Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Юрий Мухин о начале апелляции по делу ЗОВ

В среду 6 декабря 2017 года с 10-00 до 19-00 в Мосгорсуде началось заседание судебной коллегии по рассмотрению апелляционных жалоб подсудимых на приговор Тверского суда. Началось с того, что конвой с приставами учинили «шмон» привезенных в суд Барабаша, Парфёнова и Соколова. Они привезли с собою множество документов, которые при наличии нескольких страниц, естественно, были скреплены степлером. Вот конвой и вынимал скрепки степлера из бумаг, разбрасывая их, и занимался этим увлекательным делом аж до 12-00. Ребят завели в аквариум злых с ворохами бумаг вместо подготовленных документов.

Началось слушание с отвода, который заявил К. Барабаш двум судьям коллегии – Манеркиной и Теркиной. Дело в том, что они ранее отклонили апелляционные жалобы, которые мы подавали на продление нам Криворучко меры пресечения. Ну как эти судьи сейчас могли признать нас невиновными? А ведь таково требование наших жалоб. Если они нас оправдают, то станут виновными в вынесении нам неправосудных определений во время рассмотрения наших прежних апелляционных жалоб!

Но суд, как всегда, отклонил заявление об отводе даже по этим очевиднейшим основаниям.

Далее началось длительное разрешение разных организационных вопросов, которое закончилось только началу 18-го часа. Потом судья-докладчик кратко изложила суть наших апелляционных жалоб, причём, с явными искажениями, затем выступил А. Соколов, но, к сожалению, он выступал устно, и пока нет набранного текста того, что он сказал, затем слово дали мне.И я сказал следующее (да, длинно, а что делать?):

«Вынесший по этому делу приговор судья Криворучко, покрывая своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратуре, непрерывно и бессовестно лжёт о, якобы, наличии доказательств, на основании которых Криворучко вынес этот свой заведомо неправосудный обвинительный судебный акт.

Поскольку в апелляционных жалобах я дал доводы неправосудности приговора, понятные и без рассмотрения текста самого приговора, то дополняю доводы апелляционной жалобы разбором лжи Криворучко в тексте приговоре по нашему делу.

1.

Согласно п. «а» ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения.

В силу п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый имеет право знать, в чем он обвиняется.

А судья Криворучко отказал подсудимым в неоднократных ходатайствах о разъяснении им существа обвинения. Но, скорее всего сам того не понимая, Криворучко даже в приговоре доказал, что слушал дело без разъяснения подсудимым существа обвинения, то есть, не давая подсудимым защищаться.

Потому, что когда тебя обвиняют в организации деятельности организации, но не говоря, как эта организация называется, то как ты защитишься в глазах бессовестного судьи? Если тебе говорят, что это экстремистская организация, но не говорят какой экстремистской деятельностью она занималась, то как ты защитишься в глазах бессовестного судьи?

То, что нам не разъясняли существо обвинения, Криворучко сам доказал тем, что в приговоре строит догадки о том, понятно ли было подсудимым то существо обвинения, которое подсудимые требовали им разъяснить: «Избранная подсудимыми Мухиным Ю.И., Соколовым А.А., Парфёновым В.Н. и Барабашом К.В. активная позиция защиты, с учетом объема приведенных ими в опровержение предъявленного обвинения доводов, их сути, а также содержания представленных стороной защиты доказательств, позволяют суду прийти к твердому выводу о том, что существо предъявленного обвинения каждому из подсудимых понятно, а доводы об обратном являются лишь способом защиты каждого и желанием избежать предусмотренного за данные противоправные действия уголовного наказания».

Но ведь это и для слабоумного не тайна, что если бы существо обвинения нам разъяснялось, то судья не стал бы гадать в приговоре, понято оно подсудимыми или нет. Судья просто указал бы дату, когда именно обвинение разъяснило подсудимым то, что они просили, – как называется организация, в деятельности которой подсудимые обвиняются, и каким видом экстремистской деятельности эта организация занималась.

Но Криворучко не может так написать, поскольку в самом начале слушания дела, в протоколе заседания 23 ноября 2016 года записано: «Суд постановил: «…необходимости в разъяснении государственным обвинителем существа обвинения не имеется».

Вот просто так – не имеется и всё тут! Такие у нас судьи – выносят приговоры, сами не понимая за что, соответственно, и подсудимым не объясняют, за что их приговаривают.

Довод: приговор подсудимым вынесен после рассмотрения дела без разъяснения обвиняемым существа предъявленного им обвинения, а именно – как называется организация, в организации деятельности которой они обвиняются, и какой экстремистской деятельностью эта организация занималась.

2.

Являются ложью утверждения Криворучко в тексте приговора: «Мухину Ю.И., Соколову А.А., Парфёнову В.Н. и Барабашу К.В. инкриминируется совершение действий организационного характера, направленных на продолжение противоправной деятельности запрещенной судом организации – «Межрегиональное общественное движение «Армия воли народа»». Все услышали про то, что подсудимых, оказывается, обвиняли в организации деятельности Межрегионального общественного движения «Армия воли народа»?

Так вот, не только в обвинительном заключении, но и во всех материалах дела, отсутствует разъяснение судьи и гособвинителей, что подсудимым инкриминируется организация деятельности «Армии воли народа».

А началось всё с того, что 23 августа 2016 года следователь Талаева приняла от меня заявление, в котором я просил:

«…прошу РАЗЪЯСНИТЬ МНЕ СУЩНОСТЬ ОБВИНЕНИЯ, а именно, подтвердить, что:

– я обвиняюсь в организации деятельности Армии Воли Народа;

– единственной целью моей организационной деятельности является распространение материалов, не признанных судом экстремистскими на момент их распространения.

Или дать альтернативное разъяснение».

Прошу обозреть данное заявление и копию присоединить к делу.

Следователь отказалась это подтверждать и вынесла постановление об отказе.

И в обвинительном заключении подсудимые в организации деятельности АВН не обвиняются, на мои просьбы в подготовительном заседании к судье потребовать от прокурора разъяснить нам, что мы обвиняемся в организации деятельности Армии воли народа, последовала угроза судьи, что он лишит меня права участвовать в судебном заседании до прений сторон.

Мало этого, на запрос Парфёнова, начальники гособвинителя Тарасовой из прокуратуры Москвы 16. 06. 2017 года (№ 24 356 – 2015/104025) сообщили, что уголовное дело № 385061 расследовалось «по факту организации деятельности «Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть»», цели и задачи которой идентичны целям и задачам межрегионального общественного движения «Армия воли народа». Как видите, Прокуратура Москвы в организации деятельности АВН нас не обвиняла даже накануне приговора – из письма прокуратуры следует, что нас обвиняли в деятельности ИГПР «ЗОВ». Получается, что Криворучко по совместительству подрабатывал и прокурором, поскольку признал нас виновными в том, в чём мы не обвинялись прокуратурой. Это что – в самом деле судья?? Прошу копию данного письма приобщить к делу.

Совершенно понятно, что, не разъясняя существо предъявленного нам обвинения, Криворучко, покрывал своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратур. И покрывал тем, что не давал подсудимым защищаться, поскольку мы не могли защищаться от обвинения по части 1 статьи 282.2 УК РФ, без разъяснения, в организации деятельности какой именно организации из двух организаций – АВН или ИГПР «ЗОВ» – нас обвиняют.

Довод: подсудимые не обвинялись в организации деятельности Армии воли народа, как это лживо утверждает судья Криворучко.

3.

Криворучко в приговоре цинично лжет, что: «Формулировка предъявленного обвинения содержит указание на конкретные продолжавшиеся факты …массового распространения экстремистских материалов, что нашло полное и объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства». Однако отсутствие в приговоре названия хотя бы одного экстремистского материала и полное отсутствие понятия «экстремистские материалы» в связи с деятельностью ИГПР «ЗОВ» во всех томах дела, доказывает бессовестно циничную ложь этого утверждения Криворучко. Ведь Криворучко знает, что мы были арестованы летом 2015 года и целый год до лета 2016 года, когда следователь уже набросал в дело 19 томов бумажного мусора, мы обвинялись только в организации референдума, и обвинять нас в распространении экстремистских материалов никому и в голову не приходило, поэтому никаким подтверждением этого бреда в деле и не пахнет.

Довод: суд не имел ни единого заведомо экстремистского материала, который бы планировала распространять ИГПР «ЗОВ», и его обвинения подсудимых в том, что они намеривались это делать, – заведомо лживо.

4.

Вместо того чтобы указать в приговоре, каким судом прекращена деятельность Инициативной группы по проведению референдума ИГПР «ЗОВ», организацией которой (а не организацией деятельностью которой) мы занимались, Криворучко подменяет вменяемые нам деяния.

Часть 1 статьи 2822 УК РФ вводит наказание за организацию деятельности ЗАПРЕЩЁННОЙ организации, а Криворучко в приговоре беззаконно ввёл наказание за организацию деятельности ЗАКОННОЙ организации, да ещё и только-только создаваемой! Которой вменяется якобы организация такой же ЗАКОННОЙ деятельности, как и ЗАКОННАЯ деятельность той организации, деятельность которой когда-то была прекращена судом.

Криворучко пишет в приговоре:

«Предельно ясной и логичной является позиция обвинения, идентифицирующего преступную деятельность подсудимых, после вступления в законную силу решения суда о запрете деятельности МОД «АВН», как продолжение той же экстремистской деятельности, завуалированной тем же благовидным предлогом – проведения референдума. Изменение подсудимыми названия, так и не зарегистрированной организации на «Инициативную группу по проведению референдума «За ответственную власть», частичное изменение символики и атрибутики, частичное изменение задекларированных целей и задач в программных документах, фактически являлись способами завуалировать дальнейшую организацию деятельности экстремистской организации МОД «АВН»».

Болтая о некой «экстремистской деятельности» обеих организаций, Криворучко молчит, о какой именно экстремистской деятельности он говорит, и молчит Криворучко потому, что ни одна, ни другая организация никакой экстремистской деятельностью не занимались, и это было установлено судом под председательством Криворучко.

Как ни скрывает Криворучко факт того, что МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ» создавались в рамках разных законов, но уже из этого абзаца приговора, в котором говорится о разных целях и задачах, видно, что и судья Криворучко видит, что речь идёт о двух организациях. Мало этого, Криворучко хорошо видит, что деятельность той организации, которую создавали подсудимые, не запрещена судом!

Мною оглашалось в суде находящееся в материалах дела ходатайство в Хамовнический суд следователя Талаевой о продлении мне срока домашнего ареста, рассмотренное судом 18 сентября 2015 года. В этом ходатайстве следователь просила (и суд это зафиксировал в своём постановлении) продлить арест, поскольку ей необходимо «направить материалы в органы прокуратуры для последующего обращения в суд с целью признания ИГПР «ЗОВ» экстремистской организацией и ее последующего запрета». (Т. 2, л.д. 211). То есть прокуратура понимает, что совершила преступление, обвиняя заведомо невиновных, и пыталась как-то смастерить экстремизм ИГПР «ЗОВ», да поняла, что не получится. И решила, что тем лицам, которые устроились в Москве судьями, и так сойдёт.

Такой бессовестной подменой обвинения, Криворучко избегает исполнять требования закона «О противодействии экстремистской деятельности» о правилах признании организации экстремистской (подачи прокурором представления и рассмотрения дела в гражданском процессе), и заменяет требования закона голословными утверждениями обвинения о том, что раз эти организации имеют похожие цели, то судебное признание организации экстремистской не требуется. По заказу преступного сообщества таким бессовестным приёмом можно осудить руководителей всех организаций в России точно так же, как и нас, – обвинив их в том, что они «под благовидным предлогом своей уставной деятельности намеривались распространять экстремистские материалы, да не успели, так как их вовремя арестовали».

Довод: деятельность находящейся в стадии создания Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» никаким судом не запрещалась, а подсудимым вынесен приговор за организацию законной деятельности!

5.

Криворучко, покрывая своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратуре, в приговоре бессовестно лжёт о том, что он исследовал доказательства в материалах дела. То, что это ложь судьи Криворучко, доказывается тем, что из всех перечисленных «доказательств» из материалов дела он не привёл ни единой цитаты, ни единого факта даже из тех, что хоть как-то были озвучены государственным обвинением в судебных заседаниях. Кроме переписанных из обвинительного заключения показаний пяти свидетелей, данных на предварительном следствии, о которых ниже.

В ходе рассмотрения дела Криворучко боролся со сном в то время, когда государственные обвинители за 4 часа со средней скоростью 23 листа дела в минуту пролистали 5400 листов 19 томов уголовного дела. С такой скоростью документы не исследуются! Криворучко до сих пор не соображает, что следствие набросало в дело, посему и не цитирует в приговоре ничего из материалов дела. И ни на что из материалов дела не опирается, а голословно и лживо утверждает, что «виновность подсудимых Мухина Ю.И., Соколова А.А., Парфёнова В.Н. и Барабаша К.В. в содеянном также подтверждается материалами уголовного дела, исследованными в судебном заседании».

В судебном заседании государственные обвинители ничего не оглашали и ничего не исследовали.

А частью 4 статьи 302 УПК РФ судьи предупреждаются: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью ИССЛЕДОВАННЫХ судом доказательств».

Как показывают приведенные выше числа, судья Криворучко не исследовал никаких доказательств.

Довод: доказательства обвинения в материалах, даже если бы они в материалах дела были, судом не исследовались.

6.

Несмотря на утверждения Криворучко о том, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная (тем более, формально переименованная) АВН, этому нет никаких законных доказательств. 

Утверждение, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная АВН, является фактом, имеющим юридическое значение. Такие факты подлежат установлению в ходе рассмотрения в ходе особого производства в рамках подраздела IV Гражданского процессуального кодекса. Но гособвинители об установлении этого факта не заявляли, этот факт не устанавливался никаким судом, включая и судом под председательством Криворучко. То есть, прокуратура должна была подать в Тверской суд представление о признании ИГПР «ЗОВ» формально переименованной АВН в рамках особого производства, и после того, как суд эту глупость признал бы фактом, положить этот факт в основу обвинения. Но прокуратура этого не сделала ни в ходе предварительного следствия, нив ходе рассмотрения дела по существу.

Довод: факт того, что ИГПР «ЗОВ» это переименованная АВН, законным образом не устанавливался и не установлен до сих пор, и посему является не фактом, а личным мнением обвинения, используемым для совершения преступления – для осуждения заведомо невиновных.

7.

Криворучко, оспаривая в приговоре доводы Соколова, утверждает: «Суд признает необоснованными доводы подсудимого Соколова А.А. о том, что свидетели обвинения Пыжьянова И.В., Нехорошев Ю.Н., Нечитайло А.Ю., свидетели под псевдонимами Власов П.П. и Пономарев И., подтвердили факт того, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось – проведение референдума», – и далее Криворучко бессовестно лжёт, – «поскольку данная позиция основана на субъективном и ошибочном восприятии показаний данных свидетелей, без учета и оценки тех противоречий, которые были устранены судом после оглашения показаний свидетелей, данных ими ранее, на стадии предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании».

Без протокола судебного заседания (а на момент вынесения приговора протокола судебного заседания не было) ссылка на показания свидетелей и «устранения противоречий» является недопустимым доказательством. А что касается показаний, данных на предварительном следствии, то указанные свидетели и на предварительном следствии показали, что проведение референдума являлось единственной целью ИГПР «ЗОВ».

Дам показания всех этих свидетелей (их пятеро), о которых Криворучко пишет, что они, якобы, показали, что референдум являлся не единственной целью подсудимых, а была ещё и какая-то преступная цель.

Что касается свидетеля Пыжьяновой, то Криворучко прямо в приговоре воспроизвёл её показания на предварительном следствии: «она являлась членом движения ИГПР «ЗОВ», поскольку считала, что проведение референдума по внесению поправок в Конституцию РФ, предусматривающих ответственность Президента РФ и членов Федерального Собрания РФ перед народом может принести пользу государству». А на допросе в суде Пыжьянова показала, и именно это внесено в протокол от 25 января 2017 года:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось проведение референдума?

Свидетель Пыжьянова И.В.: Однозначно да.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные экстремистскими?

Свидетель Пыжьянова И.В.: Нет, конечно».

Свидетель Нехорошев на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и переписано Криворучко в приговор), что: «Мухин Ю.И. разъяснил ему цели и задачи «АВН», заключающиеся в пропаганде идеи принятия «закона об оценке Президента РФ и членов федерального собрания РФ народом России» и внесение поправок в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом».

А на допросе в суде Нехорошев показал, и именно это внесено в протокол от 07 февраля 2017 года:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что единственной целью ИГПР «ЗОВ» являлось проведение референдума?

Свидетель Нехорошев Ю.Н.: Да, безусловно.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные экстремистскими?

Свидетель Нехорошев Ю.Н.: Нет, данную цель не ставили».

Свидетель Нечитайло на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение), что: «Из участников ИГПР «ЗОВ», он знаком с Барабашом Кириллом, Парфёновым Валерием, Мухиным Юрием, Соколовым Александром и другими участниками... Общение с указанными гражданами ограничивалось обсуждением вопросов, касающихся ИГПР «ЗОВ» и организации проведения референдума». А на допросе в суде 9 марта 2017 года А.Ю. Нечитайло показал:

«Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что одинаковые цели и задачи ИГПР «ЗОВ» и МОД «АВН» это проведение референдума?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Да.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Подтверждаете ли Вы, что перед Вами никогда не ставилась цель распространять материалы, признанные судом экстремистскими?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Да, конечно подтверждаю.

Подсудимый Мухин Ю.И.: Во время проведения голосования о прекращении деятельности организации «АВН», объявленного 23 февраля 2011 года, как Вы проголосовали?

Свидетель Нечитайло А.Ю.: Я проголосовал за прекращение деятельности организации «АВН»».

Свидетель Пономарёв на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и в приговор), что: «Обычно обсуждали политическую обстановку в стране, а также решали, как распространять идеи организации «АВН», как собрать людей для сбора подписей и соответственно для последующего проведения референдума».

На допросе в суде 21 марта 2017 года Пономарёв показал:

«Государственный обвинитель Фролова Е.С: В настоящий момент можете пояснить, в чём заключалась деятельность организации «Армия воли народа», в которую Вы вступили в 2010 году?

Свидетель Пономарев И.: Декларированная цель деятельности организации «Армия воли народа» была в том, чтобы провести референдум по принятию поправок в Конституции Российской Федерации и закона «Об ответственности власти».

«Государственный обвинитель Фролова Е.С: Известно ли Вам, какие цели и задачи ставила перед собой Инициативная группа по проведению референдума «За ответственную власть»?

Свидетель Пономарев И.: Задачи ИГПР «ЗОВ» были идентичны целям и задачам организации «Армия воли народа».

Подсудимый Парфенов В.Н.: Ставились ли подсудимыми перед Вами противоправные задачи?

Свидетель Пономарев И: Нет, подсудимые мне не ставили такие задачи.

Подсудимый Парфёнов В.Н.: Известно ли Вам, ставились ли подсудимыми противоправные задачи перед другими участниками организации «АВН»?

Свидетель Пономарев И: Нет, не известно.

Подсудимый Парфенов В.Н.: Известно ли Вам, ставились ли подсудимыми противоправные задачи перед участниками ИГПР «ЗОВ», в том числе перед Вами?

Свидетель Пономарев И.: Нет, не известно. Мне такие задачи подсудимыми не ставились».

Свидетель Власов на предварительном следствии показал (и именно это внесено в обвинительное заключение и в приговор), что: «…в качестве основной цели деятельности ИГПР «ЗОВ» определено создание инициативных групп по проведению референдума более, чем в половине регионов России».

16 февраля 2017 года в суде судья Криворучко задал Власову вопрос:

«Председательствующий: Была ли заявленной целью ИГПР «ЗОВ», в том числе проведение референдума?

Свидетель Власов П.П.: Да».

Ни о каких иных целях ИГПР «ЗОВ» и АВН, тем более, ни о каком распространении экстремистских материалов ни один свидетель не показал ни на предварительном следствии, ни в зале суда, мало этого, повторю, понятие «экстремистские материалы» в связи с ИГПР «ЗОВ» во всех томах дела вообще не встречается. Это подтверждает и сам Криворучко, который вместо бла-бла-бла про «ошибочное восприятие» мог в приговоре указать ту «противоправную цель», которую по его утверждению, якобы сообщили суду указанные свидетели, и сослаться на листы дела, на которых эта экстремистская цель указывается. Но в приговоре нет вообще ни единой цитаты показаний свидетелей в суде, и ни единой ссылки на листы дела.

Довод: как следует их самого приговора, ни один свидетель или эксперт не показал, что подсудимые добивались реализации, или имели какую либо противоправную цель.

8.

Криворучко в приговоре бессовестно лжёт о том, что: «Доводы стороны защиты о необоснованности предъявленного обвинения, которым не вменяется совпадение противоправных целей у МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ», являются несостоятельными, поскольку каждому из подсудимых инкриминируется организация деятельности, как указано выше, одной экстремистской организации». Оставим в стороне вопрос, что этой бессмысленной фразой Криворучко хотел сказать, оставим в стороне и всё тот же вопрос – какой «одной экстремистской организации»? АВН или ИГПР «ЗОВ»?

Но защита никогда не утверждала о несовпадении противоправных целей МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ», поскольку всегда утверждала, что обе организации имели законную и защищённую законом цель – организацию референдума. То есть, Криворучко сам бессовестно придумывает лживые измышления о подсудимых, и потом сам их «разоблачает».

Довод: судья Криворучко в приговоре сам придумывает лживые доказательства.

9.

Криворучко в приговоре пишет: «Необоснованными суд признает доводы подсудимого Мухина Ю.И. о голословности обвинения, в части направленности действий подсудимых на насильственное изменение основ конституционного строя», – и бессовестно лжёт, – «поскольку данное обстоятельство нашло объективное подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами». Малограмотность Криворучко такова, что он и не догадывается, что основ конституционного строя в первых 16 статьях Конституции много, и обвинив подсудимых в их насильственном изменении, Криворучко обязан был сообщить: какие именно основы насильственно изменяли подсудимые?

И мы Криворучко пытались объяснить, что Мосгорсуд, ввиду явного дебилизма и даже кретинизма подобного утверждения, не вменил АВН в вину данное обвинение в изменении основ конституционного строя. Судья Мосгорсуда Казаков не захотел выглядеть идиотом.

Мы это Криворучко пытались объяснить! Но Криворучко по малограмотности вновь поднял это уже опровергнутое обвинение на знамя, хотя гособвинители нас в этом, отдадим им в данном случае должное, не обвиняли! Криворучко выступил самостоятельным прокурором. Причём, Криворучко считает, что насильственное изменение основ конституционного строя доказывается следующим доказательством: «В своем выступлении Барабаш К.В., как участник и представитель ИГПР «ЗОВ» (МОД «АВН»), будучи представленным ведущим, как представитель ИГПР «ЗОВ», на шествии и митинге оппозиции, на фоне флагов и растяжки ИГПР «ЗОВ», фактически от лица ИГПР «ЗОВ» (МОД «АВН») допустил высказывания о желательности смены существующей власти, а также обоснование необходимости применения оружия. Выступления Барабаша К.В. содержали признаки возбуждения ненависти по отношению к представителям власти, сотрудникам правоохранительных органов, то есть к определенной социальной группе. Своими действиями Барабаш К.В., выступая от лица ИГПР «ЗОВ», фактически создавал для значительного количества граждан, присутствующих на массовом публичном мероприятии, чувство ненависти к представителям власти (сотрудникам правоохранительных органов, министрам, чиновникам, Президенту РФ) и соответствующую установку поведения, в том числе, насильственного с возможностью применения оружия для достижения поставленных целей».

Но, во-первых, при чём тут основы конституционного строя? Основы конституционного строя это статьи Конституции от 1-й по 16-ю. Какое положение из этих статей подсудимые собрались насильственно изменить?

Ведь это Криворучко, а не мы, силой данных ему полномочий запретил народу проводить референдум, чем насильственно прекратил действие статьи 3 основ конституционного строя России. Это Криворучко нарушил свободу политической деятельности, чем прекратил действие статьи 15 основ конституционного строя России.

Во-вторых, никакой суд не признавал в выступлении Барабаша признаки хоть какого-нибудь экстремизма, а сам Криворучко не даёт из этого выступления ни единой цитаты, заменяя их собственной лживой болтовней.

Довод: малограмотность судьи Криворучко, либо его уверенность в малограмотности вышестоящих судей, привела к тому, что он, взяв на себя функции прокурора, обвиняет подсудимых в том, в чём их не обвиняли гособвинители, – в насильственном изменении основ конституционного строя – мало того, что голословно, но и не соображая, чем являются основы конституционного строя.

10.

Криворучко, утверждает: «Указывая на необоснованность уголовного преследования, подсудимый Мухин Ю.И. заявил в судебном заседании, что никаких предупреждений участникам ИГПР «ЗОВ» о прекращении противоправной (экстремистской) деятельности не выносилось». И далее Криворучко цинично лжёт, что: «…ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, которая не предполагает наличия подобного предупреждения со стороны компетентных органов, как обязательного условия для наступления уголовной ответственности».

А почему это должно быть указано в статье 282.2 УК РФ? Это что за «юрыст» такой?

Судье Криворучко неоднократно разъяснялось в ходе процесса и в прениях, что не УПК РФ определяет правила противодействия экстремизму, а Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», который в преамбуле сообщает: «Настоящим Федеральным законом в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации определяются правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности, устанавливается ответственность за ее осуществление». И этим законом установлено предостерегать (ст. 6) и предупреждать (ст. 7) экстремистскую деятельность.

Довод: как бы рассматривая дело об экстремизме, судья Криворучко наплевал на главные положения Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

11.

Криворучко в приговоре бессовестно лжёт о том, что: «Доводы подсудимых о не совпадении целей и задач у МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ», являются субъективным мнением подсудимых, связаны с избранной ими позицией защиты и противоречат содержанию исследованных судом доказательств». При этом Криворучко не привёл ни единого доказательства этому своему бессовестному и лживому утверждению! Какое доказательство доказывает «совпадение целей и задач у МОД «АВН» и ИГПР «ЗОВ»??

И ведь Криворучко не привёл доказательства потому, что все исследованные судом доказательства говорят о том, что вопросы референдума у обеих организаций были разные, к примеру, АВН планировала добавить в Конституцию РФ статью 138, а ИГПР «ЗОВ» планировала изменить статьи 93 и 109 Конституции РФ. Это факт или «субъективное мнение»?

Что смешно или омерзительно, но выше в приговоре Криворучко написал об АВН и ИГПР «ЗОВ», и я уже цитировал: «частичное изменение символики и атрибутики, частичное изменение задекларированных целей и задач в программных документах, фактически являлись способами…». То есть Криворучко сам указал на разные цели и задачи АВН и ИГПР «ЗОВ».

Довод: судья Криворучко лжёт в приговоре не только вопреки фактам, но и вопреки собственным утверждениям, сделанным тут же, в приговоре.

12.

Криворучко в приговоре бессовестно лжёт о том, что: «При этом собранные по делу доказательства свидетельствуют не о возобновлении, а о фактическом продолжении подсудимыми Мухиным Ю.И., Соколовым Л.Л., Парфёновым В.Н. и Барабашом К.В. организации деятельности МОД «АВН», в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, нашли объективное подтверждение факты распространения других материалов, признанных судом экстремистскими, при обстоятельствах указанных выше». При этом в приговоре не приводится ни единого факта – ни единого названия экстремистского материала, который бы организация распространила, ни единого показания свидетелей, которые бы показали, что организация имела целью экстремистские материалы распространять.

Довод: эти утверждения о распространении экстремистских материалов являются бессовестной до наглости ложью судьи.

13.

Криворучко в приговоре бессовестно лжёт о том, что: «…документальных доказательств образования и регистрации ИГПР «ЗОВ» как самостоятельного юридического лица (иной организации) или как инициативной группы в соответствии с ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», суду представлено не было». Криворучко и гособвинителям до тошноты разъяснялось, что регистрация в соответствии с ФКЗ «О референдуме в Российской Федерации» возможна только после того, как будут исполнены требования этого ФКЗ относительно численности ИГПР «ЗОВ». ИГПР «ЗОВ» находится в стадии своего создания, и у неё ещё не было той численности, при которой можно зарегистрироваться «в соответствии с ФКЗ «О референдуме Российской Федерации».

И судья, и гособвинители либо игнорируют положения этого закона, либо по малограмотности не способны понять, что в нём установлено. Мало этого, судья Криворучко отказался принимать переписку ИГПР «ЗОВ» с Центризбиркомом РФ по поводу организации референдума ИГПР «ЗОВ».

Кроме этого, в деле имеется заключение специалиста Я.С. Городецкого, согласно которому: «Не позже чем с 02.10.2008 и как минимум до 06.01.2014 в открытом доступе в сети Интернет действовал электронный ресурс https://zaotvet.ru, имеющий название «Официальный сайт Межрегионального общественного движения «За ответственную власть».

В материале данного сайта с заголовком «О подготовке к референдуму» по состоянию на 20.07.2009 содержались сведения об организации межрегиональным общественным движением «За ответственную власть» (МОД «ЗОВ») инициативной группы по подготовке и проведению референдума по вопросу принятия закона об оценке избирателями деятельности Президента и депутатов Федерального собрания РФ». Это прямое доказательство того, что ИГПР «ЗОВ» начала создаваться МОД «ЗОВ» за два года до прекращения деятельности АВН.

Довод: судья Криворучко отказался принимать в дело доказательства того, что ИГПР «ЗОВ» создавалась практически под контролем Центризбиркома РФ и задолго до прекращения деятельности АВН.

14.

Криворучко, покрывая своих сообщников, фабрикующих уголовные дела в Следственном комитете и прокуратуре, опускается до откровенно бессовестных утверждений. К примеру, организация МОД «ЗОВ» о создании ИГПР «ЗОВ» объявляла в газете «Своими именами» в 2010-2011 годах 25 раз. Двадцать пять раз!! А Криворучко в приговоре пишет, что в качестве доказательства того, что ИГПР «ЗОВ» образовано МОД «ЗОВ»: «…не может быть принято печатное издание – газета «Своими именами», на публикации которой ссылалась сторона защиты, поскольку данное печатное издание являлось подконтрольным подсудимым, деятельность данного средства массовой информации была прекращена решением Московского городского суда от 15.01.2014 года в связи с неоднократной публикацией материалов, содержащих признаки экстремизма».

По этой бессовестной логике, ни один закон, принятый Госдумой, не может считаться законом, поскольку его опубликовала «Российская газета», являющаяся органом Госдумы.

Кроме этого, ни подсудимые, ни ИГПР «ЗОВ» не имели никакого отношения к газете «Своими именами». Ведь далее Криворучко пишет: «Суд принимает во внимание доводы стороны защиты о том, что никто из подсудимых не является создателем, руководителем, корреспондентом, членом редакционной коллегии либо редактором печатных изданий: газеты «Своими Именами» и газеты «Слова и Дела». Но делает вывод: «При этом факт официального отсутствия подсудимых среди членов редакционной коллегии данных газет суд признаёт способом конспирации».

Это же надо додуматься! «Неучастие в деятельности чего-то как способ конспирации этой деятельности». Аналогия: неучастие судей Москвы в преступной деятельности солнцевского преступного сообщества является способом конспирации этой преступной деятельности. Это юридическая логика или циничная бессовестность?

Довод: Криворучко либо по малограмотности, либо от врождённой бессовестности в обоснование заведомой неправосудности приговора делает дикие по своей глупости заключения.

15.

Криворучко в приговоре пишет, что: «Суд отвергает как необоснованные доводы подсудимых о нарушении их конституционных прав на участие в референдуме», – и при этом бессовестно лжёт о том, что «доводы подсудимых о проводимых ими мероприятиях, связанных с подготовкой и проведением референдума, как установлено судом и подтверждается совокупностью исследованных доказательств, являются голословными».

В деле нет ни единого документа или показания свидетелей, которые бы указывали на иную, кроме референдума, цель деятельности осуждённых. Мало этого, осуждённые и были арестованы в июле 2015 года, как следует из постановления о возбуждении против них уголовного дела, не за распространение экстремистских материалов, а за «создание инициативных групп по проведению референдума; последующее проведение референдума с целью внесения изменений в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом; пропаганда идеи принятия закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России», при этом осознавая, что истинная цель состоит в «расшатывании» политической обстановки в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также смены существующей власти нелегальным путем» (Т.1, л.д. 1). И только с июля 2016 года следствие и прокуратура начали утверждать, что наша вина в распространении экстремистских материалов, так и не придумав ни одного материала в доказательство этого утверждения.

Довод: Криворучко в обоснование заведомой неправосудности приговора лжёт с предельно циничной бессовестностью.

16.

Криворучко в приговоре пишет, что: «Суд признает необоснованными доводы стороны защиты о воспрепятствовании следственными органами общественной журналистской деятельности подсудимого Соколова А.А.», – и при этом бессовестно лжёт о том, что «данные доводы являются голословными, надуманными и не подтвержденными». Криворучко лжёт, поскольку ему известно, что первый обыск у Соколова был сделан накануне Олимпиады, воровство в ходе которой он расследовал, причём, в это время Соколов не проходил ни по одному делу, ни как подсудимый, ни как свидетель, а изъяли у него авторефераты диссертации, посвященной воровству при строительстве сооружений Олимпиады в Сочи.

Довод: Криворучко в приговоре старается скрыть, что преследует Соколова с целью скрыть преступления лиц, обворовавших бюджет России.

 

Источник: youtube.com

 17.

Криворучко в приговоре пишет: «Анализ совокупности исследованных судом доказательств позволяет прийти к выводу о том, что мотивом совершения подсудимыми преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.2 УК РФ послужила ненависть по отношению к социальной группе государственных служащих и представителей власти (сотрудникам правоохранительных органов, министрам, чиновникам, Президенту РФ)». Дело даже не в глупости и бессовестности утверждения, что государственные служащие составляют социальную группу, и дело даже не в том, что Криворучко пытается защитить преступных мерзавцев, устроившихся государственными чиновниками, а в том, что осуждённый К.В. Барабаш является подполковником, то есть государственным служащим. Он что – испытывал ненависть к себе?

Довод: объявляя наличие социальной группы «государственных служащих и представителей власти», Криворучко мало того, что объявляет всех представителей власти бандой, имеющей не общие для всех граждан, государственные интересы, а свои сословные интересы. Сам того не понимая, Криворучко заявляет о своей заинтересованности в исходе дела, поскольку он сам является представителем власти и получается, что он сам член этой социальной группы и заинтересован в продолжении её преступной деятельности, на которую посягают осуждённые.

18.

Осуждая заведомо невиновных, Криворучко лжёт и изворачивается самым бессовестным образом. Так, например, отказываясь признавать заключения специалистов Городецкого и Борисовой, он приводит следующие «основания»: «Оценивая показания специалистов Городецкого Я.С. и Борисовой Е.Г., а также приобщенные к материалам уголовного дела заключения указанных специалистов, суд также не может учитывать их в качестве доказательств по делу, поскольку в указанных заключениях специалистов фактически изложено субъективное мнение конкретного лица, не основанное на исследовании конкретных материалов уголовного дела и вещественных доказательств, которые в распоряжение данных специалистов ни следователем, ни судом не представлялись».

Но заключение любого специалиста является мнением этого субъекта – его субъективным мнением. Требование Криворучко, чтобы специалист не был конкретным лицом, – абсурдно. Материалы дела указанным специалистам защиты отказался представлять сам Криворучко. Однако данным специалистам материалы дела и не требовались, поскольку они исследовали материалы дела, изначально находящиеся и в деле, и в Интернете, и по этой причине это были материалы идентичные тем, что находятся в деле, и доступные для исследования.

Довод: Криворучко всячески препятствовал защите в получении доказательств, и в приобщении их к делу, а после вынужденного приобщения игнорировал эти доказательства по дебильным основаниям.

19.

Логика судьи бессовестна до крайности. Криворучко своими беззаконными действиями способствовал удалению из дела практически всех адвокатов, причём, не дал ввести в дело хотя бы общественных защитников. В результате четверых подсудимых защищали всего два защитника, то есть было грубо попрано право подсудимых пользоваться защитником. И Криворучко пишет в приговоре: «Принимая во внимание участие в ходе предварительного следствия защитников, из числа профессиональных юристов – адвокатов, количества и содержания поданных подсудимыми и их защитниками жалоб, заявлений, ходатайств и отводов, суд приходит к выводу, что обвиняемые Мухин Ю.И., Соколов А.А., Парфёнов В.Н. и Барабаш К.В. активно и полноценно осуществляли свою защиту».

Обратите внимание на бессовестность этой логики. Судья лишает подсудимых помощи защитников, распоясавшийся председательствующий попирает процессуальный закон, подсудимые начинают жаловаться на это и на лишение их защитников, председательствующий плюёт и на эти жалобы, и вот наличие этих жалоб судья считает доказательством прекрасного обеспечения подсудимых юридической помощью! По этой логике, если бы он вообще изгнал из процесса всех защитников, а подсудимые исписались бы жалобами на это, то эти жалобы свидетельствовали бы о наличии активной и полноценной юридической помощи.

Довод: наличие большого количества жалоб на действия судьи Криворучко является доказательством его бессовестной преступности. А наличие всего двух защитников на четверых подсудимых доказывает лишение подсудимых юридической помощи.

20.

Криворучко заканчивает мотивировочную часть приговора выводом, о цели осуждённых: «целью являлась организация и продолжение деятельности созданной Мухиным Ю.И., Соколовым А.А., Парфёновым В.Н. и Барабашом К.В. экстремистской организации, деятельность которой была запрещена вступившим в законную силу решением Московского городского суда от 19.10.2010 года; деятельности по массовому распространению организацией экстремистских материалов, содержащих идею, обосновывающую и призывающую к осуществлению экстремистской деятельности, направленной на насильственное изменение основ конституционного строя, а также возбуждение социальной розни по отношению к представителям власти, в том числе связанной с призывами к насилию».

При этом, как видите, Криворучко опять не указывает название экстремистской организации, организация деятельности которой вменяется подсудимым, и не даёт названия ни единого экстремистского материала, который бы содержал идею, «обосновывающую и призывающую к осуществлению экстремистской деятельности, направленной на насильственное изменение основ конституционного строя, а также возбуждение социальной розни по отношению к представителям власти, в том числе связанной с призывами к насилию».

Довод: судья Криворучко вместо доказательств, представил в приговоре собственную ложь, не имеющую в деле ни малейших подтверждений.

21.

Я с товарищами осуждён по части 1 статьи 282.2 УК РФ за организацию деятельности экстремистской организации, однако при наложении на нас в приговоре ограничений, судья Криворучко не ограничивает нас ни в какой экстремистской деятельности – заниматься экстремистской деятельностью судья нам разрешает. Нас ограничивают сугубо в политической деятельности. Криворучко приговорил меня: «…установить Мухину Ю.И. следующие ограничения: не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования города Москвы; не посещать места проведения общественно-политических мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях».

Поясняю, что в русском языке:

Мероприятие – определенное действо с привлечением широкого круга лиц.

Политика – это понятие, включающее в себя деятельность органов государственной власти и государственного управления.

Типичным примером политического мероприятия являются мероприятия по осуществлению основ демократии, установленные статьёй 3 Основ конституционного строя Конституции РФ, – это свободные выборы в органы государственной власти и референдум. То есть, запретив нам участие в политических мероприятиях, нам запрещено участвовать в выборах и референдумах.

Довод: мы судебно-признанные политические заключенные России.

22.

Но воспрепятствуя свободному осуществлению моих и моих товарищей избирательных прав и права на участие в референдуме, судья Криворучко, силой данных ему полномочий, безусловно, совершил преступление, предусмотренное статьёй 141 УК РФ, установившей: «Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме… совершенные лицом с использованием своего служебного положения… наказывается …лишением свободы на срок до пяти лет».

А то, что согласно приговору, я с товарищами наказан не за уголовную, а за чисто политическую деятельность – за организацию референдума, является убедительным доказательством преступности судьи, вынесшего этот заведомо неправосудный приговор, попирающий наши и других граждан права, установленные статьёй 32 Конституции:

«1. Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей.

2. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме».

Да, можно тупо болтать и болтать, что мы осуждены не за организацию референдума, а за некий экстремизм, но ведь Криворучко с обвинителями так и не сумел нам этот экстремизм придумать, всего лишь придумав нам в виде экстремизма никак не доказанное неосуществлённое желание распространять экстремистские материалы. Поэтому болтать эту чушь о нашей вине можно только в своём узком кругу – в кругу преступного сообщества судей, прокуроров, следователей и полицейских, окружив себя приставами и ОМОНом.

Довод: для честных людей абсолютно понятно, что суд разгромил организацию по проведению референдума за то, что она пыталась провести референдум. И ни за что иное.

23.

Я предложу суду после того, как он ознакомится с подробностями дела, представить, что за эти обвинение и приговор, Криворучко и гособвинителей самих обвинят по статье 141 УК РФ за воспрепятствование свободному осуществлению нами права на участие в референдуме. Смогут Криворучко и гособвинители опровергнуть обвинение?

Разумеется, что сегодня такое обвинение Криворучко и обвинителям никто не предъявит. И я, и масса граждан уже писали соответствующие заявления о возбуждении уголовного дела в СК, но там эти заявления даже не зарегистрировали. Сегодня это преступное сообщество уверено, что его власть в России вечна.

Но ведь даже в начале 90-х и я был уверен, что СССР и советская власть вечны, однако я ошибался. А ведь в СССР в судах не было не то, что толп, а и одного вооружённого пристава, а прокуроров конвой не сопровождал. Тогда судьи и прокуроры людей не боялись и исполняли свои обязанности без дорогостоящей и позорящей их охраны. Но, тем не менее, СССР не стало. Так что уж говорить о вечности сегодняшнего государства, в котором судьи и прокуроры боятся народа?

А преступление против Конституции – это фашизм, а фашизм нигде не любят, скажем, даже в сегодняшнем УК РФ насильственное изменение конституционного строя России наказывается лишением свободы на срок до 20 лет.

***

Указанные выше доводы, в совокупности с доводами, указанными в апелляционной жалобе и дополнении к ней, являются доказательствами совершения судьёй Криворучко преступления, предусмотренного частью 2 статьи 305 УК РФ «Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта».

В связи с этим прошу Судебную коллегию по уголовным делам:

– рассмотреть данные доводы, а не делать вид, что Мосгорсуд их не видел;

– исполнить требования части 4 статьи 29 УПК РФ и вынести частное определение в отношении судьи Криворучко».

Закончил выступать в 19-00, на этом был объявлен перерыв до 10-00 13 декабря. Мосгорсуд, зал 331.

Ю.И. МУХИН

Источник: ymuhin.ru

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.