Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Юрий Мухин о начале апелляции по делу ЗОВ

В среду 6 декабря 2017 года с 10-00 до 19-00 в Мосгорсуде началось заседание судебной коллегии по рассмотрению апелляционных жалоб подсудимых на приговор Тверского суда. Началось с того, что конвой с приставами учинили «шмон» привезенных в суд Барабаша, Парфёнова и Соколова. Они привезли с собою множество документов, которые при наличии нескольких страниц, естественно, были скреплены степлером. Вот конвой и вынимал скрепки степлера из бумаг, разбрасывая их, и занимался этим увлекательным делом аж до 12-00. Ребят завели в аквариум злых с ворохами бумаг вместо подготовленных документов.

Началось слушание с отвода, который заявил К. Барабаш двум судьям коллегии – Манеркиной и Теркиной. Дело в том, что они ранее отклонили апелляционные жалобы, которые мы подавали на продление нам Криворучко меры пресечения. Ну как эти судьи сейчас могли признать нас невиновными? А ведь таково требование наших жалоб. Если они нас оправдают, то станут виновными в вынесении нам неправосудных определений во время рассмотрения наших прежних апелляционных жалоб!

Но суд, как всегда, отклонил заявление об отводе даже по этим очевиднейшим основаниям.

Далее началось длительное разрешение разных организационных вопросов, которое закончилось только началу 18-го часа. Потом судья-докладчик кратко изложила суть наших апелляционных жалоб, причём, с явными искажениями, затем выступил А. Соколов, но, к сожалению, он выступал устно, и пока нет набранного текста того, что он сказал, затем слово дали мне.И я сказал следующее (да, длинно, а что делать?):

«Вынесший по этому делу приговор судья Криворучко, покрывая своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратуре, непрерывно и бессовестно лжёт о, якобы, наличии доказательств, на основании которых Криворучко вынес этот свой заведомо неправосудный обвинительный судебный акт.

Поскольку в апелляционных жалобах я дал доводы неправосудности приговора, понятные и без рассмотрения текста самого приговора, то дополняю доводы апелляционной жалобы разбором лжи Криворучко в тексте приговоре по нашему делу.

1.

Согласно п. «а» ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения.

В силу п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый имеет право знать, в чем он обвиняется.

А судья Криворучко отказал подсудимым в неоднократных ходатайствах о разъяснении им существа обвинения. Но, скорее всего сам того не понимая, Криворучко даже в приговоре доказал, что слушал дело без разъяснения подсудимым существа обвинения, то есть, не давая подсудимым защищаться.

Потому, что когда тебя обвиняют в организации деятельности организации, но не говоря, как эта организация называется, то как ты защитишься в глазах бессовестного судьи? Если тебе говорят, что это экстремистская организация, но не говорят какой экстремистской деятельностью она занималась, то как ты защитишься в глазах бессовестного судьи?

То, что нам не разъясняли существо обвинения, Криворучко сам доказал тем, что в приговоре строит догадки о том, понятно ли было подсудимым то существо обвинения, которое подсудимые требовали им разъяснить: «Избранная подсудимыми Мухиным Ю.И., Соколовым А.А., Парфёновым В.Н. и Барабашом К.В. активная позиция защиты, с учетом объема приведенных ими в опровержение предъявленного обвинения доводов, их сути, а также содержания представленных стороной защиты доказательств, позволяют суду прийти к твердому выводу о том, что существо предъявленного обвинения каждому из подсудимых понятно, а доводы об обратном являются лишь способом защиты каждого и желанием избежать предусмотренного за данные противоправные действия уголовного наказания».

Но ведь это и для слабоумного не тайна, что если бы существо обвинения нам разъяснялось, то судья не стал бы гадать в приговоре, понято оно подсудимыми или нет. Судья просто указал бы дату, когда именно обвинение разъяснило подсудимым то, что они просили, – как называется организация, в деятельности которой подсудимые обвиняются, и каким видом экстремистской деятельности эта организация занималась.

Но Криворучко не может так написать, поскольку в самом начале слушания дела, в протоколе заседания 23 ноября 2016 года записано: «Суд постановил: «…необходимости в разъяснении государственным обвинителем существа обвинения не имеется».

Вот просто так – не имеется и всё тут! Такие у нас судьи – выносят приговоры, сами не понимая за что, соответственно, и подсудимым не объясняют, за что их приговаривают.

Довод: приговор подсудимым вынесен после рассмотрения дела без разъяснения обвиняемым существа предъявленного им обвинения, а именно – как называется организация, в организации деятельности которой они обвиняются, и какой экстремистской деятельностью эта организация занималась.

2.

Являются ложью утверждения Криворучко в тексте приговора: «Мухину Ю.И., Соколову А.А., Парфёнову В.Н. и Барабашу К.В. инкриминируется совершение действий организационного характера, направленных на продолжение противоправной деятельности запрещенной судом организации – «Межрегиональное общественное движение «Армия воли народа»». Все услышали про то, что подсудимых, оказывается, обвиняли в организации деятельности Межрегионального общественного движения «Армия воли народа»?

Так вот, не только в обвинительном заключении, но и во всех материалах дела, отсутствует разъяснение судьи и гособвинителей, что подсудимым инкриминируется организация деятельности «Армии воли народа».

А началось всё с того, что 23 августа 2016 года следователь Талаева приняла от меня заявление, в котором я просил:

«…прошу РАЗЪЯСНИТЬ МНЕ СУЩНОСТЬ ОБВИНЕНИЯ, а именно, подтвердить, что:

– я обвиняюсь в организации деятельности Армии Воли Народа;

– единственной целью моей организационной деятельности является распространение материалов, не признанных судом экстремистскими на момент их распространения.

Или дать альтернативное разъяснение».

Прошу обозреть данное заявление и копию присоединить к делу.

Следователь отказалась это подтверждать и вынесла постановление об отказе.

И в обвинительном заключении подсудимые в организации деятельности АВН не обвиняются, на мои просьбы в подготовительном заседании к судье потребовать от прокурора разъяснить нам, что мы обвиняемся в организации деятельности Армии воли народа, последовала угроза судьи, что он лишит меня права участвовать в судебном заседании до прений сторон.

Мало этого, на запрос Парфёнова, начальники гособвинителя Тарасовой из прокуратуры Москвы 16. 06. 2017 года (№ 24 356 – 2015/104025) сообщили, что уголовное дело № 385061 расследовалось «по факту организации деятельности «Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть»», цели и задачи которой идентичны целям и задачам межрегионального общественного движения «Армия воли народа». Как видите, Прокуратура Москвы в организации деятельности АВН нас не обвиняла даже накануне приговора – из письма прокуратуры следует, что нас обвиняли в деятельности ИГПР «ЗОВ». Получается, что Криворучко по совместительству подрабатывал и прокурором, поскольку признал нас виновными в том, в чём мы не обвинялись прокуратурой. Это что – в самом деле судья?? Прошу копию данного письма приобщить к делу.

Совершенно понятно, что, не разъясняя существо предъявленного нам обвинения, Криворучко, покрывал своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратур. И покрывал тем, что не давал подсудимым защищаться, поскольку мы не могли защищаться от обвинения по части 1 статьи 282.2 УК РФ, без разъяснения, в организации деятельности какой именно организации из двух организаций – АВН или ИГПР «ЗОВ» – нас обвиняют.

Довод: подсудимые не обвинялись в организации деятельности Армии воли народа, как это лживо утверждает судья Криворучко.

3.

Криворучко в приговоре цинично лжет, что: «Формулировка предъявленного обвинения содержит указание на конкретные продолжавшиеся факты …массового распространения экстремистских материалов, что нашло полное и объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства». Однако отсутствие в приговоре названия хотя бы одного экстремистского материала и полное отсутствие понятия «экстремистские материалы» в связи с деятельностью ИГПР «ЗОВ» во всех томах дела, доказывает бессовестно циничную ложь этого утверждения Криворучко. Ведь Криворучко знает, что мы были арестованы летом 2015 года и целый год до лета 2016 года, когда следователь уже набросал в дело 19 томов бумажного мусора, мы обвинялись только в организации референдума, и обвинять нас в распространении экстремистских материалов никому и в голову не приходило, поэтому никаким подтверждением этого бреда в деле и не пахнет.

Довод: суд не имел ни единого заведомо экстремистского материала, который бы планировала распространять ИГПР «ЗОВ», и его обвинения подсудимых в том, что они намеривались это делать, – заведомо лживо.

4.

Вместо того чтобы указать в приговоре, каким судом прекращена деятельность Инициативной группы по проведению референдума ИГПР «ЗОВ», организацией которой (а не организацией деятельностью которой) мы занимались, Криворучко подменяет вменяемые нам деяния.

Часть 1 статьи 2822 УК РФ вводит наказание за организацию деятельности ЗАПРЕЩЁННОЙ организации, а Криворучко в приговоре беззаконно ввёл наказание за организацию деятельности ЗАКОННОЙ организации, да ещё и только-только создаваемой! Которой вменяется якобы организация такой же ЗАКОННОЙ деятельности, как и ЗАКОННАЯ деятельность той организации, деятельность которой когда-то была прекращена судом.

Криворучко пишет в приговоре:

«Предельно ясной и логичной является позиция обвинения, идентифицирующего преступную деятельность подсудимых, после вступления в законную силу решения суда о запрете деятельности МОД «АВН», как продолжение той же экстремистской деятельности, завуалированной тем же благовидным предлогом – проведения референдума. Изменение подсудимыми названия, так и не зарегистрированной организации на «Инициативную группу по проведению референдума «За ответственную власть», частичное изменение символики и атрибутики, частичное изменение задекларированных целей и задач в программных документах, фактически являлись способами завуалировать дальнейшую организацию деятельности экстремистской организации МОД «АВН»».

Болтая о некой «экстремистской деятельности» обеих организаций, Криворучко молчит, о какой именно экстремистской деятельности он говорит, и молчит Криворучко потому, что ни одна, ни другая организация никакой экстремистской деятельностью не занимались, и это было установлено судом под председательством Криворучко.

Как ни скрывает Криворучко факт того, что МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ» создавались в рамках разных законов, но уже из этого абзаца приговора, в котором говорится о разных целях и задачах, видно, что и судья Криворучко видит, что речь идёт о двух организациях. Мало этого, Криворучко хорошо видит, что деятельность той организации, которую создавали подсудимые, не запрещена судом!

Мною оглашалось в суде находящееся в материалах дела ходатайство в Хамовнический суд следователя Талаевой о продлении мне срока домашнего ареста, рассмотренное судом 18 сентября 2015 года. В этом ходатайстве следователь просила (и суд это зафиксировал в своём постановлении) продлить арест, поскольку ей необходимо «направить материалы в органы прокуратуры для последующего обращения в суд с целью признания ИГПР «ЗОВ» экстремистской организацией и ее последующего запрета». (Т. 2, л.д. 211). То есть прокуратура понимает, что совершила преступление, обвиняя заведомо невиновных, и пыталась как-то смастерить экстремизм ИГПР «ЗОВ», да поняла, что не получится. И решила, что тем лицам, которые устроились в Москве судьями, и так сойдёт.

Такой бессовестной подменой обвинения, Криворучко избегает исполнять требования закона «О противодействии экстремистской деятельности» о правилах признании организации экстремистской (подачи прокурором представления и рассмотрения дела в гражданском процессе), и заменяет требования закона голословными утверждениями обвинения о том, что раз эти организации имеют похожие цели, то судебное признание организации экстремистской не требуется. По заказу преступного сообщества таким бессовестным приёмом можно осудить руководителей всех организаций в России точно так же, как и нас, – обвинив их в том, что они «под благовидным предлогом своей уставной деятельности намеривались распространять экстремистские материалы, да не успели, так как их вовремя арестовали».

Довод: деятельность находящейся в стадии создания Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» никаким судом не запрещалась, а подсудимым вынесен приговор за организацию законной деятельности!

5.

Криворучко, покрывая своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратуре, в приговоре бессовестно лжёт о том, что он исследовал доказательства в материалах дела. То, что это ложь судьи Криворучко, доказывается тем, что из всех перечисленных «доказательств» из материалов дела он не привёл ни единой цитаты, ни единого факта даже из тех, что хоть как-то были озвучены государственным обвинением в судебных заседаниях. Кроме переписанных из обвинительного заключения показаний пяти свидетелей, данных на предварительном следствии, о которых ниже.

В ходе рассмотрения дела Криворучко боролся со сном в то время, когда государственные обвинители за 4 часа со средней скоростью 23 листа дела в минуту пролистали 5400 листов 19 томов уголовного дела. С такой скоростью документы не исследуются! Криворучко до сих пор не соображает, что следствие набросало в дело, посему и не цитирует в приговоре ничего из материалов дела. И ни на что из материалов дела не опирается, а голословно и лживо утверждает, что «виновность подсудимых Мухина Ю.И., Соколова А.А., Парфёнова В.Н. и Барабаша К.В. в содеянном также подтверждается материалами уголовного дела, исследованными в судебном заседании».

В судебном заседании государственные обвинители ничего не оглашали и ничего не исследовали.

А частью 4 статьи 302 УПК РФ судьи предупреждаются: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью ИССЛЕДОВАННЫХ судом доказательств».

Как показывают приведенные выше числа, судья Криворучко не исследовал никаких доказательств.

Довод: доказательства обвинения в материалах, даже если бы они в материалах дела были, судом не исследовались.

6.

Несмотря на утверждения Криворучко о том, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная (тем более, формально переименованная) АВН, этому нет никаких законных доказательств. 

Утверждение, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная АВН, является фактом, имеющим юридическое значение. Такие факты подлежат установлению в ходе рассмотрения в ходе особого производства в рамках подраздела IV Гражданского процессуального кодекса. Но гособвинители об установлении этого факта не заявляли, этот факт не устанавливался никаким судом, включая и судом под председательством Криворучко. То есть, прокуратура должна была подать в Тверской суд представление о признании ИГПР «ЗОВ» формально переименованной АВН в рамках особого производства, и после того, как суд эту глупость признал бы фактом, положить этот факт в основу обвинения. Но прокуратура этого не сделала ни в ходе предварительного следствия, нив ходе рассмотрения дела по существу.

Довод: факт того, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная АВН, законным образом не устанавливался и не установлен до сих пор, и посему является не фактом, а личным мнением обвинения, используемым для совершения преступления – для осуждения заведомо невиновных.

7.

Криворучко, оспаривая в приговоре доводы Соколова, утверждает: «Суд признает необоснованными доводы подсудимого Соколова А.А. о том, что свидетели обвинения Пыжьянова И.В., Нехорошев Ю.Н., Нечитайло А.Ю., свидетели под псевдонимами Власов П.П. и Пономарев И., подтвердили факт того, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось – проведение референдума», – и далее Криворучко бессовестно лжёт, – «поскольку данная позиция основана на субъективном и ошибочном восприятии показаний данных свидетелей, без учета и оценки тех противоречий, которые были устранены судом после оглашения показаний свидетелей, данных ими ранее, на стадии предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании».

Без протокола судебного заседания (а на момент вынесения приговора протокола судебного заседания не было) ссылка на показания свидетелей и «устранения противоречий» является недопустимым доказательством. А что касается показаний, данных на предварительном следствии, то указанные свидетели и на предварительном следствии показали, что проведение референдума являлось единственной целью ИГПР «ЗОВ».

Дам показания всех этих свидетелей (их пятеро), о которых Криворучко пишет, что они, якобы, показали, что референдум являлся не единственной целью подсудимых, а была ещё и какая-то преступная цель.

Что касается свидетеля Пыжьяновой, то Криворучко прямо в приговоре воспроизвёл её показания на предварительном следствии: «она являлась членом движения ИГПР «ЗОВ», поскольку считала, что проведение референдума по внесению поправок в Конституцию РФ, предусматривающих ответственность Президента РФ и членов Федерального Собрания РФ перед народом может принести пользу государству». А на допросе в суде Пыжьянова показала, и именно это внесено в протокол от 25 января 2017 года:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось проведение референдума?

Свидетель Пыжьянова И.В.: Однозначно да.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные экстремистскими?

Свидетель Пыжьянова И.В.: Нет, конечно».

Свидетель Нехорошев на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и переписано Криворучко в приговор), что: «Мухин Ю.И. разъяснил ему цели и задачи «АВН», заключающиеся в пропаганде идеи принятия «закона об оценке Президента РФ и членов федерального собрания РФ народом России» и внесение поправок в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом».

А на допросе в суде Нехорошев показал, и именно это внесено в протокол от 07 февраля 2017 года:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось проведение референдума?

Свидетель Нехорошев Ю.Н.: Да, безусловно.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные экстремистскими?

Свидетель Нехорошев Ю.Н.: Нет, данную цель не ставили».

Свидетель Нечитайло на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение), что: «Из участников ИГПР «ЗОВ», он знаком с Барабашом Кириллом, Парфёновым Валерием, Мухиным Юрием, Соколовым Александром и другими участниками... Общение с указанными гражданами ограничивалось обсуждением вопросов, касающихся ИГПР «ЗОВ» и организации проведения референдума». А на допросе в суде 9 марта 2017 года А.Ю. Нечитайло показал:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что одинаковые цели и задачи ИГПР «ЗОВ» и МОД «АВН» это проведение референдума?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Да.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные судом экстремистскими?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Да, конечно подтверждаю.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Во время проведения голосования о прекращении деятельности организации «АВН», объявленного 23 февраля 2011 года, как Вы проголосовали?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Я проголосовал за прекращение деятельности организации «АВН»».

Свидетель Пономарёв на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и в приговор), что: «Обычно обсуждали политическую обстановку в стране, а также решали, как распространять идеи организации «АВН», как собрать людей для сбора подписей и соответственно для последующего проведения референдума».

На допросе в суде 21 марта 2017 года Пономарёв показал:

«Государственный обвинитель Фролова Е.С: В настоящий момент можете пояснить, в чём заключалась деятельность организации «Армия воли народа», в которую Вы вступили в 2010 году?

Свидетель Пономарев И.: Декларированная цель деятельности организации «Армия воли народа» была в том, чтобы провести референдум по принятию поправок в Конституции Российской Федерации и закона «Об ответственности власти».

«Государственный обвинитель Фролова Е.С: Известно ли Вам, какие цели и задачи ставила перед собой Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть»?

Свидетель Пономарев И.: Задачи ИГПР «ЗОВ» были идентичны целям и задачам организации «Армия воли народа».

Подсудимый Парфенов В.Н.: Ставились ли подсудимыми перед Вами противоправные задачи?

Свидетель Пономарев И: Нет, подсудимые мне не ставили такие задачи.

Подсудимый Парфёнов В.Н.: Известно ли Вам, ставились ли подсудимыми противоправные задачи перед другими участниками организации «АВН»?

Свидетель Пономарев И: Нет, не известно.

Подсудимый Парфенов В.Н.: Известно ли Вам, ставились ли подсудимыми противоправные задачи перед участниками ИГПР «ЗОВ», в том числе перед Вами?

Свидетель Пономарев И.: Нет, не известно. Мне такие задачи подсудимыми не ставились».

Свидетель Власов на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и в приговор), что: «…в качестве основной цели деятельности ИГПР «ЗОВ» определено создание инициативных групп по проведению референдума более, чем в половине регионов России».

16 февраля 2017 года в суде судья Криворучко задал Власову вопрос:

«Председательствующий: Была ли заявленной целью ИГПР «ЗОВ», в том числе проведение референдума?

Свидетель Власов П.П.: Да».

Ни о каких иных целях ИГПР «ЗОВ» и АВН, тем более, ни о каком распространении экстремистских материалов ни один свидетель не показал ни на предварительном следствии, ни в зале суда, мало этого, повторю, понятие «экстремистские материалы» в связи с ИГПР «ЗОВ» во всех томах дела вообще не встречается. Это подтверждает и сам Криворучко, который вместо бла-бла-бла про «ошибочное восприятие» мог в приговоре указать ту «противоправную цель», которую по его утверждению, якобы сообщили суду указанные свидетели, и сослаться на листы дела, на которых эта экстремистская цель указывается. Но в приговоре нет вообще ни единой цитаты показаний свидетелей в суде, и ни единой ссылки на листы дела.

Довод: как следует их самого приговора, ни один свидетель или эксперт не показал, что подсудимые добивались реализации, или имели какую либо противоправную цель.

8.

Криворучко в приговоре бессовестно лжёт о том, что: «Доводы стороны защиты о необоснованности предъявленного обвинения, которым не вменяется совпадение противоправных целей у МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ», являются несостоятельными, поскольку каж