Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Опубликованная недавно в сети (http://cdem.ru) книга двух уральских политологов Леонида Волкова и Федора Крашенинникова «Облачная демократия» заинтересовала меня прежде всего потому, что идея об исчерпанности представительной демократии и назревшем и ставшим технически возможным переходом к прямой демократии, которая уже давно обсуждается в Национальной Ассамблее, независимо проявилась в другом конце страны и даже облеклась в форму определенной концепции.

Приятно осознавать, что понимание необходимости перехода к прямой демократии на глазах вырастает в общепризнанное направление движения в политическом развитии страны. Несомненным достижением книги является обилие доводов о затратности и неэффективности представительной демократии и, главное, несоответствии интересов «представителей» и тех, кого они якобы представляют. Хотя эта тема в современной России, и не только в ней, поистине неисчерпаема, и объем аргументов здесь зависит только от желания и политического опыта авторов.

Отрадно также, что само осуществление прямой демократии через современные коммуникационные технологии выводится, таким образом, из разряда политической экзотики и становится рабочим инструментом, применимость, возможности и потенциальные риски которого требуют серьезного обсуждения. Прежде всего для того чтобы они из средства для реализации благородной цели - выражения воли народа, не превратились в способ его околпачивания. Тем более, что пример такого рода у всех перед глазами: пресловутая ГАС «Выборы», ставшая всероссийским избирательным лохотроном.

Поэтому самым существенным в «Облачной демократии», на мой взгляд, является не вышеописанные приятные констатации, чему посвящена большая часть книги, а то, что собственно предлагают авторы как альтернативу отжившей политической системе.

Политическое АО

Эта альтернатива не лежит на поверхности, а разбросана в пространстве между 11 и 15 главами и вкратце сводится к следующему.

Несмотря на то, что большая часть книги убеждает нас в преимуществах прямой демократии, то есть выражении своей политической воли гражданином напрямую, без посредников-представителей, реально ему предлагается так называемая «подвижная демократия», которая, как утверждается, сочетает в себе лучшие черты прямой и представительной демократии. «Подвижность» заключается в том, что гражданину все-таки предлагается отдать свой голос, полностью или частично, какому-либо достойному представителю, и он в любой момент при помощи современных коммуникационных средств может забрать назад.

Разумеется, у него есть возможность никому свой голос не отдавать и все решать самому. Но при этом рядом с ним, виртуально, разумеется, будут голосовать те, кто собрал 300, 50000 или миллион голосов. Поэтому ценность и значимость его мнения будет, естественно, соответствующей. В результате получается что-то вроде политического акционерного общества, в котором «миноритарные акционеры» со своим мнением будут себя чувствовать примерно так же, как миноритарии в современных АО, то есть теми, от кого ничего не зависит. Как смачно выразил эту мысль один из недавних питерских олигархов: «Те, у кого нет миллиарда, могут идти в ж..пу».

Между прочим, эта емкая циничная фраза очень четко отражает суть того, во что неминуемо должно вылиться так называемое «делегирование голосов» - в их покупку. Замечу к слову, что в западных представительных демократиях с подобной возможностью серьезно считаются. Например, во Франции избиратель может делегировать свой голос, но принять его можно не более, чем от двух человек. Проголосовать кому-то одному за всю деревню не получится.

У нас же все по-простому. Любому районному начальнику или просто богатею, думается, легко будет убедить сельского жителя, что если он не хочет остаться без дров на зиму, то лучше доверить свой голос именно ему. А хозяева производств? Помнится, некий Брынцалов из своей фармацевтической сети организовал даже политическую партию. Так неужто он не получил бы голоса всех своих работников? В «облачной демократии» ограничений на этот счет нет, более того, это как бы мерило общественной значимости.

Ваучеризация: дубль 2

А если вспомнить, что в России несколько миллионов бомжей, то они вообще станут в «облачной демократии» самым ценным гражданским элементом. Во-первых, цена их доверия будет кратной бутылке водки, да и свой голос у «делегата» они никогда не заберут - просто потому, что даже не поинтересуются, как он им воспользуется.

Тут авторы могут мне возразить, что они предусматривают меры компьютерной идентификации гражданина и даже некий политический аналог механизма CAPTCHA для отсева «избирателей, которые находятся в состоянии полной неадекватности к окружающей политической реальности», да и компьютеров у бомжей нет!

Думаю, что на этом месте сразу образуется куча политических «консультационных фирм», которые, сняв интернет-кафе, быстро и с расчетом на месте порешают все вопросы с доверием голоса неадекватного гражданина финансово адекватному представителю.

Вообще-то мы все это один раз уже проходили. Тогда это называлось ваучерной приватизацией. Теперь, по сути, в тумане «облачной демократии» проступает ваучеризация политическая. Потому и методы к ней будут применимы сходные и о результатах гадать не надо. Политические права в стране достанутся тому, кто сумеет нагрести себе побольше голосов. Или примитивно купив их, или раскрутив свой положительный имидж через СМИ, что в итоге означает те же деньги.

Но чтобы уж совсем от надежд на прямую демократию не осталось и следа, авторы предлагают из 450 набравших больше всех делегированных голосов создать новую Государственную Думу. Очевидно, с теми же функциями, то есть как высший законодательный орган. Отсюда следует, что если и сыщутся такие политически зрелые граждане, которые вздумают осуществлять свои политические права сами, то сделать это им будет все равно негде. То есть, несмотря на все вышеприведенные рассуждения о преимуществах прямой демократии, голос свой образовавшимся новым депутатам им отдавать все равно придется, ибо это последняя тощая надежда, что отзыв этого голоса на них как-то повлияет. А предварительно набранных голосов бомжей и прочих политически индифферентных граждан им не хватит для сохранения доходного места во власти (ибо предполагается, что Дума по-прежнему будет доходным местом). То есть политика в «облаке» будет все-таки не гражданской функцией, а бизнесом.

Но и это еще не все. Ведь в нынешней Думе каждый депутат обладает одним голосом, и в недалеком прошлом были времена, когда от его позиции что-то зависело. Теперь же, по логике «делегирования», голосование будет пакетами голосов, а, следовательно, и сама Дума станет тем самым политическим акционерным обществом. Здесь «миноритарию», чтобы получить свой дивиденд, надо будет в первую очередь сговариваться со своими коллегами сообразно их пакетам голосов, а не отслеживать мнение своих доверителей. То есть в итоге, вместо Думы с кремлевскими партиями, мы получим Думу с политическими олигархами, которые с большой степенью вероятности будут совпадать с олигархами экономическими, ибо в подобной системе возможности привлечения «делегированных голосов» будут прямо пропорциональны финансовым.

Рискну предположить, что такая система окажется еще хуже существующей, ибо если сейчас худо-бедно олигархи подчинены интересам государства, даже столь убогого, то тогда все будет наоборот. И что, собственно, в этой системе остается от прямой демократии, пафосно выдвинутой во главу угла авторами «Облачной демократии»?

Эксперты и компетенция

В заключение не могу не сказать о мотивах, которые подвигли авторов на привлечение в эту модель «лучших черт демократии представительной». Речь идет о компетенции экспертов (депутатов, политиков), которая требует от простого гражданина отдачи им своего голоса.

Во-первых, непонятно, если эта компетенция действительно есть, то зачем отдавать им голоса? Возьмите их на разработку конкретного проекта, заплатите за него деньги и привлеките к ответственности, если работа сделана некачественно. Голоса-то зачем? Голосуют пусть те, кому по этим законам потом жить. А то у нас все время получается, что штрафы вводят для одних, а с мигалками ездят другие, как раз те, кто облагодетельствовал первых своими законами.

И во-вторых, хотелось бы проанализировать их выдающиеся достижения хотя бы за предшествующие 18 лет. У нас с тех пор законы пишут и принимают исключительно профессионалы. В них мы сейчас и живем. Яркие перлы: законы о борьбе с экстремизмом и коррупцией. Самый профессиональный - Конституция, которая за этот срок превратилась в труп, не подлежащий реанимации. Так нужны ли обществу такие эксперты и их компетенция?

Это я к тому, что концепцию будущего в «облачной демократии» писали тоже дипломированные эксперты и, судя по благодарностям в начале книги, при поддержке не менее квалифицированных старших коллег. И если они при этом под прикрытием прямой демократии проводят концепцию олигархата, построенного на современных коммуникационных технологиях, то одно из двух: либо они этого не понимают, либо, наоборот, прекрасно понимают. Даже не знаю, что для эксперта хуже.

В.М. СМИРНОВ

Комментарии