Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

(1) Уголовное дело №5800033: Прокурор извинился

Возбуждённое 28 декабря 2011г. по факту обнаружения в сети моих статей "Мы объявляем вам войну" и "Нет политической импотенции" уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления. Через несколько месяцев я скромно поинтересовался у прокурора Челябинска С.Б. Лежникова, намерен ли он выполнить требования УПК в части принесения мне извинений от лица государства.

Молодец прокурор!

Прокурор извинился. Факт его извинения, кроме тщеславного удовольствия, был важен для процедуры дальнейшей реабилитации: возмещения государством понесённых мной расходов на защиту, а также для возмещения морального вреда. По рекомендации сопровождавшей мою защиту правозащитной организации "Агора" я воздержался от немедленного предъявления материальных претензий корпорации
В противном случае её слуги, коих от прочего населения, кроме внимательности при работе с документами, отличают эксклюзивные умственные способности и стерильная нравственная чистота, могли отменить постановление о прекращении уголовного дела, направив его на дополнительное расследование в связи с, как водится, вновь открывшимися обстоятельствами. Рано или поздно оно всё равно было бы прекращено, но оная практика побудила бы меня к дополнительным расходам, а главное, что заинтересованная общественность осталась бы без весомого доказательства того, что государственные служащие не образуют социальную группу под условным собирательным названием "власть", посему даже чрезвычайно жёсткие высказывания в их адрес не могут быть квалифицированы по ст.282 УК РФ как разжигание вражды и ненависти в отношении лиц по признаку их принадлежности к социальной группе. Тщеславие и корыстолюбие, пусть скромное и обоснованное (чужого не прошу), не должны вредить полезной правоприменительной практике.

Забавно, что я способствовал появлению чувств уважения к прокурору Челябинска С.Б. Лежникову среди определённой, не искушённой в юридических тонкостях части соотечественников. Используя свои возможности, "Агора" распространила информацию о принесённых мне извинениях на новостных агрегаторах. Новость обсуждалась посетителями ресурса Newsland.com. Общим мнением участвовавших в обсуждении стало представление о главном челябинском прокуроре как о порядочном и честном человеке, свершившем "небывалый поступок, после которого он стал белой вороной среди своих": "Прокурор - молодец, честь ему и хвала!". Таким образом, пытаясь бороться со слугами государства, целенаправленно низлагающими Конституцию РФ, я добился пусть незначительного, но всё же противоположного эффекта.

Нюанс 

Следует отметить, что прекращение преследования на стадии предварительного следствия является наиболее приемлемым исходом оного малоприятного приключения. Дошедшие до суда дела более чем в 99% случаев заканчиваются обвинительным приговором, независимо от любых доводов подсудимого и его защиты, а также независимо от противоречия всего процесса и приговора действующему законодательству. Посему важно стремиться к прекращению дела по реабилитирующим обстоятельствам, первейшим из которых является отсутствие состава преступления, на стадии следствия. Подобное также встречается не очень часто (возбуждённое дело должно окончиться обвинительным заключением и быть передано в суд, в противном случае оно свидетельствует о непрофессионализме следствия со всеми вытекающими последствиями).
Убеждение следователей в том, что у дела может быть только такой исход, независимо от обстоятельств, доводов и пр. настолько незыблемо, что они не стесняются демонстрировать его в официальных документах. На стадии предварительного следствия устанавливается причастность человека к имевшему месту преступному деянию, собираются доказательства этого, по результатам которых возможно два исхода: прекращение дела или обвинительное заключение. Однако следователи уверены, что возбуждённое дело должно оканчиваться только обвинительным заключением. Е.Г. Котова, ходатайствуя перед своим руководителем о продлении сроков предварительного следствия, перечислила причины, по которым это необходимо сделать. Закончить следствие в отведённые два месяца после возбуждения дела сроки не представлялось возможным из-за неготовности назначенных экспертиз, отсутствия ответов по особым поручениям из иных карательных органов и т.п. В запрашиваемое дополнительное время ей необходимо было собрать отсутствующие материалы и "предъявить Ермоленко А.А. обвинение". Т.е., Е.Г. Котова ещё не знала о результатах комплексной психолого-лингвистической, социологической и компьютерно-технической экспертиз, но была уверена, что при любых их выводах она должна предъявить мне обвинение. Если бы она, как и прочие представители касты, не отличалась эксклюзивными умственными способностями и стерильной нравственной чистотой, она бы написала, что ей необходимо в зависимости от содержания недостающих материалов: а) предъявить обвинение; б) прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления.

Тем не менее, несмотря на изложенные соображения, добиться прекращения дела на стадии следствия проще, чем оправдательного приговора в суде. Однако у прекращенного следователем дела есть неприятная особенность. Оправдательный приговор прокуратура может обжаловать в кассационном либо надзорном порядке, что имеет не очень высокие шансы на успех - приговор это вам не детский лепет в песочнице, судьи же - представители особой непубличной касты, посему против своих коллег без крайней на то необходимости никогда не пойдут, - после чего никаких механизмов отмены оправдательного приговора не существует (обвинительный можно десятилетиями пытаться отменить в Страсбурге). Посему неудачливым обвинителям остаются мелкие пакости в адрес ускользнувшей из-под железной пяты корпорации овцы, то есть налогоплательщика. Оправдательный приговор моему товарищу Роману Замураеву, причём по политической ст. 282, был именно таким редким случаем. Он безуспешно был дважды обжалован прокуратурой (1). В промежутке между кассационной и надзорной жалобами местные эцилопы дождались его после окончания корпоратива по поводу международного мужского дня 23 февраля и на ночь задержали за нарушение общественной атмосферы слабым запахом недавно употреблённого алкоголя. Очевидно, что подобные высокоинтеллектуальные упражнения слуг государства по степени воздействия на овец, т.е. налогоплательщиков, уступают их же возможностям в случае прекращения уголовного дела следователем. При последнем варианте у них на неопределённое время остаётся инструмент шантажа в отношении начитавшихся 18 главы УПК людишек. Радоваться должны, что не посадили, а не возмещения ущерба требовать.

5 томов

В конце декабря 2012 г., через год после прекращения уголовного дела, защищавший меня адвокат подготовил заявления о возмещении расходов и моральной компенсации. Попытки суда не принять их под надуманными, не соотносящимися с УПК предлогами, забавны, но критичного значения не имеют. Суд все равно не сможет отказать в удовлетворении этих заявлений, может только уменьшить величину возмещения морального вреда. Для конкретного судьи же важно, чтобы эти решения вынес кто угодно, только не он. Детская игра под несимпатичным названием сифа слугами государства освоена в совершенстве. 
Переписка с судом, рекомендации по  правильной подаче заявлений, сами заявления, всё небесполезное для иных счастливчиков будет приведено в конце настоящего материала. Отложить же их побуждает ставшая известной при ознакомлении с делом информация.

Реабилитация состоит их двух процессов, происходящих в разных судопроизводствах. Решение о возмещении расходов на адвоката принимается в рамках УПК по месту нахождения следственного органа; моральная же компенсация относится к гражданскому судопроизводству и рассматривается судом по месту нахождения ответчика - государства в лице управления федерального казначейства. В первом процессе судья, как и положено, запросила дело из следственного отдела, вопросив меня и представителя прокуратуры, желаем ли мы с ним ознакомиться. Поскольку, благодаря профессионализму защищавшего меня адвоката и помощи "Агоры", я не перешёл из разряда подозреваемых в разряд обвиняемых, то законных возможностей ознакомиться с делом на стадии следствия  у меня не было. Мне были известны только постановления и прочие документы, возникшие с того момента как я был привлечён в качестве подозреваемого, с которыми меня обязаны были ознакомить. О том, что предшествовало следствию, я никакой информацией не располагал. Я не имел права не проанализировать механику возбуждения дел по карательной 282-й статье, посему заявил судье, что не просто буду внимательно знакомиться с делом, а также и копировать его. Судья не возражала.
Дело представляло собой 5 толстых томов. Это при том, что всё ограничилось следствием, суда не было. К примеру, в случае Замураева, побывавшего также и в суде, всё уложилось в два тома. Причём второй был сформирован уже в суде, следствие обошлось одним. И, как выяснилось, меньшими сроками предварительной разработки.

2009 год

Предварительно имеет смысл напомнить об известных событиях 2009 г. Именно тогда несостоявшимся модернизатором России были реализованы организационные меры, ускорившие становление фашистского режима: ликвидированы управления по борьбе с организованной преступностью, а из освободившихся победителей последней сформировано управление по борьбе с экстремизмом - Ы. Ю.И. Мухин сразу же отметил, что новоявленная структура создана Кремлём для борьбы со свободами граждан,  для сохранения в целостности учреждённого им фашизма, и будет этим заниматься хотя бы в целях служебного благополучия.
18 июня того же года Савёловский районный суд Москвы осудил Ю.И. Мухина - основоположника идеи суда народа над президентом и депутатами Государственной Думы, и.о. лидера АВН по ст. 280 УК РФ за "совершение публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности с использованием средств массовой информации", что проявилось в публикации в "Дуэли" материала - письма читателя под названием "Смерть России".
26 июля 2009 г. в Костроме было возбуждено уголовное дело против Р.В. Замураева по признакам состава преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК РФ по факту обнаружения на его интернет - странице информационного материала "Ты избрал - тебе судить!", в котором согласно справке о лингвистическом исследовании "имелись языковые средства по смысловому содержанию включающие слова, являющиеся призывами к осуществлению насильственных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы, к осуществлению экстремистской деятельности, а также слова, возбуждающие социальную вражду либо рознь".
Поводом для возбуждения уголовного дела против Ю.И. Мухина стало опубликованное в "Дуэли" письмо связных региональных отделений АВН, по поводу возмутившей нас статьи "Смерть России" (2). Выходило, что своими неосторожными действиями я способствовал преследовавшей Ю.И. Мухина нечисти, и она отметила это. Попытки выправить ситуацию показаниями на допросе в УФСБ, куда из Москвы было отправлено особое поручение с вопросами относительно обращения связных, а также согласованными с защитой показаниями в судебном заседании, куда я был вызван повесткой в надежде, что стану свидетелем обвинения, успеха не принесли. Более того, данные в пользу подсудимого показания не помешали судье вписать в приговор, что "виновность подсудимого Мухина Ю.И. в совершении указанного преступления подтверждается <...> показаниями свидетеля Ермоленко А.А., данными в ходе судебного следствия и оглашёнными в судебном заседании". Кроме того, что своим поведением я подвёл Ю.И. Мухина, я ещё был выставлен судом подтвердившим его вину. Надо было что-то делать.
Я написал письмо в адрес осудившей Ю.И. Мухина Куприяновой, а также гаранту Конституции, направив копии в иные органы государственной власти РФ. Они были опубликованы в рубрике "Поединок" газеты "К барьеру!" под заголовком "Президент - гарант Конституции?". В письмах, не прибегая к обсценной лексике, я попытался унизить честь и достоинство этих представителей государства, дабы инициировать возбуждение против себя уголовного дела, в котором бы смог публично изложить своё видение всего процесса и всей политики корпорации в отношении свободной прессы и независимых от неё граждан, Ю.И.Мухина, в частности.
4.08.2009 на сайте Национальной Ассамблеи была опубликована моя статья "Мы объявляем вам войну!" (3). Отчасти она была реакцией на осуждение Ю.И. Мухина, но мои попытки хоть как-то искупить свою действительную вину за его осуждение и опровергнуть приписываемую мне помощь в этом осуждении были второстепенны. Процесс Ю.И. Мухина был удобным поводом для популяризации методов ненасильственной идеологической борьбы, предложенных учредителями Московского гражданского антифашистского трибунала (МГАТ). Это одна из идей, с которой АВН шла в Национальную Ассамблею (4). Её смысл в том, чтобы бороться не с режимом, имеющем все основные, характеризующие фашизм, признаки, вообще, а с его основой - с каждым из рядовых фашистов по отдельности. Главная же мысль статьи заключалась в том, что АВН по-прежнему не намерена сворачивать с пути соответствия законам, но рассматривает достижение своей главной цели в условиях изменившейся политической обстановки - необходимости борьбы с пособниками фашизма, которые стали препятствием на законном пути организации референдума. Позднее, осенью того же 2009 г., была опубликована статья "Нет политической импотенции!" (5), которая также подчёркивала законность пути АВН, показывая имеющиеся законные методы против тех лиц, которые вознамерятся препятствовать АВН в проведении референдума.
Однако у корпорации существует собственный взгляд на то, что такое Конституция, что допустимо, а что - нет. 6 августа 2009 г., через два дня после публикации на сайте Национальной Ассамблеи статьи "Мы объявляем вам войну!",  начальник отделения Ы ГУВД по Челябинской области капитан милиции А.С. Зацепин обратился с рапортом к вышестоящему начальству, в котором сообщал, что

"в центр "Э" ... поступили сведения о том, что ... в свободном доступе размещена статья А.А. Ермоленко "Мы объявляем вам войну!", которая содержит признаки экстремистской деятельности".

Подобная оперативность не удивляет: всё происходило в соответствии с планами корпорации и объективными законами поведения, о чём и писал Ю.И. Мухин. В Челябинске, приняв от наблюдавшей ранее за общественными организациями ФСБ всю имеющуюся информацию, Ы начала знакомиться со всеми, о ком в ней упоминается, подчёркивая важность и необходимость своей службы. В марте 2009 г. изъявили желание пообщаться со мной. Обратили внимание на слово «армия» в названии АВН, увидев за ним готовящихся к выступлению вооруженных людей. Подчеркнули, что не допустят никаких беспорядков, грозящих законопослушным гражданам, ни со стороны своих подопечных, ни со стороны различного рода провокаторов, приводя примеры того, как мирное мероприятие общества филателистов может вылиться в хулиганскую выходку. Для чего при первом же знакомстве попросили уведомлять об участии в таких мероприятиях. 
С этого момента стало возможным доходчиво разъяснить, что АВН отличается от прочих организаций не только своей целью, но и методом её достижения. Что АВН - единственная организация в России, которая не ставит своей целью ни захват власти, ни участие в ней путем каких-либо ухищрений. Цель АВН - передача реальной власти в России народу России, которая и так принадлежит ему на основании 3-й статьи Конституции. Путь АВН - организация и проведение референдума по принятию закона «О суде народа над Президентом и членами Федерального Собрания» в соответствии с Конституцией и законами РФ. Что бойцы АВН - это будущие участники инициативных групп по организации и проведению референдума, которые сейчас заняты работой по распространению своей идеи. Что в свете всего этого, АВН - это не то что не экстремистская, это даже не оппозиционная организация. Это самая законопослушная организация. Что нарушать законы  будут те, кто будет препятствовать нашей законной деятельности. Их Ы, например. С этой целью до Ы-офицера были доведены положения из №5-ФКЗ «О референдуме», которыми мы руководствуемся. Было указано, что законодатели фактически надругались над 3-й статьёй Конституции, внеся поправки в №5-ФКЗ, сделавшие невозможным проведение референдума. И причиной этому - наш закон «О суде народа». 
Ы интересовала деятельность Национальной Ассамблеи. Было разъяснено, что АВН вошла в неё не разделяя политических взглядов многих участников, кроме главного - нелегитимности нынешней власти и необходимости проведения свободных конкурентных выборов с участием всех политических сил, понимая, что обязана использовать возможности объединения политических сил для достижения своей цели. В свете всего изложенного, вся деятельность АВН - это чистейшая борьба идей. Поэтому надо сильно постараться, чтобы во внешне скучной деятельности пропагандистов и потенциальных участников инициативных групп усмотреть экстремизм. 
В завершение знакомства Ы-офицеру для повышения общей и юридической грамотности была вручена «Практичная русская идея». Разумеется, любые доводы им были безразличны, ибо перед ними ставились иные цели. Они продолжили наблюдение за нами: под видом участников первомайской демонстрации с флажками СССР, что-то слышавших о нашей идее, побеседовали с нами, задавая вопросы о нашей деятельности, её формах, об Ассамблее, обнаруживая некоторые познания, несвойственные людям со стороны. Летом того же 2009 г. мне позвонили из уголовного розыска и сообщили, что отрабатывают версию причастности неадекватной молодежи из неформальных организаций, типа нашей, к участившимся немотивированным поджогам автомобилей. Предложили встретиться и пообщаться. Я ответил, что АВН организация более законная, нежели их структура, к поджогам непричастна, и отказался от встречи, заявив, что на ней я повторю то же самое (6). 

Последовательность

Зная алгоритм работы специализированных структур, созданных для борьбы с чем-то, располагая подтверждающими его фактами, можно не удивляться моментальному началу оперативно-розыскных мероприятий по поводу публикации моей статьи. Более показательна последовательность мер, предпринятых особыми отрядами корпорации: 

  • 18 июня 2009 г. - приговор Ю.И. Мухину; 
  • 26 июля 2009 г. - возбуждение уголовного дела против Р.В. Замураева; 
  • 4 августа 2009 г. - публикация моей статьи "Мы объявляем вам войну!"; 
  • 6 августа 2009 г. - начало оперативно-розыскных мероприятий по факту обнаружения опубликованной статьи. 

В "Государство против Конституции" на основании исключительно процессуальных документов было продемонстрировано, как корпорация ведёт целенаправленную политику низложения демократической Конституции России. Предыстория уголовного дела №5800033 и доследственная проверка подтверждают сформулированные ранее выводы.  

______________

(1) Полностью дело Р.В. Замураева с приведением всех процессуальных документов описано в книге "Государство против Конституции".
(2) Обзорно следствие по моему делу и предшествовавшие события изложены в материале "... в связи с отсутствием состава преступления". Здесь необходимо повторить ту часть, которая важна для понимания взаимосвязи событий, внешне с моим делом не связанных.
(3) В ходе следствия статья с сайта Ассамблеи была удалена. Её копия представлена на  igpr.ru
(4) Национальная Ассамблея. Документы Ассамблеи. - "Дуэль" № 23 - 24 (572), 3 июня 2008 г.
(5) В переработанном виде статья вошла в  "Государство против Конституции".
(6) "О пропаганде и борьбе". - "К барьеру!" № 7 (7), 7 июля 2009 г.

Комментарии