Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Горбатого могила исправит. Продолжение

Образование на территории России в конце XV века единого государства поставило на повестку дня вопрос об уничтожении в стране последних очагов политической обособленности, одним из которых была полунезависимая церковь с её огромными земельными владениями, включавшими до трети всех населённых мест России.

продолжение, начало здесь

Аппарат главы русской церкви по своему могуществу не уступал крупнейшим удельным князьям. Началась длительная, почти двухвековая борьба, закончившаяся полным подчинением церкви государству. Духовенство было преобразовано в особое ведомство - полицейскую команду на содержании у государства, в чьи обязанности входил надзор за состоянием умов населения.

Неумолимая логика развития России в условиях враждебного окружения предусматривала только две альтернативы: гибель социоисторического организма, его растворение среди безжалостных завоевателей, с полной утратой самостоятельности, либо всемерное укрепление государства - доведённый до жестокого логического конца абсолютизм. Россия выбрала меньшее зло и выстояла ценой неимоверного напряжения физических и нравственных сил народа, которому, в общем-то, было безразлично, каким образом с него будут драть две шкуры: независимые друг от друга экзекуторы - церковь и государство, или один под началом другого. Мощная, разветвлённая и богатая организация русской православной церкви была хорошо приспособлена для целей внутренних завоевателей  - самодержавия и крепостничества.

Несколько иначе происходило в Европе. 

2000 лет назад

Христианство I в. н. э. не знало церковной организации, должностных лиц, культа, клира, догматов; вместо института священства были пророки, учители, апостолы, проповедники, выходившие из рядовой массы верующих, и обладавшие харизмой, т.е., способностью, "даруемой духом", пророчествовать, учительствовать, совершать чудеса и пр. Сплачивала первых христиан прежде всего страстная вера в возможность вечного спасения вне того мира и времени, в котором они жили. Они объединялись в открытые общины - эклессии. Они собирались, слушали проповеди, молились, следствием чего было ощущение единства с единоверцами,общей избранности, причиной которой было знание истины, недоступной остальным. Члены общин помогали друг другу, делая добровольные взносы, которые использовались для оказания помощи тем членам общины, которые были больны, оказались в заключении и пр. Но христианство боролось против паразитической психологии деклассированных людей, презиравших тяжёлый труд, и надеявшихся прожить на подачки. Эта борьба осложнялась отсутствием чёткой организации и постоянных должностных лиц, управляющих общиной. Аппарат управления общинами начал складываться на рубеже I - II вв., одновременно со сложными процессами становления христианского учения. 

Руководство общинами, носившее первоначально в значительной степени хозяйственных характер, сосредотачивается в руках старейших членов общин - пресвитеров. По мере роста общин появились кладовщики, кассиры и надзиратели-епископы. Последние играли значительную роль в жизни общины в силу своей зажиточности. Они же стремились оттеснить от руководства общиной харизматиков - пророков-учителей, не поддававшихся ни надзору, ни регламентации. Со временем вся полнота власти перешла к епископам. 
Так возникла церковная организация с епископом во главе. Римский епископ - папа - стремился стать епископом всех епископов. Его политические претензии имели в своей основе значительную материальную базу в виде значительных земельных владений, которые обрабатывались "вечными" полусвободными арендаторами - колонами. Управлял многочисленными земельными участками, объединёнными в папскую вотчину сложный административный аппарат, состоявший исключительно из лиц духовного звания. Организуя папские вотчины, они вместе с тем укрепляли значение папы во всем христианском мире. И чем богаче становился Рим, тем больше разбухал его управленческий аппарат, тем шире становилось влияние папы. 

Приподнялись

К времени упадка Римской империи папство стало важной экономической силой. Первоначально папство заменило государственного продовольственного префекта, ведавшего раздачей хлеба демосу  и организацией для него же зрелищ. Позже гражданская власть уступила папству право взимания повинностей. Как следствие, выплачивать жалованье тогдашним бюджетникам тоже начал римский епископ. Потребность государства в наличных деньгах, которые можно было занять у папы, сподвигло его на уступку последнему права взимания и денежных налогов.В руки папы стала переходить администрация столицы, снабжение города водою, охрана городских стен. Время от времени папство создавало даже более или менее крупные военные отряды, приходившие на помощь правительственным войскам в их борьбе с врагами империи. Так церковь стала политической силой, через непродолжительное время начав претендовать на приоритет своей власти над властью светской. 

Но со временем пришло понимание того, что наиболее богатые и сильные государства Европы папству не по силам, и ему без собственного государства придётся делить награбленное со светской властью. Экономико-географические особенности средневековой Европы не давали преимуществ в этой борьбе никому. Феодальная раздробленность имеет под собой неоспоримую основу: натуральное хозяйство, изолированность и простота экономических связей отдельных хозяйственных организмов являются питательной средой стремления к "независимости" и "свободе". Именно поэтому стремление папства создать по примеру восточных деспотов более или менее крепкое и сплочённое государство встретило сопротивление со стороны властей тех мест, куда пытался распространить своё влияние Рим. Против государя-папы выступили не только светские феодалы, но и некоторые крупные епископы и аббаты. Им не было никакой радости оказаться в подчинении римского епископа, ибо в пределах своих вотчин - "государств" они чувствовали себя ничем не ограниченными владыками.

Но и светские власти не могли подчинить себе церковь. Не было той смертельной угрозы, которая требует сплочения всех сил. Татаро-монгольского ига Европа не знала, сплотиться вокруг царствующей особы - национального лидера, как принято выражаться ныне, у европейцев нужды не было. Так и продолжался многовековой спор светской и духовной власти за шкуру одного вола. Силы были примерно равными. 

Удар, от которого папство не смогло оправиться, нанёс формирующийся капитализм. Он покончил с феодальной раздробленностью - капиталу мешали границы и отличающиеся законы. Буржуазия перерастала городскую территорию и для дальнейшего своего укрепления нуждалась в более обширной территории, в  национальном государстве. Противостоять им не смогли богатые и независимые города-коммуны Генуя, Венеция, Флоренция, Амстердам и Антверпен. У Рима избежать шансов политического прозябания было не больше.

Федеральный перечень

Невозможность независимого существования папского государства обозначило новую повестку дня. Надо ли Риму такое государство? Не взяться ли за руководство всем христианским миром, отказавшись вообще от идеи собственного государства? Не бороться с конкурентами, не балансировать между соперниками, а задаться новой целью - деятельно помогать всем государствам, преданным католицизму, получая за это мзду.

Зачем стремиться господствовать над силами, которые всегда тебя превосходят, когда можно покупать их благосклонность образцовой службой? Пусть отдельные государства борются между собой, папство может и должно быть полезно каждому из них и, служа всем, выиграть для себя больше морального и материального капитала, чем борьбой за независимую политическую роль во всём мире с главами отдельных европейских государств во имя создания сильного самостоятельного папского государства. 

А чтобы сделаться необходимым союзником, помощью которого дорожит светская власть, надо господствовать над умами, над волей и сознанием каждого народа, каждого человека. Двигаешь людьми - власть крепнет сама собой; за господством над умами само собой приходит господство над телами; власть материальная приходит следом за властью духовной. Осознав необходимость новой политики, папство стало избегать конфликта с государями, напротив, оно усилило свою помощь им в деле эксплуатации народных масс, осуществляя умственное закабаление мира, ненавидя свободную человеческую мысль, науку и просвещение. "Божьему слову", всегда исходящему из уст папы, все должны были подчиняться беспрекословно. Против непокорных действовал суровый меч инквизиции, не только каравший "преступников", но и упреждавший "преступления". Таким предупреждением являлось изъятие из употребления запрещённых книг, указанных "Индексом". Чтобы обеспечить деятельность папской цензуры в 1571 году была создана специальная конгрегация "Индекса" под председательством самого папы. Она просуществовала до 1934 года, немного изменившись в 1917 году.   
В индексе значились Декарт, Спиноза, Гоббс, Локк, Вольтер, Руссо, Золя, Флобер, Жорж Санд, Стендаль, Гюго, Прудон и пр.Началось систематическое изъятие "вредных и опасных" книг, а для лучшей осведомлённости было введено обязательное доносительство на "опасные" книги. Параллельно была установлена предварительная церковная цензура, за нарушение правил которой уничтожались книги, а виновные подвергались денежному штрафу, запрещению печататься, а иногда отлучению от церкви.

Современность

В "Признаки политического ничтожества" на историческом примере было показано, что законы, подобные №114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", активно применяются в правление политических ничтожеств. Их признаком является отсутствие широкой социальной поддержки. А  вооружение инструментами политической казни, подобных упомянутому закону, подтверждает факт осознания ими своего ничтожества, невозможности добиться этой поддержки посредством авторитета. Более поздняя история, кратко изложенная в настоящем материале свидетельствует, что политическое ничтожество не ограничивается целью сохранения своего положения, а мечтает править миром, используя те же самые инструменты.
Оснований полагать, что люди, взявшие в руки неоднократно дискредитированные инструменты политической казни, имеют цели, отличные от целей политических ничтожеств, нет. Но с ними всё ясно. Немного веселят их шестёрки из РПЦ, ведомые привитым палкой Петра I менталитетом ищейки и доносчика, о которых было упомянуто в первой части материала. Ребята, ваше время кончилось в 1917 году, а историю вспять не повернуть. Ваши услуги без надобности корпорации, ибо ваши возможности чрезвычайно ограничены. Мэр Москвы недавно подтвердил это. А поддакивать, конечно, можете. Горбатого ведь только могила исправит.

Примечание: при написании использованы критические очерки Академии наук СССР "Церковь в истории России (IX век - 1917 год)" под редакцией доктора исторических наук Н.А.Смирнова, издательство "Наука", М., 1967 год; И.С.Свенцицкая "Раннее христианство: страницы истории", М., Издательство политической литературы, 1988; С.Г.Лозинский "История папства", М., Издательство политической литературы, 1986.

Андрей Ермоленко

 

Комментарии