Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Чего достиг Чавес за 14 лет пребывания у власти

Одна из заслуг Уго Чавеса, харизматичного и революционного президента Венесуэлы, перед миром заключается в том, что он продемонстрировал всем народам различие между демократией и либеральной демократией. Гиперболический стиль Чавеса, его дёрганье за хвост имперского тигра и его готовность быть таким же безжалостным, как и его проамериканские оппоненты, дали западным лидерам и журналистам множество поводов демонизировать его.

Но то, что в действительности бесило их, это именно тот факт, что он превратил либеральную демократию — термин, который обозначает политическую систему, сконструированную для управления капитализмом в интересах богачей и корпораций — в демократию подлинную. Для тех, кто борется за социальную справедливость, этот факт подчёркивает, что выражение «либеральная демократия» является оксюмороном, поскольку либерализм является синонимом капитализма и неравенства, демократия же, напротив — равенства. Как свидетельствует возмутительный уровень неравенства в нынешней Канаде, вы можете иметь либо одно, либо другое, но никак не оба сразу.

Ничто так не угрожает западным державам, в особенности Соединённым Штатам, как хорошие примеры реальной демократии, и они сделают всё для того, чтобы уничтожить эти примеры, демонизировать их или запугать любую страну, которая осмелится им последовать. Скромный размер территории не является препятствием для уничтожения, о чём свидетельствует вторжение США в Гренаду, страну с населением 110 тысяч человек, в 1983 году. Стратегия получила название «уничтожение мечты» — это, возможно, объясняет, почему американские войска полностью уничтожили мешающий им женский кооператив в сельской местности. В 1980-х это была Никарагуа. Там они вынудили сандинистское правительство сменить их систему представительной демократии с учредительного собрания, представлявшего все слои общества, на многопартийную систему, которую элиты могли контролировать. В результате сандинисты проиграли выборы.

Соединённые Штаты и их младшие партнёры вроде Канады всегда находили оправдания, иногда очевидные, для того чтобы уничтожить эти «хорошие примеры». Но Чавес спутал им игру, одержав победу на более демократических выборах, чем любой западный лидер прошлого столетия. Придя к власти в 1999 году, он выиграл 15 из 16 выборных кампаний и референдумов, опережая своих противников на 10-20%, что по нашим собственным стандартам считается полной победой. И он достиг этого на выборах, которые западными обозревателями были названы чуть ли не наиболее честными в мире. Бывший президент США Джимми Картер, представлявший одну из наиболее уважаемых групп обозревателей, заявил, что избирательная система Венесуэлы «лучшая в мире».

Всё это не имеет никакого значения для политиков, служащих глобальному господству корпораций. Бесславное оправдание Генри Киссинджером поддержки, оказанной Соединёнными Штатами фашистскому перевороту в Чили, было жестоким и без всякой тени смущения: «Я не вижу с какой стати мы должны позволить стране идти в сторону марксизма всего лишь из-за того, что её народ ведёт себя безответственно». Это, возможно, наиболее циничное выражение презрения, которое капиталистическая элита испытывает к любой демократии, всерьёз стремящейся к равенству.

Стивен Харпер [1] мыслит схожим образом. В результате смерти Чавеса, как он заявил, «я надеюсь, что теперь народ Венесуэлы сможет построить для себя лучшее, более светлое будущее, основанное на принципах свободы, демократии, верховенства закона и уважения прав человека». Это заявление было бы смешным, если бы не было зловещим. Харпер, без сомнения, знает о выдающемся социальном прогрессе, достигнутом при правительстве Чавеса. Но для Харпера демократия — это не то, что она с собой приносит. Когда он говорит о свободе, это свобода для богатых делать всё, что им вздумается; а «верховенство закона» подразумевает законы, защищающие привилегии корпораций. Что касается демократии, то слышать это слово из уст Харпера просто смешно.

Чего же именно достиг Чавес за 14 лет пребывания у власти? Примеров слишком много для перечисления. Исследователь Латинской Америки и журналист Салим Ламрани в своей статье «50 истин о Чавесе и Боливарианской революции» отмечает наиболее значимые из них:

В декабре 2005 года, согласно заявлению ЮНЕСКО, Венесуэла ликвидировала неграмотность.

Число детей, посещающих школу, возросло с 6 миллионов в 1998 году до 13 миллионов в 2011 году, и в настоящее время коэффициент поступления в школу составляет 93,2%.

Процент поступающих в среднюю школу вырос с 53,6% в 2000 году до 73,3% в 2011 году; число студентов возросло с 895 тысяч в 2000 году до 2,3 миллионов в 2011 году, что было обеспечено созданием новых университетов.

С 2005 по 2012 год в Венесуэле создано 7873 новых медицинских центра. Число врачей увеличилось с 20 человек на 100 тысяч населения в 1999 году до 80 на 100 тысяч в 2010 году.

Уровень детской смертности снизился на 49% — с 19,1 на 1000 в 1999 году до 10 на 1000 в 2012 году.

С 1999 по 2011 год уровень бедности снизился с 42,8% до 26,5%, а уровень крайней бедности — с 16,6% до 7%.

По индексу развития человеческого потенциала Венесуэла поднялась с 83 места в 2000 году на 73 в 2011 году и вошла в категорию стран с высоким ИРЧП.

С 1999 года в Венесуэле было построено 700 тысяч домов.

С 1999 года правительство выделило или вернуло более миллиона гектаров земли индейскому населению. Земельная реформа предоставила возможность десяткам тысяч фермеров стать собственниками земли. В общей сложности, Венесуэла распределила между нуждающимися более 3 миллионов гектаров земли.

Пять миллионов детей в настоящее время получают бесплатную еду благодаря программе школьного питания. В 1999 году их число составляло 250 тысяч. Уровень недоедания снизился с 21% в 1998 году до менее 3% в 2012.

Уровень безработицы сократился с 15,2% в 1998 году до 6,4% в 2012, при этом было создано более 4 миллионов рабочих мест».

Что касается самой сути демократии — равенства — согласно Программе развития ООН, «Венесуэла является страной с наименьшим уровнем неравенства». Видимо, в связи с этим в рейтинге стран по уровню счастья, составленном Институтом Земли Колумбийского университета в 2012 году, Венесуэла занимает второе место в Латинской Америке, после Коста-Рики, и девятнадцатое в мире, обгоняя Германию, Францию, Италию, Японию и Испанию.

В реакции Харпера и других западных лидеров на Чавеса и его наследие проявляется их интуитивная враждебность к использованию государственной власти в интересах бедноты. Они не могут скрыть своего презрения, и поддерживающие их СМИ подпевают им, до сих пор регулярно используя по отношению к Чавесу термины «диктатор» и «человек твёрдой руки» (в то же время ни один из подобных терминов не применялся к Джорджу Бушу, который незаконно пришёл к власти).

Но если впечатляющий социальный прогресс при Чавесе они просто игнорируют, то другие его достижения вызывают у них беспокойство. Внешняя политика Чавеса серьёзно ослабила власть США и таких институтов, как МВФ и Всемирный банк, во всём регионе. Это наследие распространяется за пределы Венесуэлы и угрожает вековому господству гигантских корпораций и финансового капитала.

В 2011 году при содействии Чавеса было создано Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), которое объединило 33 страны этого региона и сделало Организацию американских государств, проверенный десятилетиями инструмент политического доминирования Соединённых Штатов, практически ненужной. На экономическом фронте в 2004 году Чавес создал Боливарианский альянс для Америк (ALBA) вместе с Кубой, в настоящее время включающий в себя восемь участников и основанный на принципах кооперации и взаимопомощи. Его заявленной целью является «борьба с бедностью и социальной исключённостью», и он так же бросает вызов исторически сложившейся гегемонии США в регионе.

Остаётся открытым вопрос, какой эффект будет иметь смерть Чавеса на будущее Венесуэлы и всей Латинской Америки. Сейчас, когда Соединённые Штаты освободили себя от двух войн на Ближнем Востоке, их внимание снова повернётся к их «заднему двору». Империя нанесёт ответный удар. Но «хорошие примеры» (а их в Латинской Америке много, в том числе, Боливия и Эквадор) сохраняют устойчивость и вдохновляют других. Если только США не вернутся к практике тайных операций или военного вмешательства, латиноамериканская весна представляется надёжно защищённой. Да здравствует Чавес!

Мерри Доббин

Примечания переводчика:

[1] Стивен Харпер – премьер-министр Канады с 2006 года, представитель Консервативной партии.

Источник: Counterpunch.org

http://rabkor.ru/analysis/2013/04/05/how-democracy-looks-like 

Комментарии