинги и компании

100% ОАО «Рособоронэкспорт»:

- 75% ООО «Проминвест» - 66% ОАО «ВСМПО-Ависма» (титан)

- 36,22% ОАО «АвтоВАЗ» - ООО "Объединенная автомобильная группа" - ОАО «ИжАвто»

58,32% ОАО «ОПК „Оборонпром“»:

- 100% ОАО «Вертолёты России» à вертолётостроительные предприятия (более 12)

- 100% ОАО « УК «Объединённая двигателестроительная корпорация»» - 80% активов в сфере двигателестроения (более 20 предприятий), в т.ч. 79,48% ОАО «НПО «Сатурн»», 37% ОАО «НПО «Искра»», 72% ОАО «Пермский моторный завод», 45% ОАО «Авиадвигатель» и др.

- цепочка фиктивных фирм - ОАО «Оборонительные системы» - предприятия по производству комплексов объектовой ПВО, в т.ч. 64% ОАО «НПО «Московский радиотехнический завод»», 51% ОАО «КБ «Кунцево» и др.

- ОАО «Оборонпромстрой»

- ООО «Промышленный холдинг «Авто­компоненты»

17,6% ЗАО АКБ «Новикомбанк»

ЗАО КБ «Лада-кредит», Телекомпания «ЛАДА ТВ»

ОАО «РТ-Металлургия»

ОАО «Ступинская металлургическая компания», металлургический завод «Красный Октябрь»

ОАО «РТ-Строительные технологии»

ОАО «ВО «Технопромэкспорт»», ОАО «Тяжпромэкспорт»

ОАО «РТ-Биотехпром»

Контролирует ряд научно-исследовательских институтов, занимающихся  высокотехнологичными проектами в области биотехнологий, а также  29,42% ОАО «Восточно-Сибирский комбинат биотехнологий» (Тулунский гидролизный завод) (остальные 70% - непосредственно у «Ростехнологий»)

ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии»» (средства радиоэлектронной борьбы, государственного опознавания, разъемные электрические соединители и др). Более 30 предприятий

ОАО «Концерн «Авиационное оборудование»» (авиационное оборудование и системы электроснабжения). Объединяет 33 предприятия, из них подконтрольны государству 14

ОАО «Концерн «Авиаприборостроение»» (около 40 предприятий производителей авионики)

- ОАО «Концерн «Авионика»» - …

- ОАО «Корпорация «Аэрокосмическое оборудование»» - …

- ОАО «ХК «Авиаприбор-холдинг»» - …

ОАО «НПО „Высокоточные комплексы“»

Включает легендарный «Тульский оружейный завод»

ОАО «Российская электроника»

более 73 предприятий, специализирующихся разработке и производстве изделий электронной техники, электронных материалов и оборудования для их изготовления, а также СВЧ-техники, полупроводниковых приборов и материалов

49,9% ОАО «КамАЗ»

57,1% ОАО «ИжМаш»

4,5% GarsdaleServicesInvestmentLimited (Британские Виргинские острова) à100% ООО «Скартел» (бренд Yota)

ОАО «РТ-Химкомпозит», ООО «РТ-Энерго», ООО «РТ-Комплектимпекс», ОАО «РТ-Логистика» ОАО «РТ-Станкоинструмент», ОАО «НПК «Оптические системы и технологии»», ОАО «Концерн «Радиоприбор»», ОАО «НПО Базальт», ОАО «НПО «Прибор»», ОАО «НПО Парашютостроения», ОАО «Концерн «Сириус»», ОАО «Концерн «Орион»»,

ОАО «НПК «Композиционные материалы и технологии»», ОАО «МКБ «Компас»», ОАО «НПО «Пиротехнические материалы»», ОАО «Конструкторское бюро машиностроения», ОАО «КБ приборостроения», 95,2% ОАО «НП Уральский оптико-механический завод им. Э.С.Яламова»

Источники: [Ростехнологии // Wikipedia, 2012] и др. открытые электронные источники, сайты компаний  

Как видно из таблицы выше, структура управления активами «Ростехнологий» трех-четырех-уровневая, что объективно повышает транзакционные издержки, а также снижает степень ответственности и эффективность контроля.

В 2011 году преобразованию в ОАО с последующей передачей 100% акций Корпорации в качестве имущественного взноса подлежали еще 185 ФГУПов [Годовой отчет государственной корпорации «Ростехнологии» за 2011 год, c.16]. 115 ФГУПов было преобразовано в ОАО, по 8 ФГУПам в регистрирующий орган поданы документы для государственной регистрации акционерных обществ. По остальным предприятиям проводится дальнейшая работа по приватизации.

Общее число организаций Корпорации на конец 2011 г. составляет 593, в том числе 339 организаций, включенных в реестр организаций оборонно-промышленного комплекса [Годовой отчет государственной корпорации «Ростехнологии» за 2011 год, c.9]. Более 80% из этих организаций являются стратегическими, более 20 – градообразующими [там же]. Предприятия «Ростехнологий» выпускают порядка 25% всей продукции ОПК страны, в то время как «Рособоронэкспорт», входящий в состав корпорации, является единственным государственным посредником по импорту и экспорту всего спектра конечной продукции и технологий двойного назначения и наживается на соответствующих гигантских финансовых потоках. Общий объём поставок вооружений в 2011 г. составил $10,7 млрд., в 2010 - $8,6 млрд., в 2009 - $7,4 млрд., в 2008 году - $6,7 млрд. В настоящее время Россия занимает второе место на мировом рынке вооружений после США.

Представители «Ростехнологий» заверяли, что треть переданных корпорации в качестве имущественного взноса РФ предприятий «дышат на ладан и лежит на боку», и потому им крайне нужна помощь новой структуры [Поросков Н., 2008]. Однако, как утверждают чиновники Минэкономразвития, пакеты акций компаний, которые находились в процессе банкротства или ликвидации, из списка как раз были удалены [там же].

Среди наиболее известных – автопроизводители «АвтоВАЗ» и «КамАЗ», «Ижмаш», занимающийся автоматами Калашникова, а также компании «Оборонпром»,  «Российская электроника», переданный в 2011 году «Рособоронэкспорт» и др.

По данным на конец 2008 года общая численность работающих в госкорпорации «Ростехнологии» составляла более 788 тыс. чел. [О деятельности и перспективах развития Корпорации…, 2009, c.7].

3.4.4. Инвестиционная политика госкорпорации

В начале 2010 г. президент Дмитрий Медведев поручил госкомпаниям разработать программы инновационного развития. Это должно было стимулировать модернизацию: во многих секторах экономики госкомпании занимают монопольное или доминирующее положение. У чиновников появился термин: принуждение к инновациям, символизирующий отсутствие заинтересованности этих структур в инновационном развитию [Товкайло М., Петрова О., Кравченко Е., 2012].

В 2011 году, спустя 4 года функционирования, наблюдательным советом «Ростехнологий» были одобрены  программы инновационного и инвестиционного развития не раскрывает, какие конкретно проекты будут осуществляться.

Согласно Стратегии развития корпорации, до 2020 года предполагается осуществить значительные капиталовложения, направленные на устранение накопившегося технологического отставания. Срок окупаемости большей части инвестиций превысит 10 лет [Стратегия развития государственной корпорации «Ростехнологии»…, 2011, с.38]. Совокупная инвестиционная потребность для реализации Стратегии составит 1,5 трлн. рублей за 2011-2020 гг. Инвестиции будут на 35-40% профинансированы из собственных средств организаций Корпорации, 20-25% - за счет внешних инвесторов, более 40% - за счет бюджета [там же, с.38].

Программа инновационного развития Корпорации на период 2011 - 2020 годов включает более 1000 проектов инновационной направленности с намеченным бюджетом почти 1 трлн. рублей, в том числе около 500 проектов НИОКР и более 300 проектов по техническому перевооружению [Годовой отчет государственной корпорации «Ростехнологии» за 2011 год, c.18]. Никаких подробностей по проектам не раскрывается, однако известно, что около 20 проектов являются крупными и общая стоимость их около 600 млн. руб. [Каширин А., 2012].

Таким образом, инновационная программа «Ростехнологий», как и большинства других госкомпаний, представляют собой декларативные документы, в них не сказано, как именно планируется достичь желаемого.

Также в 2011 году разработаны и одобрены инвестиционные программы 27 холдингов и организаций корпорации, включающие более 480 инвестиционных проектов. Общий бюджет инвестиций рассмотренных проектов составил 740,3 млрд. рублей [Годовой отчет государственной корпорации «Ростехнологии» за 2011 год, c.19].

Однако опять же, кроме самых общих показателей, информации по проектам нет. Не раскрыты также механизмы стимулирования инноваций и инвестиций, оценки их результативности и эффективности, способы контроля и ответственности за исполнением. Это увеличивает вероятность того, что особого результата от вложения средств вновь не будет. А также растут риски, что планируемые затраты в 50 млрд.$ будут весьма соблазнительны для извлечения в виде ренты крупными инсайдерами.

Какой-либо подробной и централизованной информации об инвестиционных программах «Ростехнологий» и результатах ее осуществления за период 2008-2011 гг. обнаружить не удалось. Видимо, средства расходовались весьма стихийно, а о разработке хотя бы призрачной программы капиталовложений менеджеры задумывались спустя аж 3 года, и то после настойчивого требования президента.

3.4.5. Инсайдеры и инфраструктура инсайдерского контроля

А) Неформальные cвязи крупных инсайдеров с высшими госчиновниками

Генеральным директором ГК «Ростехнологии» является Чемезов С.В., а председателем наблюдательного совета - министр обороны России Сердюков А.Э.

По данным СМИ, Чемезов так же, как и Путин, был сотрудником первого главного управления КГБ СССР. Подтверждал это и сам Чемезов,  рассказывая, что о том, что они с Путиным жили в одном доме, а их семьи общались между собой [Чемезов Сергей. Генеральный директор…, 2012].

В 1996 году Чемезов одновременно с Путиным пришел в управление делами президента, где возглавил отдел внешних экономических связей. По некоторым данным, эту должность Чемезов получил также благодаря Путину, курировавшему работу этого отдела [Чейзан Г., 2006].

Уже в августе 1999 года Чемезов вошел в число пятидесяти наиболее влиятельных предпринимателей России. Рейтинг, составленный Агентством экономических новостей по заказу и совместно с редакцией "Независимой газеты", отнес Чемезова к группе предпринимателей, "имеющих хорошие связи с руководством страны" [Туранов С., 2005].

Управлять военной отраслью Чемезов начал уже в 1999 году, став гендиректором ФГУП "Промэкспорт". В 2000 году с Путин подписал указ об объединении компаний "Промэкспорт" и "Росвооружение" в единое ФГУП "Рособоронэкспорт". Чемезов, активно лоббировавший слияние двух компаний, получил пост первого заместителя, а в апреле 2004 г. его главой.

Чемезов, заняв пост главы предприятия, начал выстраивать под него всю систему производства и продаж военной техники в России и за рубеж. Руководство «Рособоронэкспорта» сумело заставить независимых экспортеров поставлять на внешний рынок большую часть своей продукции через компанию-госпосредника и подчинить своему контролю основные финансовые потоки. В результате доля «Рособоронэкспорта» в общем объеме экспорта российского оружия превысила 80-90% [Хазбиев А., 2005]. Комиссионные «Рособоронэкспорта», по разным оценкам, составляли 5-15% от суммы контракта, что позволило ему «заработать» миллиарды долларов [Грицкова А., Лантратов К., Сафронов И., 2006].

В 2006 году Чемезов стал членом партии «Единая Россия». Когда начался новый виток псевдонационализации, проект указа президента о формировании имущественного взноса государства в капитал «Ростехнологий» был предложен Чемезовым [Киселева Е., 2008]. Чемезов считается главным идеологом в процессе создания госкорпораций [Латкин А., 2009].

Пользуясь своим «административным весом» в органах власти, он старается получить финансовую госпомощь для контролируемых им компаний и «доступ к многомиллиардному бюджетному финансированию» [Киселева Е., Грицкова А., Лантратов К., 2008]. «Ростехнологии» предложили наделить себя полномочиями государственного заказчика по гособоронзаказу по шести федеральным целевым программам на общую сумму более одного триллиона рублей [там же].

Б) Семейственность

Супруга С.Чемезова Екатерина Игнатова вместе с друзьями организовала ООО «Кате» и владеет долей в 70% [Терентьева А., Вараксин Д., 2009]. Завод начал работу в 2007 г. в Калининградской обл., а его предполагаемая мощность - 260 тыс. трансмиссий в год. Автоматические коробки передач «Кате» - первый «автомат» российской разработки, который, в частности, будет использоваться на Lada Kalina и других автомобилях «АвтоВАЗа». По оценкам экспертов, установка АКП повысит цену автомобиля на 35-50 тыс. руб. [там же]. Главным клиентом ООО «Кате» «АвтоВАЗом», как известно, на 25% владеет «Ростехнологии», а председателем Совета директоров компании является сам Чемезов.

В апреле 2010 года Игнатова стала одним из совладельцев (13,14%) банка «Международный финансовый клуб» (МФК), входящего в принадлежащую Михаилу Прохорову «Группу Онэксим» [Чемезов Сергей. Генеральный директор…, 2012]. В декабре 2010 года стало известно, что жена Чемезова владеет 99,9% «Рисонт-холдинга", управляющего сетью ресторанов «Этаж», а также клубом Ye, DJ-баром Picasso, пиццерией «dal Капо», баром «Аквапарк», рестораном «Троя» и кафе-кондитерской «Эклер». Также белизский офшор Игнатовой Elsamex Enterprises Ltd владеет небольшой долей нефтегазового холдинга «Итера» [там же].

Доход гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова в 2009 году составил 34,5 млн. руб., в 2010 году - 36,8 млн. руб. [Шишорина А., Штыкина А., Иванов М., 2010], [Киселева Е., 2011].  Его супруга заработала в 2009 году в десять раз больше мужа - 427,5 млн. руб., а в 2010 году - 319,9 млн. руб. [там же], [Киселева Е., 2011].

Сын Чемезова Станислав является бизнесменом и председателем совета директоров и совладельцем ООО "Интербизнесгрупп" (ему принадлежит 1%, остальные 99% принадлежали белизскому офшору Uberaba Holding SA). «Интербизнесгрупп» - владелец ООО «Стандарт-реал», которому, в свою очередь, принадлежит 13,33% Независимой страховой группы (НСГ) - страховщика крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса страны [Шлейнов Р., 2011]. Таким образом, сын Чемезова - один из бенефициаров Независимой страховой группы, которая страховала предприятия «Ростехнологий», в частности «Оборонпром», АвтоВАЗ, Мотовилихинские заводы, Алмаз-Антей и др. Как пояснил «Ведомостям» Чемезов-старший, ничего предосудительного в этом нет [Шлейнов Р., 2011]. В основном в портфеле страховщика имущественные риски военных предприятий и организаций и их поставщиков. В 2010 г. НСГ продала страховок на 923,7 млн. рублей [Семейная империя Чемезовых…, 2011]. Структура сына Чемезова также занимается в цементном бизнесе и фармацевтике. «Интербизнесгрупп» владеет 80% ЗАО «Оборонцемент» и 50,01% ООО «Оборонцемент-энерго», которые строят цементные комбинаты в Белгородской области и также тесно связаны с «Ростехнологиями» [там же].

Ранее в 2006 году Станислав Чемезов вошел в состав совета директоров «дочки» - «АвтоВАЗ-Энерго» [Столяров Г., Варламова О., 2007]. Это предприятие было создано 21 сентября 2006 года для управления энергетическими активами «АвтоВАЗа», который, в то время уже перешел под владение чемезовскому «Рособоронэкспорту».

Впрочем, чета Чемезовых далеко не единственный пример успешных бизнесменов.

Экс-губернатор Амурской области Николай Колесов, возглавляющий концерн «Радиоэлектронные технологии», входящий в состав госкорпорации «Ростехнологии» также заставил обратить на себя внимание прессы. В июне 2010 года его 26-летняя дочь Анастасия Колесова возглавила Татсоцбанк, который был приобретен компанией «Элекон», входящей концерн госкорпорации, за 300 млн. руб. [Маркова О., 2010]. До этого дочь экс-губернатора руководила самим заводом «Элекон», производящим электрические соединители для оборонной промышленности. Сам Николай Колесов руководил «Элеконом» до того, как получил назначение в Амурскую область. Его зять Николай Ураев был коммерческим директором завода, теперь он заменил супругу на посту гендиректора. В планах семейства Колесовых перевести в Татсоцбанк большое количество оборонных предприятий [там же].

Кроме того, на деньги «Ростехнологий» приобретена 25% доля акций официального дистрибутора АвтоВАЗа в Татарстане ООО «КАН-АвтоВАЗ», который также принадлежит детям Колесова (21-летний Александр Колесов владеет 60% акций, дочь – 20%). За акции автодилера завод «Элекон» внес в уставный капитал земельный участок с четырьмя зданиями общей стоимостью 84,3 млн. руб. [там же].

В) «Свои» люди

Заняв должность главы госкорпорации, Сергей Чемезов перевел на ключевые должности и команду своих менеджеров, коллег по «Рособоронэкспорту».

7 из 10 членов правления ГК «Ростехнологии», помимо самого гендиректора, работали длительные сроки под руководством Чемезова. Например, первый заместитель гендиректора Алексей Алешин и заместитель Артяков Владимир проработали в 2000-2007 гг. на соответствующих должностях, но во ФГУП «Рособоронэкспорт». Многие из них - бывшие силовики или военные (глава «Рособоронэкспорта» Исайкин Анатолий прослужил в КГБ-ФСБ около 16 лет, замгендиректора корпорации и куратор по безопасности Волобуев Николай – около 30 лет).

Также типичной и распространенной практикой укрепления инфраструктуры инсайдерского контроля над активами «Ростехнологий» является продвижением своих людей и на ключевые должности вошедших в состав корпорации предприятий. Часто личности протеже согласуются и выбираются самим Чемезов, а иногда так или иначе связаны с ним неформальными отношениями.

Добившись отставки почти всего топ-менеджмента «АвтоВАЗа «Рособоронэкспорт» назначил своих представителей сначала в совет директоров завода, а затем и на все ключевые должности в правлении. Сергей Чемезов занял должность председателя совета директоров «АвтоВАЗа» в 2006 г., его заместитель и член правления ГК Артяков Владимир в 2005–2006 гг. был председателем совета директоров ОАО «АвтоВАЗ», а 2007 г. – заместителем председателя. Также в состав совета директоров в 2008 г. вошли другие топ-менеджеры «Ростехнологий»: Алешин Алексей, Завьялов Игорь Хотя контрольным пакетом «АвтоВАЗа» в то время владели его дочерние компании, фактический контроль над предприятием получили «Ростехнологии».

Г) Связи с силовыми, судебными и др. госструктурами

Вхождение в высшие властные круги позволяет крупным инсайдерам госкорпораций использовать силовые, правоохранительные, судебные и пр. круги.

Смещение менеджмента «АвтоВАЗа», тесно связанного с криминалитетом, выглядело как полномасштабная войсковая кампания с использованием оперативных и даже боевых возможностей российских спецслужб (ФСБ и МВД), а также Генпрокуратуры. «Мы очень сомневаемся, что какому-либо частному стратегическому инвестору удалось бы это сделать», - говорил г-н Чемезов [Тюменев В., Хазбиев А., 2008]. Разобравшись с криминалом, новое руководство завода приступило к наведению уже своего порядка. Для наведения порядка, по словам Чемезова, пришлось сменить почти всю милицию в Тольятти и на самом заводе [Чейзан Г., 2006].

Вдобавок для того чтобы убедить «старую команду» уйти, в конце 2005 г. в Тольятти прибыла группа следователей и прокуроров, и трем главным бухгалтерам «АвтоВАЗа» были предъявлены обвинения в хищениях и уклонениях от уплаты налогов (через некоторое время обвинения были сняты) [Чейзан Г., 2006]. В декабре 2005 года получасовое собрание акционеров, на котором было избрано новое правление, проводилось в окруженной плотным милицейским кордоном штаб-квартире предприятия (председателем совета директоров «АвтоВАЗа» стал замгендиректора «Рособоронэкспорта» Владимир Артяков, а гендиректором завода - руководитель одного из департаментов госпосредника Игорь Есиповский).

Действия в отношении титанового гиганта «ВСМПО-Ависма» были более демократичными. Руководство «Рособоронэкспорта» вмешалось в конфликт между основными акционерами (среди которых были структуры В.Тетюхина, В.Брешта и В.Вексельберга)  и предложило им продать свои акции государству. Одновременно с этим в компании появились инспекторы ФНС, начавшие проверку ее финансово-хозяйственной деятельности. По результатам проверки «ВСМПО-Ависме» были предъявлены налоговые претензии почти на 2,5 млрд. рублей [Тюменев В., Хазбиев А., 2008].

В этой ситуации все основные акционеры, за исключением председателя совета директоров Вячеслава Брешта, решили продать свои пакеты «Рособоронэкспорту». Однако долго потянуть время г-ну Брешту, контролировавшему около 30% компании, не удалось. На одного из родственников внезапно завели уголовное дело, после чего предприниматель  решил быстро продать свой пакет и покинуть страну. Чемезовская структура завладела 66% акций титановой корпорации, заплатив в полтора раза ниже рыночной стоимости (около $1 млрд.) [там же]. После этого сразу все налоговые претензии были сняты, а уголовные дела закрыты.

Д) Перекрестная структура собственности

Распространенной системой инсайдерского контроля над активами является перекрестная структура собственности, при которой предприятием формально владеют его же дочерние структуры, а фактический контроль принадлежит топ-менеджерам.

По словам гендиректора концерна «Ижмаш», в результате проверки в 2011 году удалось обнаружить, что при прежнем руководстве сложилась подобная структура контроля активов. В группу предприятий «Ижмаш» входило около сотни юридических лиц, часть из которых уже находилась в стадии банкротства и ликвидации. Фактически действовало 32 юридических лица, которые имели многоуровневую систему управления, дублирующие функции и высокие накладные расходы (расходы на содержание только высшего управленческого персонала достигали 7%) [Никольский А., 2012].

Несмотря на то, что 57,01% акций были переданы Росимуществом госкорпорации «Ростехнологии» еще 23.03.2009, вплоть до конца 2011 года существовала следующая структура управления активами.

Схема 3.4.1. Структура перекрестного контроля над активами в ОАО «Ижевский машзавод» на 25.07.2011 г.

Источник: [Ежеквартальный отчет ОАО «Ижевский машиностроительный завод» за 2-й квартал 2012 г., 2012, c.26], [Ежеквартальный отчет ОАО «Ижевский машиностроительный завод» за 3-й квартал 2011 г., 2011, c.21-34], [Ежеквартальный отчет ОАО «Концерн «Ижмаш»» за 3-й квартал 2011, 2011, c.23-30,66]

Похожая ситуация реализовалась на «ИжАвто». В апреле 2009 группа СОК продала 75% акций «ИжАвто» дочерним структурам самого завода (ООО «Иж-Комплект», ООО «Гросс» и ООО «Норэкс»), то есть структура собственности стала перекрестной. Фактический же контроль над заводом получил его топ-менеджмент во главе с гендиректором Михаилом Добындо. В дальнейшем с предприятия будут выведены активы, по факту чего начнется уголовное преследование (подробнее далее).

Примечательно, что в самой группе СОК заявили, что «все действия по «ИжАвто» согласованы с госкорпорацией «Ростехнологии»» [Беликов, 2009]. Это говорит о том, что инфраструктура инсайдерского контроля на предприятиях госкорпорации существует, как минимум, с ведома госкорпорации.

Подобная же структура перекрестного контроля над активами существовала и на «АвтоВАЗе», но была впоследствии также ликвидирована. инвестиционной компании «Тройка Диалог» затратила больше года на это, и теперь владеет блокпакетом завода.

До начала активного приобретения активов «АвтоВАЗа» и перехвата контроля над финансовыми потоками госкорпорацией, предприятие фактически контролировалось небольшой группой физических лиц - высших менеджеров предприятия во главе с председателем совета директоров В.Каданниковым [Жук, 2001].

К декабрю 2005, моменту ухода Каданникова в отставку, было зафиксировано следующее распределение пакетов акций: 64% «АвтоВАЗа» принадлежало его же дочерним структурам – ОАО «Автомобильному всероссийскому альянсу» (ОАО «АВВА» или «AVVA») (38%), ЗАО «Центральное отделение автомобильной финансовой корпорации» (ЗАО «ЦО АФК») (24%) и ЗАО «ИФК» (2%). При этом «АвтоВАЗу» принадлежали 86% акций «АВВА», а сама «АВВА» вместе с «АвтоВАЗом» владеют 60% акций «ЦО АФК» [АвтоВАЗ создает дилерский холдинг, 2007]. «АВВА» было образовано еще в 1993 году Березовским и Волошиным и, печально известно тем, что 50 млн. долларов, собранных с населения на строительство завода по производству народного автомобиля, были присвоены, а завод так и не был построен. В феврале 2006 года в состав совета директоров ОАО «Автомобильный Всероссийский Альянс» вошел замгендиректора ФГУП «Рособоронэкспорт» Артяков Владимир.

Схема 3.4.2. Структура перекрестного контроля над активами в ОАО «Автоваз» на 10.12.2007 г.

Источник: [АвтоВАЗ создает дилерский холдинг, 2007], [Ежеквартальный отчет ОАО «АВТОВАЗ» за 4 кв. 2008 г., 2009, c.255]

В декабре 2007 года ФГУП «Рособоронэкспорт» вошел в состав акционеров, купив долю в 10,8% [Ежеквартальный отчет ОАО «АВТОВАЗ» за 4 кв. 2008 г., 2009, c.255]. Еще 10,9% согласованно с «Ростехнологиями» приобрела кипрская офшорная компания, связанная с офшорным инвестфондом «Тройка-Диалог», действуя в интересах госкорпорации.

Кипрский офшорный фонд «Тройка-Диалог» давно работает с госхолдингом и консультировал последний по вопросам «раскольцовки» схемы владения «АвтоВАЗом», объявленной президентом группы «АвтоВАЗ» Владимиром Артяковым в начале 2007 года с целью сделать активы завода более привлекательными для иностранных инвесторов [Новый акционер ВАЗа, 2007]. Планировалось присоединить дочерние компании завода, владеющие пакетами его акций, и погасить эти ценные бумаги. К тому времени контроль над «АвтоВАЗом» во многом уже перешел ставленникам «Ростехнологий». Взаимодействие «Ростехнологий» и «Тройки-Диалог» было подкреплено неформальными отношениями их глав. Так, Сергей Чемезов и Рубен Варданян организовали в 2012 году вместе с другими видными чиновниками и предпринимателями совместный охотничий клуб «Времена года».

К маю 2008 года зарубежная компания Renault s.a.s. приобрела 43,4% акций, правда через 2 месяца «Рособоронэкспорт» выкупил проданную ранее долю, и в итоге доля Рено стала 25% [Ежеквартальный отчет ОАО «АВТОВАЗ» за 4 кв. 2008 г., 2009, c.255]. Еще 19,2% акций принадлежали офшорным Vellinran investments Ltd. и Definiteway holdings Ltd. [там же]

Таким образом, перекрестное владение над предприятием «благополучно» преобразовалось в иностранно-офшорное.

Е) Цепочки фиктивных фирм

Весьма запутанная система контроля над активами, в которую вовлечены аффилированные, фиктивные и оффшорные компании, весьма типична для российской экономики. И с включением оборонных предприятий в ГК «Ростехнологии» ситуация на них в корне не поменялась, а где-то, наоборот, еще более усугубилась.

Вот, к примеру, типичная схема контроль над активами у российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группы ОАО «Оборонительные системы», специализирующейся на создании зенитно-ракетных комплексов ПВО «Печора-2М».

Основное предприятие этой ФПГ - научно-производственное объединение «Московский радиотехнический завод», основанный еще в 1900 году. После уничтожения СССР за активы и финансы предприятия постоянно велась борьба группировок инсайдеров, в результате чего оно пришло в упадок.

По данным открытых источников, 25% ОАО «Оборонительные системы» владеет ООО «Оборонительные системы Финанс», а 75% - ООО «Оборонительные системы - Инвест» [Владимиров С., 2012]. А вот цепочка собственников этих фирм приводит уже к фиктивным структурам и неизвестным частным лицам, реально контролирующим предприятие, но предпочитающим оставаться в тени.

Схема 3.4.3. Контроль активов в ОАО «Оборонительные системы» в 2012 г.

 

Источники: [Владимиров С., 2012], [Оборонительные системы, 2012], Globalstat.ru

Как показало журналистское расследование «Российских вестей», по адресу ООО «Оборонительные системы Финанс» (Москва, ул. Мневники, дом 14, корпус 1) расположена средняя школа №100, а по адресу владеющим им ООО «Астрелия» (Москва, ул. Самокатная, д. 2А, с.1) – автосервис [Владимиров С., 2012].

По данным некоторых СМИ, начиная с 2003 года ныне занимающий пост и.о. министра промышленности и торговли Денис Мантуров проявляет особую заботу о холдинге «Оборонительные системы» [Владимиров С., 2012]. Интересы Мантурова лежат в сфере выполнения экспортных контрактов. «Оборонительные системы» получают деньги, а затем как типичный посредник размещают заказы на заводах, зарабатывая таким образом солидную прибыль.

По другой версии, Мантуров лишь оператор изложенной схемы, а реальным бенефициаром является вышестоящие люди [Владимиров С. По следам журналистского…, 2012].

3.4.6. Механизмы захвата активов и изъятия инсайдерской ренты

А) «мягкий» захват активов и передел собственности

В 2008 году С.Чемезов фигурировал в сообщениях о кризисе в третьем по количеству перевезенных пассажиров авиаальянсе AirUnion, принадлежащим наполовину государству, а наполовину – структурам бизнесмена Бориса Абрамовича. Госкорпорация «Ростехнологии» указом президента, подписанным в мае 2008 года, передавались контрольные пакеты входящих в AirUnion авиакомпаний (контрольные пакеты «Красэйра» и «Домодедовских авиалиний», а также 46,5% «Самары») [Чемезов Сергей. Генеральный директор…, 2012]. Позже в авиаальянсе начался кризис. Задолженность по оплате топлива входящих в него авиакомпаний привела к массовым задержкам рейсов, после чего был подан иск о банкротстве. Однако вместо этого компанию решено было реанимировать, включив в него новых акционеров и сформировав нового национального авиаперевозчика «Росавиа». Судя по тому, что прежние владельцы крупных пакетов братья Борис и Александр Абрамовичи исчезли из состава акционеров («Росавиа» на 51% принадлежит «Ростехнологиям», и на 49% - правительству Москвы) события с AirUnion в прессе оценивались как передел собственности [Небольшой эффективный передел…, 2008]. Хотя «Росавиа» должно было стать конкурентом «Аэрофлота», но в итоге ГК «Ростехнологии» отказалась от своих авиаактивов, и они были переданы «Аэрофлоту».

Несколько более жесткое давление оказывалось при захвате «НПО «Сатурн»», производящего газотурбинные двигатели для авиации, в частности двигатели для Суперджета.

НПО «Сатурн» образовано в 2001 году слиянием ОАО «Рыбинские моторы» и КБ «Люлька-Сатурн». С момента создания предприятие возглавлял Юрий Ласточкин, который являлся бенефициаром ряда юридических лиц, владевших НПО. До 2008 года более 60% этого предприятия контролировалось ими, а еще 37% акций находилось в федеральной собственности.

В 2006 году «Рособоронэкспорт» с помощью своей дочерней структуры «Оборонпрома» начал процесс формирования нового двигателестроительного холдинга. Его ведущим предприятием виделся «Сатурн». В августе 2007 года поручение об интеграции НПО в холдинг дал Владимир Путин. Однако Юрий Ласточкин отказался от всех предложений по поглощению «Сатурна». Более того, в декабре 2007 года он начал объединение с Уфимским моторостроительным производственным объединением (на которое также претендовал «Оборонпром»), купив 19,98% его акций и заявив о планах довести пакет до 51% [Тюменев В., Хазбиев А., 2008]. Эти планы были выполнены. Тем временем сам «Оборонпром» вошел в госкорпорацию «Ростехнологии», которая взялась за реализацию проекта по объединению и подчинению себе двигателестроителей с удвоенной энергией. После этого у господина Ласточкина практически не осталось шансов сохранить контроль над «Сатурном», хотя он и оказывал последовательное и принципиальное сопротивление экспансии госкорпорации.

Из всех российских двигателестроителей альянс НПО «Сатурн» и УМПО обладает наибольшим научно-техническим и инновационным потенциалом. В то время как многие двигателестроительные предприятия России, которые получил Сергей Чемезов, находились в состоянии, близком к банкротству, как, например, Самарский двигателестроительный куст, либо производит устаревшую продукцию, разработанную нашими конструкторами на основе американских двигателей 1960-х годов, как, например, заводы Пермского моторостроительного куста.

Осенью 2008 года финансовое положение НПО резко ухудшилось, предприятие допустило технический дефолт по облигациям, начало не хватать генерируемой прибыли, долги стремительно росли. Против выделения бюджетных средств в помощь «Сатурну» выступил замминистра промышленности и торговли Денис Мантуров, который до недавнего времени возглавлял компанию «Оборонпром». Завод собирался уволить 4 тыс. сотрудников

В середине октября следственное управление УВД Ярославской области возбудило два уголовных дела в отношении работников «Сатурна». В распространенном сообщении пресс-службы НПО утверждается, что «проверка предприятия инициирована замминистра промышленности и торговли Денисом Мантуровым в интересах «Оборонпрома» с целью давления на «Сатурн». А «материалы проверки, послужившие основанием для возбуждения уголовных дел, полностью сфабрикованы и расцениваются как попытка дестабилизации работы предприятия» [Тюменев В., Хазбиев А., 2008].

В первом уголовном деле сотрудников «Сатурна» обвиняли в том, что они, завысив тарифы, сознательно ввели в заблуждение информационно-расчетный центр города Рыбинска, который покупает у предприятия теплоэнергию, хотя никаких заявлений о нанесении ущерба не поступало. Во втором уголовном деле «Сатурн» также безосновательно обвинялся в том, что он работает с двумя фирмами-однодневками, причем учредитель одной из них - психически больной человек. Рыбинская городская прокуратура установила, что более 12 тыс. работников объединения не получили вовремя заработную плату за август и сентябрь.

За предшествующие 2 года на «Сатурне» различными силовыми структурами были проведены десятки проверок по линии налоговой службы и МВД и Счетной палаты, однако никаких нарушений выявить не удавалось.

Почти все крупные госбанки, включая госкорпорацию «ВЭБ», у которых руководство «Сатурна» пыталось получить кредит на пополнение оборотных средств и финансирование серийного производства двигателя SaM-146, обязательным условием предоставления денег ставили передачу 13% акций «Сатурна» госхолдингу «Оборонпром» [ВПК России. Отрасли, 2008].

Министр финансов Алексей Кудрин, а затем глава ОАК Алексей Федоров обвинили «Сатурн» в задержке проекта SSJ-100. А 2 декабря 2008 г. Владимир Путин посетил НПО «Сатурн» и обвинил руководство в том, что оно «проводило неоправданно рискованную финансовую политику и в результате оказалось не готово к обслуживанию и своевременному погашению кредитной задолженности в условиях нестабильности на финансовых рынках. Под угрозой срыва оказались испытания двигателя для самолета SukhoiSuperJet-100» [ВПК России. Отрасли, 2008]. Это окончательно убедило частных собственников «Сатурна» в неизбежности вхождения в состав структур «Ростехнологий».

В декабре 2008 г. действующие в интересах госкорпорации фиктивные фирмы ЗАО «Праймлитекс» и ООО «Меком-люкс», принадлежащие частным лицам, приобрели 23,85 и 24,91% акций «Сатурна» у подконтрольных Ласточкину структур ООО «Техинком» и ОАО «Авиаинвест» [Ежеквартальный отчет ОАО «Научно-производственное объединение «Сатурн»» за 3-й квартал 2011 г., 2011, с.125-130].

Затем эти доли, а также 37% акций, принадлежащие Росимуществу, были переданы «Оборонпрому», который к 20.01.2011 стал контролировать 93,5% предприятия [там же].

Судя по заявлению Путина, государство выкупило пакет акций «Сатурна» по «рыночной» стоимости, то есть, по оценкам, за 1,6 млрд руб. ($58 млн) [ВПК России. Отрасли, 2008]. В 2007 году, когда рыночная капитализация компаний была реально выше, «Рособоронэкспорт» предлагал гендиректору Юрию Ласточкину за контроль над предприятием $450 млн., но гендиректор отказался [там же].

После перехода «Сатурна» под контроль «Ростехнологий» предприятию сразу же начали поступать большие средства господдержки, кредиты банков и даже средства другой госкорпорации «Роснано».

Б) преднамеренное банкротство

Сделка по продаже самарской группой СОК контрольного пакета «ИжАвто» имела признаки вывода инсайдерской ренты и вызвала вопросы у Счетной палаты и Генпрокуратуры. В группе СОК утверждали, что сделка проведена в рамках подготовки к продаже «ИжАвто» госкорпорации «Ростехнологии» [Беликов Д., 2009].

В феврале 2011 года бывший гендиректор «ИжАвто» Михаил Добындо, топ-менеджер завода Евгений Страхов, а также основной владелец и топ-менеджеры самарской группы «СОК» Юрий Качмазов, Андрей Фролов и Юрий Амелин были объявлены в федеральный розыск. Все они обвинялись в организации преднамеренного банкротства завода «ИжАвто» в 2008-2009 гг. и выводе с завода активов на сумму 6,7 млрд. руб [Гуторова М., 2011]. В частности в офшоры были выведены часть кредитов на сумму 200 млн. руб., полученных от Сбербанка [там же]. Впоследствии группа СОК продала контрольный пакет «ИжАвто» самому заводу, в оплату его акций забрала автомобили, после чего предприятие подало заявление о собственном банкротстве. Основную часть долга «ИжАвто» (более 5 млрд. из 13 млрд. руб.) гасит федеральный бюджет [там же].

Несмотря на это дело, господин Добындо с июня 2010 по март 2011 года являлся председателем правления подконтрольного ГК «Ростехнологии» ОАО «Объединенные автомобильные технологии», а затем был назначен на руководящий пост в дилерском холдинге ОАО «Лада-Сервис» (дочерняя компания ОАО «АвтоВАЗ»). Это говорит о том, что руководство «Ростехнологий» если не способствовало, то по крайней мере знало о выводе инсайдерами ренты с предприятия.

100% акций «ИжАвто» перешли «Объединенной автомобильной группе», подконтрольной холдингу «Ростехнологии». Параллельно шел активный перевод и других активов СОКа под контроль государства.

В) фиктивные конкурсы и сделки с аффилированными лицами

В 2012 году на управляющего волгоградским «Химпромом» (51% принадлежит «РТ-Химкомпозит») и гендиректора холдинга «РТ-Химкомпозит» (100% принадлежит «Ростехнологиям») Сергея Сокола завели уголовное дело по ст. 201.1 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Поводом к официальному разбирательству послужило сотрудничество «Химпрома» с некой безвестной ООО «РТ-Трейд». Едва зарегистрировавшись и имея уставный капитал в 10 тыс.руб., фирма уже через месяц существования подписала наивыгоднейший контракт, не потратив при этом ни минуты на подготовку тендерной документации: «Химпром» доверился им вне конкурса.

В апреле «РТ-Трейд» получила 23% отгрузок завода, а в мае ее доля в продажах выросла уже до 65%. Причем, как сказано в постановлении прокуратуры Волгоградской области, «25 октября 2011 года Сокол С.М., реализуя свой преступный умысел, действуя вопреки законным интересам ВОАО «Химпром» в интересах ООО «РТ-Трейд»... заключил договор поставки № 013/4588, согласно которому ООО «РТ-Трейд» покупало в соответствии с условиями данного договора у ВОАО «Химпром» готовую продукцию - натр едкий по цене 10,5 тыс. руб. за тонну, карбид кальция по цене 26,5 тыс. рублей за тонну» [Наумов Д., 2012].

На рынке тонна едкого технического натра стоит 15 тыс., а карбида кальция - порядка 36 тыс. То есть размеры вывода инсайдерской ренты составляли 26-30% [там же]. Общий размер ущерба предприятию от этой инсайдерской комбинации оценивается в 50 млн. рублей [там же].

В результате завод наращивал долги (к декабрю 2011 г. долг перед поставщиками вырос с 3,89 млрд. руб. до 4,48 млрд.) [там же]. Из 200 млн. руб., которые планировалось потратить в рамках антикризисной программы предприятия в 1-ом полугодии 2011-го, на собственно спасение ушло не более 12,5%.

Г) фиктивные сделки и услуги

Практика вывода средств с предприятия с помощью заключения сделок с подконтрольными структурами по оказанию фиктивных услуг или услуг по заведомо завышенным ценам столь распространена, что нет смысла описывать ее подробно. Приведем только несколько примеров.

С согласия ставленника «Ростехнологий» Сергея Сокола полуразоренное волгоградское предприятие «Химпром» заключило целый ряд заведомо убыточных сделок, в частности отмыло сточные трубы за 3 млн., еще 8 млн. потратило на якобы консультации юристов, за 4 млн. рублей отпраздновало свое 80-летие и т.д. [Наумов Д., 2012]

Д) непрофильное использование и вывод активов

Некоторые предприятия, оказавшиеся под контролем «Ростехнологий» ожидает весьма незавидная судьба. Как это случилось с Московским радиотехническим заводом.

Как мы рассмотрели в предыдущем разделе 64% ОАО «НПО МРТЗ» контролирует ОАО «Оборонительные системы», которая в свою очередь через цепочку фиктивных фирм принадлежит холдингу «Ростехнологий».

Поскольку продажа и изменение профиля предприятий оборонного и др. стратегических ведомств запрещена, в таких случаях запускается программа самоуничтожения производства путем нехитрых манипуляций.

ОАО «Оборонительные системы» отделили от территории завода «сектор Б», сдав в аренду бывшие корпуса МРТЗ. Причем цеха, находящиеся в производственном «секторе Б», платят за аренду помещений «Оборонительным системам». Цеха «сектора А» просто ликвидируются с целью получения дохода от земли.

На бывшей территории завода был построен бизнес-центр «Верейская Плаза», а производственная часть планомерно сокращалась: 31 цех (телевизионный) уничтожен и сдан под расфасовку лекарственных средств, 27, 33, 77 цеха, работавшие на 31 цех – упразднены, 32 цех (ультразвуковые генераторы) - сдан «Русскому шоколаду», в двух здания КБ - шьют одеяла и варят колбасу, вычислительный центр - сдан в аренду (причем техника, по словам очевидцев, выкидывалась прямо в окно) и т.д.

Менеджмент ОАО «НП Уральский оптико-механический завод им. Э.С.Яламова» в лице С.Максина, по данным некоторых СМИ, также активно злоупотреблял непрофильными и избыточными расходами:

- ОАО «НП УОМЗ» оплачивало отдых на горнолыжных курортах Австрии куратора УОМЗ от Минпрома Александра Потапова и его супруги Анны Нагорной

- аренда и ремонт дорогостоящего офиса в «Гостином дворе»  при наличии двух других офисов в Москве

- VIP-ремонт этажа, предназначенного для приёма высоких гостей [Владимиров С. Оптический обман, 2012]

Е) сверхдоходы топ-менеджеров

Самым безобидным механизмом вывода инсайдерской ренты можно считать высокие оклады и бонусы топ-менеджерам госкорпораций.

Например, директор департамента корпоративных процедур и имущественного комплекса Владимир Литвин имел в 2010 году доход 35 млн. руб. [Киселева Е., 2011]. Заместитель главы «Ростехнологий» Игорь Завьялов, курирующий промышленные проекты госкорпорации, - 16,8 млн. руб. (22,6 млн. руб. годом ранее), 7,4 млн. руб. принесла в семейный бюджет его супруга Л.Завьялова, главный бухгалтер «Рособоронэкспорта» [там же]. Первого заместитель главы «Ростехнологий» Алексея Алешина получил 9,5 млн. руб. против 14,9 млн. руб. годом ранее.  Курирующий безопасность Николай Волобуев получил 9,3 млн. руб., отвечающий за зарубежную сеть и выставочную деятельность Дмитрий Шугаев, - 9,4 млн. руб., главный бухгалтер Наталья Борисова  - 11,8 млн. руб., руководителя группы советников Олега Чернова - 6,7 млн. руб., начальник департамента инноваций и стратегического развития Азрета Юсупова - 5,5 млн руб., начальник правового департамента Владимир Кудашкин - 4,9 млн. руб. и т.д. [там же].

Таким образом, не менее 100 млн. руб. в год уходит только на содержание десятка высших начальников.

В области официальных окладов топ-менеджеров часто наблюдаются злоупотребления.

Во-первых, учитывая многоуровневую систему владения активами в госкорпорации, суцществует большое количество промежуточных структур, которые фактически не производят никакой продукции и услуг, однако имеют управленцев, которые таки получают высокие оклады.

Во-вторых, распространена практика, когда один и тот же человек занимает должности сразу в нескольких таких полуфиктивных структурах, в каждой получая оклад и бонусы.

В-третьих, может быть и вовсе фиктивное трудоустройство.

В-четвертых, злоупотребления могут лежать в сфере выплаты высоких бонусов, которые выплачиваются менеджеру при увольнении, однако он через пару месяцев возвращается на свою должность как ни в чем не бывало.

В-пятых, иногда переписываются трудовые соглашения для обеспечения дополнительными привилегиями.

Например, топ-менеджеры волгоградского «Химпрома», входящего в «Ростехнологии», при увольнении получали разорительные для предприятия компенсации (до 15 окладов), после чего возвращались и снова писали заявления об уходе [Наумов Д., 2012]. Одна только эта схема стоила предприятию порядка 28 млн. рублей [там же].

Также менеджеры не раз переписывали трудовые контракты под личные и семейные нужды, обеспечивая себя и свои семьи санаторным лечением, билетами бизнес-класса, номерами «люкс» в командировках и в отпуске, дорогими иномарками и апартаментами. Общая сумма сделок превысила 2,5 млн. рублей, а сам Сергей Сокол расположился в апартаментах за 87 тыс. в месяц [там же].

Ж) Хищения и мошеннические схемы

В 2011 году на «АвтоВАЗе» прошла проверка, инициированная основным акционером предприятия госкорпорацией «Ростехнологии» и руководством завода. В результате проверки были выявлены и раскрыты хищения на сумму, превышающую 1 млрд. руб. [Кузнецова С., 2011]. В отношении менеджеров и сотрудников предприятия, а также его дочерней структуры - дилерской сети «Лада-сервис» - были возбуждены уголовные дела.

Проверка проводилась совместно с ФСБ и МВД, а также Следственным комитетом России и службой безопасности «АвтоВАЗа». В ходе расследования были раскрыты схемы хищений на механосборочном и металлургическом производствах. Преступления касались хищения автомобилей в 2008-2009 гг., которые носили не просто локальный, а региональный характер [Кузнецова С., 2011].

Этот пример показывает, группировки «средних» и «мелких» инсайдеров также способны на весьма крупные изъятия инсайдерской ренты. Для борьбы с ними крупным инсайдерам приходится усиливать внутренний контроль и затрачивать больше средств на внутрение структуры безопасности и взаимодействие с внешними институтами защиты прав собственности.

3.4.7. Последствия инсайдерского контроля

В 2007 году Чемезов жаловался, что основные фонды ВПК изношены на 70% и лишь 15% применяемых ими технологий соответствуют мировому уровню [Воронов В., 2009]. И каковы результаты чемезовского «рецепта преодоления застоя...»?

В своем выступлении 12 мая 2011 года, президент Д.А. Медведев посетовал, что износ основных производственных фондов в ОПК составляет те же 70%, несмотря на выделение колоссальных средств на оборонку. [Гаврилов Ю., 2011]. Вот еще одна оценка на 2011 год. По данным президента Института стратегических оценок Александр Коновалов, военно-промышленный комплекс, который достался в наследство от СССР, все эти годы и не переставал разваливаться. «Рушились цепочки субподрядчиков, рушились научные школы, потому что люди разбегались. В результате сегодня в производственной базе ВПК по станкам, по машинам, износ составляет 100%, минимум половины оборудования.»[Аксенов П., 2011]

То есть и спустя 4 года функционирования «Ростехнологий» «воз и ныне там».

На многих предприятиях, вошедших под владение «Ростехнологиями» тяжелая финансовая ситуация усугубилась и привела к кризису и банкротству.

Так, металлургическому холдингу госкорпорации ОАО «РТ-Металлургия» в 2010 году были переданы активы обанкротившейся «Русспецстали», которая до этого выполняла функции управляющей компании металлургическими активами «Ростехнологий». Основные предприятия компании: ОАО «Ступинская металлургическая компания», метзавод «Красный Октябрь» и часть Волгоградского машзавода. На большинстве предприятий холдинга по состоянию на ноябрь 2010 года была введена процедура банкротства [Ростехнологии // Wikipedia, 2012].

Системной проблемой ГК «Ростехнологии», выявленной спустя 4 года ее функционирования, является снижение конкурентоспособности продукции и увеличивающееся технологическое отставание, что обусловлено рядом слабых сторон Корпорации, которые препятствуют дальнейшему развитию:

- низкий уровень производительности, износ основных фондов, технологическое отставание, старение кадров, сложное и неустойчивое финансовое положение;

- низкий уровень диверсификации, высокая зависимость от ГОЗ и ВТС, что повышает риски нестабильности объема заказов и ограниченной рентабельности;

- дисбаланс полномочий и ответственности по ряду специальных функций. Как говориться в официальных документах, Корпорация практически не контролирует бюджетное финансирование организаций (осуществляется напрямую между министерствами и организациями);

- неоптимальная структура распределения полномочий и ответственности, что ведёт к бюрократизации в принятии решений [Стратегия развития государственной корпорации «Ростехнологии»…, 2011, с.8].

27 июня 2011 года наблюдательным советом Корпорации была утверждена Стратегия развития до 2020 года и выбрана новая бизнес-модель, согласно которой центром создания стоимости будет не корпорация в целом, а ее дочерние холдинговые компании (интегрированные структуры). Им будут переданы акции организаций Корпорации и делегированы полномочия по управлению развитием и операциями дочерних организаций.

Во-первых, будет продолжена либерализация, реструктуризация и оптимизация активов, преобразование государственных предприятий в акционерные общества.

Во-вторых, холдинговые компании будет объединены в функциональные блоки (блок развития новых направлений, блок инновационного и инвестиционного развития, блок реструктуризации, а также блок управления оборонными и гражданскими активами) , а им самим будут делегированы часть полномочий по управлению активами и финансовыми потоками.

В-третьих, непрофильные активы будут выведены и проданы.

В-четвертых, сама корпорация к 2014 году будет преобразована в открытое акционерное общество.

Таким образом, децентрализация управления активами и общая коммерциализация корпорации, с одной стороны, может снизить бюрократизм, поднять уровень самостоятельности организаций и сделать их более привлекательными для инвесторов. С другой стороны, обостряются проблемы безответственности и бесконтрольности, риски неопределенности, углубляется краткосрочная ориентация, укрепляется инфраструктура инсайдерского контроля и сохраняется риск извлечения инсайдерской ренты.

Однако целевые показатели для оценки результативности и эффективности даны лишь самые общие. Механизмы контроля за выполнением программы и ответственности за негативные результаты не прописаны вовсе.

В целом, как существующая на данный момент система управления активами и финансовыми потоками госкорпорации, так и та, что отмечена в Стратегии как целевая на ближайшую перспективу, создает благоприятные условия для извлечения ренты инсайдерами.

Смена собственника на предприятиях далеко не всегда и не во всем шла им на пользу. Как мы рассмотрели выше, при попадании активов под контроль «Ростехнологий» преобразовывалась инфраструктура инсайдерского контроля, однако стремление извлекать инсайдерскую ренту оставалось. Это не могло не сказаться на качестве и эффективности управления, реализации инвестиционных и инновационных проектах. Многие предприятия не смогли достойно встретить кризис и ответить адекватными антикризисными действиями, в итоге став на грань банкротства.

Например, титановый гигант «ВСМПО-Ависме» начал испытывать острые проблемы с ликвидностью, в результате чего смог выплатить лишь треть от общей суммы объявленных дивидендов по итогам работы в 2008 г.. Чемезов вынужден был обратиться к Владимиру Путину с просьбой выделить из госбюджета 500 млн. долларов на покрытие части расходов, понесенных «Рособоронэкспортом» [Тюменев В., Хазбиев А., 2008].

Рассмотрим некоторые другие примеры негативных для предприятий и инвестиционных проектов последствий извлечения ренты и господства крупных инсайдеров.

А) Неэффективность антикризисной политики и ошибки управления (АвтоВАЗ)

Во время кризиса производство и продажи автомобилей «АвтоВАЗа» значительно упали. Если в 1990 году производство составляло 773 тыс. ед., в 2008 – 802 тыс. ед., то в 2009 – всего 295 тыс.ед., в 2,7 раза ниже [Годовой отчет ОАО «АвтоВАЗ» за 2009 год, c.4].

Несмотря на снижение спроса на автомобили к концу 2008 года, руководство предприятия приняло ошибочное решение не снижать объемы производства, что привело к огромной задолженности перед кредиторами и поставщиками и предбанкротному состоянию предприятия.

В сентябре 2009 начались массовые увольнения рабочих, и было сокращено около четверти персонала. Среднесписочная численность рабочих предприятия в 2009 составляла 99,0 тыс. чел., а в 2010 – 75,4 тыс. чел. [Годовой отчет ОАО «АвтоВАЗ» за 2010 год, c.7].

Чистый убыток составил -38,5 млрд. руб. (рентабельность – минус 45,7%) [там же].

В октябре 2009г. «АвтоВАЗ» в презентации бизнес-плана впервые признал, что производит автомобили «чрезвычайно низкого» качества и назвал себя неэффективным по многим пунктам. Особо было отмечено низкое качество покупных комплектующих и нежелание руководства завода и местных поставщиков вкладывать прибыль в модернизацию производства [ОАО «АвтоВАЗ», 2012].

В 2009 году государство выделило госкорпорации «Ростехнологии» 25 млрд. руб., которые та в виде беспроцентной ссуды выдала «АвтоВАЗу» на год. При этом, когда «АвтоВАЗ» вернет деньги, отдавать 25 млрд. руб. в бюджет госкорпорация обратно не обязана [Ростехнологии и «Renault» подписали…, 2009]. Средства были выделены из резервного фонда и изначально предназначались для социальных нужд. В течение нескольких недель деньги были потрачены на выплаты банкам и поставщикам предприятия.

В ноябре 2009 года российское правительство заявило о готовности оказать «АвтоВАЗу» поддержку еще в размере 54,8 мдрд. рублей, взяв эти средства с рынка. Суммой 38 млрд. предполагалось покрыть невозвратные долги, еще 12 млрд. - на запуск в производство нового модельного ряда, 4,8 млрд. – на социальные программы [Ростехнологии и «Renault» подписали…, 2009].

Госкорпорация «Ростехнологии» и Renault подписали протокол о сотрудничестве в рекапитализации «АвтоВАЗа», согласно которому Россия будет оказывать финансовую помощь «АвтоВАЗу», а компания Renault – технологическую.

Счетная палата РФ, проводившая проверку целевого расходования выделенных «Автовазу» средств, выявила [Отчет о результатах контрольного мероприятия…, 2009]:

- госкорпорацией «Ростехнологии» не проводился мониторинг финансового состояния в отношении ОАО «АвтоВАЗ» и меры для предотвращения развития негативных процессов в финансово-хозяйственной деятельности принимались несвоевременно (антикризисная программа утверждена Советом директоров ОАО «АвтоВАЗ» только 31.03.2009, в то время как проблемы были очевидны уже в IV квартале 2008 года);

- при этом Совет и Правление компании обратились за помощью к Правительству уже 11.10.2008 года, то есть почти за полгода до того, как была разработана собственная антикризисная программа;

- были допущены ошибки с выбором сценария развития ситуации в 2009 году: предполагалось, что продажи составят 669 тыс. автомобилей, а они оказались примерно в 2 раза ниже [там же];

- задача восстановления рентабельности не была выполнена, а все запланированные мероприятия либо не были исполнены, либо не имели существенного эффекта.

- работа менеджмента предприятия для повышения уровня качества продукции и уровня качества закупаемых комплектующих фактически была начата только в октябре 2009 года, в то время как международные показатели предприятия по качеству находятся на крайне низком уровне (количество дефектных изделий на миллион для моделей ЛАДА Кали­на и ЛАДА Приора составляет 1000, в то время как лучшие показатели для автомобилей аналогичного класса, собираемых в России, составляют 90, в Европе - 20, в Японии - 5) [там же];

- работа по большинству направлений долгосрочного планирования была начата только в середине 2009 года уже после возникновения кризисной ситуации на предприятии и получении государственной помощи;

- несвоевременное принятие руководством мер привело к  «затовариванию» и вымыванию оборотных активов, несбалансированности денежных поступлений и выплат, росту долговой нагрузки до критического уровня.

- стоимость приобретенных у RENAULT s.a.s. лицензионных прав на производство и сборку автомобилей составляет 220 млн. евро, а главное, если ОАО «Авто­ВАЗ» решит внедрить улучшение технологий выпускаемых по лицензии продуктов, то сделает это за свой счет, а права интеллектуальной собственности в отношении этих улучшений будут являться исключительной собственностью RENAULT s.a.s.

В итоге же стоимость новой линии на 2012 года составила 400 млн. евро, то есть на 82% больше запланированной суммы [Премьер-министр Владимир Путин запустил…, 2012].

В 2011 году производство так и не поднялось выше докризисного уровня, составив 593 тыс. автомобилей, численность персонала сократилась еще на 1 тыс. чел., а рентабельность была всего 1,8% [Годовой отчет ОАО «АвтоВАЗ» за 2011 год, c.7].

В мае 2012г. альянс Renault-Nissan договорился с ГК «Ростехнологии» о схеме покупки контрольного пакета «АвтоВАЗа»: компании создадут совместное предприятие, которое будет контролировать 74,5% автогиганта. Renault-Nissan инвестирует в СП около 750 млн.$ и получит контрольный пакет акций (67,13%) [ОАО «АвтоВАЗ», 2012]. Таким образом, к 2014 г. крупнейший автопроизводитель России перейдет под иностранный контроль.

Б) Неэффективное расходование средств (проект биотоплива)

Одно из направлений деятельности «Ростехнологий» - это создание современной биотопливной промышленности. Одно из производств планировалось организовать на базе Тулунского гидролизного завода в Иркутской области, производившего спирт из опилок. К тому моменту этот завод был уже доведен до состояния руин и 2 года как обанкрочен прежними «эффективными менеджерами». Завод был выкуплен и преобразован в ОАО «Восточно-Сибирский комбинат биотехнологий», вошедшее в состав холдинга «Ростехнологий» ОАО «РТ-Биотехпром».

На ВСКБТ планировалось производить 30 тыс.т. биобутанола, 59 тыс. тонн топливных пеллет, 15 тыс. тонн кормовых дрожжей и 3 тыс. тонн ацетона в год [Махнева А., 2012].

Проект был сильно «распиарен» официальными СМИ. 11 сентября 2008 года на V Байкальском экономическом форуме 2 автомобиля, заправленные различными смесями бензина и бутанола, предположительно тулунского производства, отправились в тестовый пробег прямо с площадки выставочного комплекса «Сибэкспоцентр». Первые несколько метров за рулем преодолел сам руководитель ГК «Ростехнологии» Сергей Чемезов [Степаненко П., 2008].

Как заявлял С.Чемезов в 2008 году, к процессу биотехнологического производства планируется подключить еще ряд других предприятий Сибири и Дальнего Востока, в частности Канский биохимический завод, Усть-Илимский биохимический завод, Хорский гидролизный завод, а общий объем инвестиций до 2011 года только по этим проектам составит более 7 млрд. руб. До 2017 года «Ростехнологии» намеревались проинвестировать 45 млрд. руб. в строительство 30 новых заводов по производству биобутанола общей мощностью 2 млн. т в год [Степаненко П., 2008].

Для реализации же Тулунского проекта были запланированы и осуществлены инвестиции в размере 500 млн. рублей.

В начале сентября 2008 года стартовало опытное производство. Руководители федеральных структур и Иркутской областной администрации заявили, что предприятие в г. Тулуне планирует выйти на проектную мощность в 20 тыс. кубометров биобутанола в год в ближайшее время [Степаненко П., 2008]. Затем производство предполагалось начать уже в декабре 2009 года, затем сроки были сдвинуты еще на полгода.

Изначальная стоимость проекта оценивалась в 1,1 млрд. руб., но, затем она выросла минимум на 36% ["Корпорация биотехнологий" вложит…, 2008]. Предприятию потребовались дополнительные 1,077 млрд. руб. в виде кредита, однако возникли трудности с его привлечением. [Восточно-Сибирский комбинат…, 2009]. Начались увольнения, а затем проект и вовсе был заморожен.

Весной 2010 году другой проект, канский завод «Биоэтанол» - также был закрыт, а объекты промышленной площадки снесены.

На что были потрачены средства на Тулунский завод неизвестно, но в начале 2012 года выяснилось, что еще даже не закончена, но будет продолжена работа по проектированию основного промышленного предприятия ОАО «ВСКБТ», что позволит приступить к его строительству в начале 2014 года, а выйти на проектную мощность лишь в 2016 году [Махнева А., 2012]..

На конец 2011 года ни одного завода по производству биотоплива в России так и не было построено и биобутанола не производилось, только синтетический бутанол [Годовой отчет ОАО «Восточно-Сибирский комбинат биотехнологий», 2012, c.8].

На самом деле вряд ли это и вовсе могло произойти. Дело в том, что на 2008 год в мире так и не научились экономически выгодно производить биобутанол из целлюлозы [Голубева Н., 2008], [Степаненко П., 2008]. За получение экономически эффективного биотоплива второго поколения на протяжении нескольких лет боролся международный консорциум с участием DuPont и BP, причем разработки компаний первоначально касались не «опилок», а традиционного биосырья - пшеницы и других сахар- и крахмалсодержащих культур. Но цель все еще не достигнута, несмотря на сотни миллионов долларов и решения десятков сложных научно-практических задач.

Могло ли обанкротившееся предприятие из маленького городка в Иркутской области при помощи корпорации «Ростехнологии» опередить китов мирового рынка, вывести новые штаммы бактерий, сконструировать двухступенчатый реактор, решить проблемы отделения продуктов и последующего разделения, опередив за кратчайший период  международные консорциумы? Чудес не бывает.

По некоторым данным, биобутанол, приведший в восхищение В.В.Путина на Байкальском экономическом форуме, на самом деле был не тулунским биобутанолом, а простым бутанолом, произведенным промышленным методом на ООО «ЛУКойлПермьнефтьоргсинтез» из пропилена полученного после крекинга нефтепродуктов [Голубева Н., 2008].

То есть менеджеры «Ростехнологий» пошли на циничный подлог, так и не создав за 4 года даже опытного производства. Куда и кем были потрачены государственные средства, обязаны выяснить органы следствия.

В) Ликвидация предприятия (Московский радиотехнический завод)

В 2005 году на ОАО «НПО МРТЗ» началась очередная программа структурной перестройки, направленная на «уменьшение накладных расходов, снижение себестоимости производимой продукции, получение большей отдачи от основных фондов». С подобной формулировкой вышел и приказ №195 о ликвидации цеха № 14 от 16.10.08 по производству печатных плат – основных компонентов ракетных установок С-300 и С-400 [Гольцева В., 2009]. Данное высокотехнологичное производство было перенесено на электромеханический завод «Звезда», что, по мнению коллектива рабочих, привело к резкому ухудшению качества выпускаемой продукции. Мало того, «Звезда» не располагала необходимыми техническими возможностями для осуществления выпуска плат. Даже при транспортировке дорогостоящего оборудования была проявлена вопиющая небрежность, в результате чего некоторое оборудование пришло в негодность.

Происходило также отмывание денег. Например, в 2008 г. для цеха №14 по завышенным ценам было закуплено оборудование на 43 млн. руб., в 2006 г. - на 1 млн. евро, однако так и осталось стоять в ящиках неиспользованным [«Оборонка» просит обороны…, 2009].

Так же производились дорогостоящие ремонты по завышенным ценам и с большими материальными затратами: замена вентиляции, ремонты полов, крыши, помещений и т.д.

Из 77 цехов осталось лишь 7 цехов, относящихся к сфере военпрома, то есть за 20 лет было уничтожено 90% завода [Гольцева В., 2009].

В советское время на заводе работало 21 тыс. чел., к 2009 г. осталось всего 2,6 тыс. чел. В дальнейших планах увольнение ещё 1000 рабочих [там же].

Многочисленные коллективные обращения работников ОАО «НПО МРТЗ» к Президенту, премьер-министру, в Счётную палату, Совет Федерации, к Министру обороны, в Генпрокуратуру, правоохранительные органы и СМИ никакого результата не дали, что лишь подтверждает значение сильной инфраструктуры инсайдерского контроля и отсутствие действенного механизма обратной связи. Не было осуществлено ни одной проверки по существу. Беспомощным работникам ничего не оставалось, как со слезами на глазах покидать свое предприятие.

Г) Неконкурентоспособность и нарушение сроков преокта ("4G-телефон Yota")

В 2010 году гендиректор ГК «Ростехнологии» С.Чемезов на встрече с  президентом Дмитрием Медведевым  представил прототип сотового телефона четвертого поколения (4G) якобы российского производства.

«Это наш продукт, но пока, к сожалению, выпускать мы его будем на Тайване», - признал Чемезов [Дзядко Т., 2010]. Тем не менее производство «российского телефона» должно было осуществлять тайванская фирма High Tech Computer Corporation (HTC).

Хотя впоследствии призводство планировалось перенести в Россию,  некоторые эксперты полагают, что новый телефон будет лишь условно российским, так как в России не создано ни дизайнерских, ни производственных мощностей для создания более или менее конкурентоспособного мобильного устройства, а пиар-презентации главе государства - всего лишь очередная попытка ему понравиться [Петлевой В., 2010].

Телефон планировалось начать выпускать в 2011 г. для 4G-сети «Скартела» (бренд Yota). Основной акционер ООО «Скартел» - кипрская офшорная компания WiMax Holding Ltd., 74,9 % которой принадлежит международному фонду Telconet Capital Limited Partnership, специализирующемуся на финансировании WiMax-проектов, а 25,1% - «Ростехнологиям», получившим пакет в ноябре 2008 г. [Кому принадлежит WiMAX-оператор…, 2009]

Ориентировочная стоимость такого 4G-смартфона для LTE-сетей Yota и на операционной системе Google Android называлась в 25-30 тыс. руб. [Дзядко Т., 2010].

При этом в июне 2010 года американской телекоммуникационной компанией Sprint Nextel был выпущен аналогичный 4G-смартфон с поддержкой сетей WiMAX HTC Evo 4G, произведенный той же тайваньской фирмой HTC. Он стоил в августе 2012 года всего около 240$ в США (по данным ebay.com) и 14,5 тыс. руб в России (по данным Яндекс.маркет).

Одна из последних разработок HTC, вышедшая на рынок в июне 2012 г., смартфон HTC EVO 4G LTE стоит на сайте основного дистрибьютора Sprint 550$ или 17 тыс. руб.

Стоимость «чемезовской трубки» была, таким образом, завышена минимум в 1,5-4 раза.

Тем не менее на август 2012 г. производство завода в России так и не было запущено.

Доля «Ростехнологий» во владении офшорной Garsdale Services Investment Limited, которой перешло 100% ООО «Скартел», составила уже 4,5%, а большая часть была у офшоров Алишера Усманова.

Д) Утрата технологий и разработок (НПО «Сатурн»)

На примере разработки двигателя SaM-146 для нового российского самолета SuperJet-100 можно проследить как в интересах западных компаний и в ущерб России осуществляются передовые дорогостоящие разработки.

ОАО «НПО «Сатурн» получил сертификат типа EASA и сертификат типа Авиационного регистра Межгосударственного авиационного комитета на двигатель SaM-146 для регионального самолета «Сухой Суперджет 100», что позволяет использовать этот двигатель на самолетах, эксплуатирующихся в России, странах Европейского Союза и СНГ. Начаты серийные поставки двигателей SaM-146. Однако владельцем двигателя (держателем сертификата) является французская фирма PowerJet S.A. 2. Российское OAO НПО «Сатурн» упоминается в этом сертификате только как производитель по лицензии от PowerJet S.A.

PowerJet - совместное предприятие, созданное НПО "Сатурн" и французской Snecma для разработки двигателя SaM-146, который будет устанавливаться на самолет Sukhoi Superjet (SSJ) 100. "Сатурн" и Snecma владеют по 49,84% акций СП [Божьева О., 2010]. Французскую компанию было решение привлечь ради ее готового газогенератора с той целью, чтобы не делать свой собственный двигатель с нуля. Производство 50% двигателя и все 100% финальной сборки проходят в Рыбинске.

Вопрос интеллектуальной собственности завис в воздухе, и есть вероятность, что повторится история, аналогичная с самолетами Ту-204СМ, когда США запретили их поставку в Иран, так как они были оснащены двигателями, созданными совместно с американской фирмой Pratt & Whitney.

Изначально говорилось, что благодаря международной кооперации SuperJet-100 удастся построить за $755 млн. На деле потребовалось в несколько раз больше. Назывались разные цифры, сколько бюджетных средств вложила фирма PowerJet в создание SaM-146: от 3 до 16 млрд.$ [Божьева О., 2010].

Важно также отметить, что несмотря на то, что фирма PowerJet, ставшая   правообладателем этой конструкции, лицензии и ее сертификата, тратила российские бюджетные деньги на разработку этого двигателя, деньги она должна будет вернуть «в целом себе». [Божьева О., 2010]

При этом НПО «Сатурн» за производство двигателей должен будет отчислять процент.

Более 80% комплектующих на самом самолете SuperJet-100 импортные [там же]. Любая из стран, закрепившая на них права, может остановить продажу. К тому же продавать самолеты и обеспечивать их послепродажное сопровождение по всему миру будет СП SuperJet International, головной офис которого находится в Венеции.

Отметим так, что, судя по годовой отчетности НПО «Сатурн», смена руководства привела и к другим негативным последствиям:

- было сокращено 20% работников (работало 14729 чел. в 2008 г., 11780 – в 2011 г.)

- снизилась реальная заработная плата (в 2008 г. – 18529 руб, в 2011 с учетом инфляции – 94%)

- доля НИОКР в структуре бизнеса упала с 41% в 2009 г. до 37% в 2011 г.

- хотя предприятию удалось выйти из убыточности, план по инвестициям в 2011 году был выполнен всего на 74,5%, а общий объем снизился по сравнению с 2009 годов почти в 2 раза [Годовой отчет ОАО «НПО «Сатурн»» за 2011 год, 2012],[Годовой отчет ОАО «НПО «Сатурн»» за 2009 год, 2010] .

Е) Банкротство (Ижмаш)

Легендарный «Ижмаш», на котором производится 90% стрелкового оружия России, был поставлен на грань банкротства уже в 2008 году, о чём в сентябре того же года было написано Президенту и Председателю Правительства. Начались задержки и снижение заработной платы (рабочие получали вплоть до 5 тыс. руб, т.е. на грани прожиточного минимума), увольнения, простой оборудования, протесты рабочих. В качестве виновного работники предприятия в коллективных обращениях называли руководителя предприятия В.Гродецкого, обвиняя его также в незаконной приватизации и умышленном доведении до банкротства дочерних структур концерна.

 «Ростехнологии» получили 57% ОАО «Ижевский машзавод» в 2009 году. Тем не менее Владимир Гродецкий, руководивший предприятием с 1996 года, сохранял свой пост вплоть до мая 2011 г. и был уволен только за срыв гособоронзаказа.

Первая попытка обанкротить «Ижмаш» была предпринята в 2009 году неким ООО «Гремиха», однако производство по делу было прекращено. Хозяином ООО «Гремихи», а также еще нескольких десятков различных ООО и ОАО, является некий Андрей Маркин, известный в криминальных кругах под кличкой «Маркел», депутат Госсовета Удмуртии и школьный товарищ известного вора в законе Сережи Ижевского (по кличке «Хрюша»). Считается, что близкие к ним криминальные круги контролировали нелегальный оружейный бизнес в регионе, используя незаконные схемы: с «Ижмаша» в массовом количестве выносятся оружейные запчасти, а затем из них в подпольных мастерских собираются все те же автоматы Калашникова и снайперские винтовки Драгунова [Воронов В., 2009]. И тем не менее с этими кругами в лице ООО «Гремиха» руководство «Ижмаша» заключала договора и, возможно, соучаствовала в незаконных схемах.

В начале 2011 года прежнего руководителя сменил молодой менеджер от «Ростехнологий». И уже в апреле 2012 года арбитражный суд Удмуртии все-таки признал банкротом концерн «Ижмаш», и на предприятии было введено конкурсное управление.

За 2011 год чистый убыток «Ижмаша» составил 2,43 миллиарда рублей. За год объемы производства на предприятии упали на 45,5% до 1,7 миллиарда рублей, а себестоимость продукции увеличилась в 1,5 раза [Производителя автоматов Калашникова признали…, 2012].

Иск о банкротстве «Ижмаша» подала дочерняя же компания ООО «Ижстанко», которой концерн задолжал 814 тыс. рублей [Производителя автоматов Калашникова признали…, 2012]. До банкротства концерн был доведен ставленником госкорпорации «Ростехнологии» Максимом Кузюком и, видимо, вполне сознательно, так как на базе обанкротившихся предприятий госкорпорация планирует создать ОАО «НПО «Ижмаш»». Точнее под это юридическое лицо, на 100 % дочернее ГК «Ростехнологии», до конца 2012 года планируется перевести контракты, производственные мощности и весь основной персонал.

На фоне этого российская армия отказалась от закупок автоматов Калашникова, что вызвало большой резонанс. Одновременно новое руководство решило сдать в аренду и продать до трети своих площадей, так как производственные мощности оружейного концерна являются лишними и превышают гособоронзаказ в 60 раз [Завод «Ижмаш» распродает и сдает…, 2012].

В то же время особенно цинично выглядит следующий факт: в сентябре 2012 года «Ростехнологии» решили вложить средства в производство итальянских винтовок. Совместное с фирмой Marocci предприятие будет создано на базе завода «Молот», причем в ходе модернизации производства площадь «Молота» также будет сокращена, а все направления производства, не связанные с оружейной тематикой, будут выделены в самостоятельные юридические лица «для повышения эффективности бизнеса» [Тельманов Д., Ермакова А., 2012]..

Но вернемся к «Ижмашу». По словам нового руководителя, на предприятии наблюдались положительные изменения. В короткий срок менеджерам «Ростехнологий» удалось установить контроль над финансовыми потоками, нормализовать финансирование производства, выплату зарплаты работникам и обслуживание текущих платежей. Уровень зарплаты за 2011 г. увеличился с 12 000 до 14 600 руб. В 2011 г. уровень загрузки высокопроизводительного оборудования вырос с 20 до 70%. [Никольский А., 2012].

Однако встречаются и другие оценки. По информации инженер-конструктора «Ижмаша», проработавшего в конструкторско-оружейном центре более 14 лет, молодой гендиректор предприятия Максим Кузюк, сменивший дискредитировавшего себя коррупционными скандалами и провалом гособоронзаказа Гродецкого, еще больше усугубил кризисное положение предприятия [Они убили «Ижмаш»…, 2012].

Кузюк М. В. был несамостоятельным в принятии решений, а фактически заводом управлял И.Н.Завьялов, зам. генерального директора «Ростехнологий» по финансам, и его жена, главный бухгалтер «Рособоронэкспорта». И тут не обошлось без неформальных связей: Завьялов знаком с Кузюком через Сергея Куликова, руководителя аппарата «Ростехнологий».

Кузюк и его команда получали заоблачные зарплаты, различные привилегии (проживание, питание, перелёты) им также оплачивал завод.

В результате преобразований на предприятии была сломана система документооборота, нарушены производственные циклы, вынуждены были уйти многие компетентные рабочие и управленцы. На предприятии врос уровень бюрократизма, в результате чего растянулись сроки заключения контрактов и выросли транзакционные издержки.

Кузюк и его команда организовали утилизацию АК на заводских площадях, однако видеофиксация изделий и просто бухгалтерский учет начали только через несколько месяцев. В результате были вскрыты большие хищения деталей.

Занимающийся разработками конструкторско-оружейный центр новые менеджеры захотели сократить на 60%, аргументируя это тем, что в США конструкторские бюро маленькие [там же]. В реальности КБ там являются головными для многих остальных, а конструкторов в результате трудится больше.

Права работников систематически не соблюдаются: игнорируются профсоюзы, нарушается трудовой кодекс, увольняют за неподчинение начальству. При этом служба безопасности завода чётко отслеживает все контакты с прессой, а недовольных увольняют [там же].

Во время перевода работников из старых юридических лиц, которые банкротят, в новое юридическое лицо - ОАО «НПО «Ижмаш» - работников заставляли уволиться со старых мест работы и подать заявление на оформление в НПО «Ижмаш» через некое иркутское кадровое агенство. Выяснилось, что данное иркутское кадровое агенство принадлежит директору по персоналу ОАО «НПО «Ижмаш» Сугаренко Екатерине Юрьевне, дочери сослуживца Сергея Чемезова [Они убили «Ижмаш»…, 2012].

Как бы то ни было, в ближайшее время планируется вложить в «Ижмаш» сотни миллионов рублей на модернизацию, однако высока вероятность их расходования не по назначению, а в интересах новой группировки инсайдеров.

 

Ж) Задержка выполнения госзаказа (ОАО «НП Уральский оптико-механический завод им. Э.С.Яламова)

Управление Генпрокуратуры по УФО внесло в план на 2012 год осуществление ревизии на ОАО «НП Уральский оптико-механический завод им. Э.С.Яламова», вошедший в 2008 году в состав ГК «Ростехнологии».

Завод производит высокотехнологичные оптико-электронные системы для боевой и гражданской авиации, военно-морского флота и сухопутных войск. Генеральным директором предприятия с 2005 г. является Сергей Максин, по совместительству гендиректор холдинга «Оптические системы и технологии» также в составе «Ростехнологий».

По вине УОМЗ была задержана поставка Ка-52 в армию. И это далеко не единичный случай. Межведомственная рабочая группа по определению причин срыва сроков испытаний и поставки изделия ГОЭС-451 констатировала: «Несвоевременное финансирование смежников со стороны УОМЗ является основной причиной срывов поставки изделий ГОЭС-451 в рамках государственного оборонного заказа» [Владимиров С. Оптический обман, 2012]. В октябре 2009 года в докладной записке председателя НТС «Ростехнологий» Ю.Н.Коптева на имя первого заместителя указывалось, что «основной причиной возможного невыполнения гособоронзаказа является срыв поставок ФГУП «ПО УОМЗ» оптико-прицельных станций ГОЭС-451 и ГОЭС -521» [там же].

Однако в 2011 году Максину, единственному из директоров ВПК, где был сорван гособоронзаказ, не был даже объявлен выговор, а взысканию был подвергнут заместитель директора УОМЗ.

Тем не менее, несмотря на кризис, реальный объем производства сократился незначительно (92,2% в 2009 г. по сравнению с 2008 г. и 94,4% в 2011. г.) [Годовой отчет о деятельности ОАО «ПО «УОМЗ», 2012, c.43]. При этом предприятие проводило активную инвестиционную политику, объем капиталовложений вырос в 2010 г. по сравнению с 2008 г. примерно в 2 раза. Доля инновационной продукции в общем объеме отгруженных товаров и услуг выросла на несколько процентов, составив в 2011 г. 28,7% [там же]

Главным негативным фактом было сокращение персонала. Среднесписочная численность работников составила в 2008 г. 4554 чел., а в 2011 г. – 3434 чел., или на 25% ниже [Годовой отчет о деятельности ОАО «ПО «УОМЗ», 2012, c.46].

 

З) Перенос и отмена строительства, переход активов под иностранный контроль (шинный завод)

На примере истории проекта по строительству шинного завода в Тольятти фирмой Pirelli можно наблюдать, насколько иностранный капитал боится рисковать вкладывать средства в российское производство даже в сотрудничестве с госкорпорацией.

В июле 2008 года Pirelli и «Ростехнологии» совместно с правительством Самарской области подписали соглашение о строительстве в Тольятти завода по производству шин. Ожидалось, что на предприятии, где будут работать 1500 человек, в год будет выпускаться 3-3,5 млн. шин для легковых автомобилей и 700 тыс. для грузовых. Общий объём инвестиций оценивался в €70-80 млн. [Столяров Г., 2008]

По некоторым данным, сделка активно лоббировалось высшими руководством Италии и России, в частности за счет дружбы Путина и Берлускони [Дагаева А., 2010].

Строительство СП должно было начаться в марте 2009 года, однако сначала начались многочисленные переносы, связанные с тем, что у Тольяттинского промышленно-технологического парка не было статуса особой экономической зоны.

Инвестиции в проект к концу 2010 г. уже оценивались уже в 300 млн евро, почти в 4 раза выше [Компания Pirelli перенесла срок…, 2011].

В ноябре 2011 года стало известно, что согласно условиям подписанного в ноябре 2008 года соглашения между итальянской компанией и «Ростехнологиями», СП между этими компаниями будет создано лишь после покупки итальянцами у компании «Сибур-Русские шины» шинных заводов в Кирове и Воронеже за 222 млн. евро.

Затем строительство и вовсе было отменено, и Pirelli отложила подписание соглашения на участие в особой экономической зоне Тольятти до января 2013 г. [Компания Pirelli перенесла срок…, 2011]

3.4.8. Выводы

- на примере «Ростехнологии» можно наблюдать активную форму псевдонационализации и передачу большого количества разнородных активов под управление госкорпорацией;

- управление активами осуществляется с построением многоуровневой системы с большим количеством промежуточных холдингов и других структур, что сказывается на величине транзакционных издержек и качестве управления;

- инфраструктура инсайдерского контроля в госкорпорации «Ростехнологии» представлена такими составляющими, как неформальные связи с высшими госчиновниками, семейственность и клановость, цепочки фиктивных фирм, перекрестная структура управления активами, связи с силовыми, судебными и правоохранительными органами, продвижение своих людей на ключевые посты в подлежащих контролю предприятиях и т.д.

- помимо административных мер по передаче активов, наблюдается экспансия госкорпорации и захват ею все большего количества других активов по принципы пылесоса;

- такая экспансия может сопровождаться давлением, созданием невыносимых условий ведения бизнеса, умышленным созданием проблем и обесценением активов, управляемых конкурирующей группировкой инсайдеров, доведением до банкротства и т.д.;

- с одной стороны, госкорпорацией ликвидировались схемы инсайдерского контроля прежних владельцев активов, с другой – создавались новые схемы и старые группировки инсайдеров просто вытеснялись новыми контролерами от ГК;

- механизмы изъятия инсайдерской ренты из финансовых потоков с подконтрольных предприятий включают: фиктивные конкурсы и сделки с аффилированными лицами, оказание фиктивных услуги, непрофильные и сверхнормативное расходование средств, преднамеренное банкротство, вывод активов за рубеж и др.

- наличие инфраструктуры инсайдерского контроля и изъятие ренты приводит к негативным последствиям для развития предприятий и реализации инвестиционных проектов: провалам антикризисных программ, ошибкам управления, несвоевременному принятию решений, невыполнению планов, росту стоимости и сроков реализации проектов, росту себестоимости продукции по сравнению с аналогами, банкротству и ликвидации предприятий, утрате активов, технологий и разработок, их переходу под иностранный контроль, задержке выполнения госзаказа, и т.д.

- приходится констатировать низкую заинтересованность госкорпорации в инновационном и инвестиционном развитии, низкий уровень активности по этим направлениям;

- несмотря на объективно негативное воздействие финансового кризиса на состояние входящих в госкорпорацию предприятий, тем не менее многие из них не избежали резкого ухудшения своего положения и менеджмент «Ростехнологий» не справился с эффективным антикризисным управлением, даже несмотря на колоссальные финансовые вливания;

- в целом, несмотря на то, что консолидация активов в рамках ГК проводилась под благовидными предлогами их развития, модернизации, обновления изношенных фондов и т.д., спустя 4-5 лет картина особенно не изменилась, поставленные цели не были выполнены;

- планы по преобразованию госкорпорации в акционерное общество при сохранении инсайдерского контроля вряд ли будет способно серьезно повысить эффективность ее функционирования.

Соколов А.А.

Список литературы: list_sources.pdf

Комментарии