Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Государство никому ничего не обязано (2)

И все дальнейшие выводы и прокуратуры, и Тюменского районного суда, в котором было обжаловано постановление Салманова, основаны на том, что «родитель Ваш, гр-н Ермоленко, вообще неизвестно отчего на вокзале умер!». Перейдем к анализу материалов медицинских исследований.

продолжение, начало здесь

О юридической оценке действий Бабакиной Е.В. 

Следователи Евсеева и Салманов, готовя постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаются на комментарии к УК РФ, из которых следует, что 

«В соответствии с ч.2 ст. 124 УК РФ субъективная сторона выражается в прямом умысле, направленном на неоказание помощи больному и в неосторожности по отношению к последствиям… Следовательно, неоказание или ненадлежащее оказание помощи больному Ермоленко А. А. врачом-кардиологом ТОКБИЛ Бабакиной Е.В. при отсутствии умысла (ввиду неправильной оценки состояния больного) не может квалифицироваться по данной статье» (из постановлений от 1.09.05 и 25.10.05).

Здесь профессиональные юристы показали некомпетентность уже на своем поле. Во-первых, комментарии к законам силы законов не имеют. И их составитель (Верховный Суд РФ) правом законодательной инициативы не обладает. И, несмотря на свою обширную юридическую правоприменительную практику, подменять законодателя (Государственную Думу РФ), принявшего УК РФ, толкуя за последнего то. чего тот не высказывал, не имеет права. Нет в тексте ст. 124 ни слова об умысле. Поэтому комментарий неверный.
Во-вторых, субъективная сторона действий Бабакиной при отсутствии умысла проявилась в неосторожности по отношению к последствиям. Об этом говорится в том же самом комментарии к ст.124 УК РФ.

В-третьих, прочитав 3-й пункт комментария к ст. 124 про субъективную сторону, Евсеева с Салмановым не стали читать пункт 4, который гласит:

«Неоказание или ненадлежащее оказание помощи больному медицинским работником при отсутствии умысла (ввиду неправильной оценки состояния больного, ошибки в диагнозе и т.п.) не может квалифицироваться по комментируемой статье, но может служить основанием для привлечения к ответственности по ч.2 ст. 109 либо ч. 2 или ч. 4 ст. 118 при наличии неосторожной вины и причинной связи между ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных обязанностей и наступившими последствиями в виде причинения смерти или вреда здоровью».

И Евсеева и Салманов в ходе проведенных проверок не установили в действиях врача Бабакиной Е.В. признаков преступлений, предусмотренных ст. 109 ч.2, 118 ч.2, ст. 124. Комментарии читать надо до конца!!!
О чем говорится в ч.2 ст. 109.

«Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей наказывается лишением свободы на срок до трех лет»

А о чем говорится в комментарии к ст.109:

«Причинение смерти по неосторожности возможно как по легкомыслию, так и по небрежности… В комментируемой статье предусмотрены квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления: причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч.2)…
В первом случае ответственность повышается, поскольку объектом преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Имеет значение также наличие у виновного профессиональной подготовки, знание им специальных правил безопасности. … По ч.2 комментируемой статьи могут быть привлечены к ответственности медицинские работники, воспитатели детских учреждений и другие лица, причинившие смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполннеия своих профессиональных обязанностей».

Бабакина Е.В. должна была предвидеть возможность наступления смерти от своих действий (бездействия), хотя бы в силу наличия у нее профессиональной подготовки.
Таким образом, независимо от способов трактования УК и комментария к нему, действия врача, отказавшего моему отцу в госпитализации, трактуются УК РФ как преступление, совершенное по неосторожности.

О причинно-следственной связи. Документы.

КЭК Департамента здравоохранения.

«Причиной смерти Ермоленко А. А. явился острей инфаркт миокарда, развившийся на фоне хронической ИБС и выраженного атеросклероза коронарных артерий. Отягощающим фактором следует считать неполное лечение основного заболевания на этапе Голышмановской ЦРБ, направление пациента в областной центр, отказ от госпитализации в приемном отделении ТОК Б. При адекватной терапии на уровне ТОКБ летальный исход можно рассматривать как условно предотвратимый…». (Из заключения №141)

 Уважаемый Андрей Александрович!
По Вашему обращению рассмотрены вопросы организации и оказания медицинской помощи Ермоленко А.А. в Голышмановской центральной районной больнице и Тюменской областной клинической больнице. Принято решение о привлечении к дисциплинарной ответственности лиц, допустивших дефекты при оказании медицинской помощи. Заключение клиника-экспертной комиссии по запросу прокурора Тюменского района представлено в прокуратуру Тюменского района Тюменской области.

Первый заместитель директора Н.С. Брынза

Из письма исх №1000/25 от 1.04.2005.

 

Областное бюро судебно-медицинской экспертизы

Выводы по материалам дела №141:
1. Ермоленко А.А. среди прочих заболеваний страдал ишемической болезнью сердца. Течение этого заболевания привело в сентябре 2004 г. к развитию острого инфаркта миокарда.
2. Выставленный диагноз и назначенное лечение при обращении в поликлинику Голышмановскоп центральной районной больницы 13.09.04г. не полностью соответствовали приведенным жалобам и объективным данным.

3. На момент обращения в консультативную поликлинику Тюменской областной клинической больницы (по адресу Котовского, 55, врач Шарычева А.Я.) инфаркт миокарда у Ермоленко А.А. закономерно перешел в подострую стадию.
4. Больной с подострой стадией инфаркта миокарда должен был быть госпитализирован в отделение кардиологии Тюменской областной клинической больницы (ТОКБИЛ) с целью проведения коронарографии и решения вопроса о дальнейшей тактике ведения. Отказ в госпитализации был неправомерным.
5. Отсутствие адекватного лечения в стационаре Голышмановской центральной районной больницы, поездка в г. Тюмень с посещением нескольких медицинских учреждений и отказом в госпитализации привели к декомпенсации относительно стабильного состояния миокарда и наступлению смерти Ермоленко А.А.

Председатель комиссии Лоттер М.Г.,

члены комиссии Гапон Л.И., Невмержицкий В.Н.

Неюридический анализ документов

Что явилось причиной смерти Ермоленко А.А.
1. Акт судебно-медицинского исследования № 2931 от 02-04.10.04 (эксперт Невмержицкий)

При жизни Ермоленко А. А. страдал ишемической болезнью сердца… Смерть Ермоленко А.А. наступила от одного из осложнений данного заболевания – острого инфаркта миокарда.

2. Заключение клинико-экспертной комиссии Департамента здравоохранения Тюменской области.

Причиной смерти Ермоленко А. А. явился острый инфаркт миокарда, развивишийся на фоне хронической ИБС.

3. Заключение комиссионной судмедэкспертизы по материалам дела 141.

Установить, что острая коронарная недостаточность или рецидив инфаркта миокарда явились непосредственной причиной смерти, по имеющимся данным не представляется возможным.

Что здесь следует отметить. Последняя фраза произвела на работников прокуратуры и судью Галяутдинову магическое действие. Они в буквальном смысле поняли ее и отказываются понимать, что явилось причиной смерти моего отца.
А речь-то идет о том, что всего-навсего неясно, какое из проявлений ишемической болезни сердца (ИБС) стало непосредственной причиной смерти. Лоттера-то слушать надо было внимательно (непонявшая заключение следователь Евсеева не поленилась сходить к Лоттеру и опросить его дополнительно):

«…Опрошенный эксперт Л оттер М.Г. пояснил, что в результате проведенной экспертизы установлено, что смерть Ермоленко А. А последовала от ишемической болезни сердца…» (постановление от 30.08.2005)

Независимо от того, какое из проявлений ИБС стало непосредственной причиной смерти, смерть наступила от ИБС. До сих пор непонятно?

Простенький пример. Представим, что отец был застрелен злоумышленниками из огнестрельного оружия. И Лоттер с Невмержицким в заключении пишут что-то вроде: «Смерть наступила от несовместимых с жизнью тяжёлых травматических повреждений множественных несопоставимых переломов костей свода и костей основания черепа. Что явилось непосредственной причиной смерти – перелом костей свода черепа или перелом костей основания черепа по имеющимся данным установить не представляется возможным…». И прокуратура на основании такого заключения написала бы, что причинно – следственной связи между действиями злоумышленников и наступлением смерти нет, так как нет возможности установить, что явилось непосредственной причиной смерти. Как будто было бы неясно, что первопричина всех непосредственных причин – огнестрельное ранение от руки злоумышленников.

Что можно понять из медицинских документов

  •  

    Диагноз моему отцу в Голышмановской ЦРБ поставили неправильно.

  • Лечение в Голышмановской ЦРБ осуществлялось в соответствии с выставленным диагнозом.

  • Лечение привело к улучшению его состояния.

  • Больной должен был быть госпитализирован в ТОКБИЛ.

  • Отказ в госпитализации был неправомерным.

  • При госпитализации в ТОКБИЛ и дальнейшем лечении смертельный исход можно считать условно предотвратимым.

Смерть моего отца находится в причинно-следственной связи с:

  • отсутствием адекватного лечения в Голышманово;

  • поездкой в Тюмень;

  • посещением нескольких медицинских учреждений;

  • отказом в госпитализации.

Внутриведомственное расследование в Департаменте здравоохранения показало ошибочность действий врачей. Виновные привлечены к дисциплинарной ответственности.

О трансцендентальной логике юристов

Как понял прокурор Львов:

«…Эксперт Лоттер М.Г. по существу заключения пояснил, что в результате проведенной экспертизы не удалось установить, что смерть Ермоленко А.А. последовала от ишемической болезни сердца, что явилось непосредственной’ причиной смерти, кроме того причинная связь между лечением и наступлением смерти Ермоленко А.А. не существует и абсолютных показаний для его экстренной госпитализации не было…»

(Из постановления прокурора Тюменского района Львова Г.Г. от 28.11.05)

Это уже надо постараться так исказить данные под запись понятные показания компетентного и добросовестного Лоттера! Во-первых, как следует понимать, что следователю Евсеевой 

«… опрошенный эксперт Лоттер М. Г. пояснил, что установлено, что смерть Ермоленко А.А последовала от ишемической болезни сердца» (постановление от 1.09.05), 

а прокурор Львов утверждает, что Лоттеру не удалось установить, что смерть последовала от ишемической болезни? Прокурор Львов не читает материалы проверки, готовя свое постановление, или держит заявителя за дурака? Или он владеет некоей трансцендентальной логикой, не доступной тем, кто юридического образования не получал и в прокуратуре не работает?
Во-вторых, на какой момент здесь стоит обратить внимание. Следователи прокуратуры и их руководитель упорно желали получить ответ на вопрос о причинно-следственной связи между лечением моего отца и его смертью. Они отказывались или не догадывались задать эксперту вопрос о причинно-следственной связи между отказом в госпитализации и смертью. Отказывались или не догадывались? Любой из вариантов ответов свидетельствует либо о недобросовестности, либо о низкой профессиональной грамотности работников прокуратуры Тюменского района.
Г-н старший советник юстиции! Если бы Вы ознакомились с материалами проверки, Вы бы обнаружили, что в Патрушево отца не лечили. Напротив, ему отказали в лечении. А лечили его до этого в Голышманово, и после этого лечения он не умер, а, напротив, его состояние улучшилось. А абсолютные показания для его госпитализации были! Подтверждение этому – смерть отца через несколько часов после того, как хорошо воспитанная Бабакина сказала ему «Всего наилучшего!». Практика – критерий истины. Были показания, только в этих показаниях врач не разобрался.
А это, г-н старший советник юстиции, квалифицируется как «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей лицом, которое должно или могло предвидеть возможность наступления смерти от своих действий (бездействия) в силу наличия профессиональной подготовки и знания специальных правил безопасности».
Это ст. 109, ч-2, г-н старший советник юстиции!

И еще вопрос. Если я, никогда не страдавший сердечными болями, в полном здравии обращусь в приемный покой ТОКБИЛ, и пожалуюсь на боли в сердце (при их отсутствии), то в отношении меня будут абсолютные показания к госпитализации? А как же, пациент высказывает жалобы на боли в сердце!
В таком случае, зачем в приемном покое сидит человек с высшим медицинским образованием? Может быть, стоит посадить по совместительству уборщицу, перед которой повесить инструкцию «Если пациент на боли в сердце жалуется, — отправлять в палату. Если не жалуется, пусть идет… домой»? Зачем там нужен врач? Абсолютные показания таким способом определит кто угодно.

Как поняла судья Галяутдинова

Эти же строки (про причину смерти) в свое постановление (от 23.11.2005) скопированы судьей Тюменского районного суда Галяутдиновой Е.Р., где заявителем был обжалован отказ прокуратуры. И добавлено:

Заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы установлено, что к декомпенсации относительно стабильного состояния миокарда и наступлению смерти Ермоленко А.А. привела совокупность всех обстоятельств, а именно: отсутствие адекватного лечения в Голышмановской ЦРБ, поездка в г. Тюмень и отказ в госпитализации. При этом в настоящее время не представляется возможным установить, что именно явилось причиной смерти Ермоленко А.А

. (постановление от 23.11.05)

Вот видите, и судье Галяутдиновой высшее юридическое образование не представляет возможности установить, что смерть Ермоленко А.А. последовала от ишемической болезни сердца. Вообше-то, эксперты считают, что не представляется возможным установить, что явилось непосредственной причиной смерти. А федеральный судья Галяутдинова считает, что не удается установить, отчего на вокзале умер мой отец – то ли от инфаркта, то ли под поезд попал.

К данным выводам эксперты пришли на основании изучения актов исследований Ермоленко А.А. Не доверять данным выводам исследования экспертов у суда оснований не имеется (постановление от 23.11.05).

Так и я о том же. На каком основании и прокуратура, и суд оставляют без внимания выводы экспертов, в которых недвусмысленно записано, что смерть моего отца наступила от одного из осложнений ишемической болезни сердца, что отказ в госпитализации был неправомерным, что в случае госпитализации летальный исход можно рассматривать как условно-предотвратимый. Какие у вас основания не доверять Лоттеру, Елена Римовна?
Но дальше Галяутдинова пишет, что 

«…для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо установить наличие действительной причинно-следственной связи между действиями лица и наступившими последствиями, а не ее предполагаемое существование…» (постановление от 23.11.05). 

Так ведь судмедэкспертиза во главе с Лоттером ее именно установила, и не доверять ее выводам нет оснований!!! И Галяутдинова только что сослалась на заключение Лоттера, в котором говорится, что к 

«… наступлению смерти Ермоленко А. А. привела совокупность всех обстоятельств,..». 

То есть, все обстоятельства в совокупности явились причинами смерти. Это что, не действительная причинно-следственная связь, а всего лишь ее предполагаемое существование? На каком основании федеральный судья Галяутдинова не доверяет эксперту Лоттеру?
Дальше больше. Раз 

«… в ходе проверки не установлено, что только действия врача Бабакиной Е.В., а именно отказ в госпитализации, послужили непосредственной причиной смерти гр. Ермоленко А.А…» 

(значит, все-таки послужили действительной причиной, а не предположительно существовали!!!), то и причинной связи между ее действиями и смертью моего отца нет. Шедевр логики. 
Раз Бабакина не одна явилась причиной, а в совокупности всех обстоятельств, значит, вообще никто к смерти моего отца отношения не имеет и спрашивать не с кого. Раз все виноваты, значит, не виноват никто!!!

Как поняли в Голышмановской прокуратуре

А вот и.о. прокурора Голышмановского района Оденаев правильно разобрался в этой незамысловатой ситуации: 

«…Основной причиной наступления тяжких последствий согласно заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы является отказ от госпитализации Ермоленко А.А. врачом-кардиологом областной клинической больницы Бабакиной Е.В., которая достоверно знала о заболевании Ермоленко А.А. и поставленном ему диагнозе. Кроме того, у Ермоленко А.А. на руках были медицинские документы, подтверждающие диагноз его заболевания и врач-кардиолог Бабакина Е.В. была ознакомлена с данными документами. Больной с подострой стадией инфаркта миокарда должен был быть госпитализирован в отделение кардиологии ТОКБ врачом-кардиологом Бабакиной Е.В. Отказ от госпитализации был неправомерным» (постановление №3544 от 6.09.05). 

Среди совокупности причин смерти можно выделить основную причину и, определить, чьи действия (бездействие) явились этой причиной. А эти действия (бездействие) квалифицируются как ненадлежащее исполнение врачом своих профессиональных обязанностей, ст.109 ч.2 УК РФ.

Андрей Ермоленко

Источник: http://ermolenko-andrey.blogspot.com

Комментарии

Аватар пользователя Суд

Очень жаль когда хорошие люди

Очень жаль когда хорошие люди страдают от рук уродов и потом другие уроды защищают таких же уродов.

Ну сейчас надо каждому понимать - мы живём в окупированной, разрушающейся страной, в которой законы очень шатки и система работает в разброс. Сейчас нельзя полагаться ни на кого, нельзя никому верить. Отсюда надо кооперироваться.

 

Нашу медицину уже давно сознательно разрушают а на костях бесплатной медицины строят платную. За деньги всё сделают!

 

Мы просрали свою хорошую страну... Как нам вернуть нашу хорошую страну?