Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Google+ Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube
Инициативная группа по проведению референдума  За ответственную власть (ИГПР ЗОВ) - Преследование Мухина, Барабаша, Парфенова, Соколова - РЕФЕРЕНДУМ НЕ ЭКСТРЕМИЗМ

Свобода встретила у входа – пока без радости большой

Слово Александру Соколову:

Многие интересуются об основаниях, по которым меня отпустили. Расскажу об этом подробнее.

По приговору т.н «суда» мне выдали 3 года 6 месяцев лишения свободы и 1 год ограничения свободы дополнительно.

Я содержался под стражей в СИЗО с 28.07.15 по 06.04.18, или 2 года 8 мес. 9 дн. Согласно новым нормам ч. 3.1 ст. 72 УК РФ в ред. 186-ФЗ от 03.07.18, это эквивалентно отбыванию более 4 лет в колонии общего режима.

То есть по закону «отсиди день за полтора» срок лишения меня свободы в 3 г. 6 мес. был исчерпан уже к 27.11.17 (по прошествии 2 лет 4 мес). И я «пересидел», получается, более 9 мес.

Примечательно, что поправки в ст. 72 УК РФ были приняты в начале июля 2018 года. Нормы УПК и специальное определение Конституционного суда в случае принятия улучшающего положение осужденного закона обязывают администрацию исправительного учреждения самостоятельно инициировать освобождение его от наказания или его смягчение. Однако большинство даже официально не уведомили о том, что такой закон принят. Вместо немедленного освобождения тех, кто уже давно «пересидел», мне и ещё около 100 содержащимся в ИК-1 Чувашии гражданам, которые уже отбыли свой срок, пришлось 1,5 мес. доказывать судьям Ленинского районного суда г. Чебоксар, что они давно подлежат освобождению. Большинство из этих 100 так и сидят дальше. Выпущены только человек 30.

Вот типичная ситуация. Лично я подал несколько ходатайств об освобождении от дальнейшего отбывания наказания. По первому был отказ судьи Тимофеевой от 17.07.18. Второе, аналогичное по содержанию, было удовлетворено судьей Егоровым 17.08.18. И опять нарушение: вместо немедленного освобождения (как у Парфенова Валерия, например) пришлось ждать 10 дней, пока постановление суда вступит в силу, за решеткой.

В целом я пробыл в колонии 5 мес.

Как я отметил выше, последние более 9 мес. отбытого мною наказания были по новым нормам ст.72 УК РФ сверх назначенного срока. Эти 9 мес. эквивалентны 1 году ограничения свободы (соотношение 1,5 дня за 2). То есть, с другой стороны, я на данный момент уже полностью отбыл дополнительное наказание и по закону подлежу освобождению от ограничения свободы. Но, видимо, этот процесс затянется и еще придётся побегать по судам, в очередной раз доказывая очевидное. То есть поправки нужные, но их исполнение, по крайней мере в Чебоксарах издевательское.

Моё мнение: необходимость принятия поправок в ст. 72 УК РФ, хотя бы «день за полтора», давно перезрела. Реально соотношение должно быть день за два, поскольку содержание 23 часа в сутки в камере 3/5 м без движения, свежего воздуха и солнца и содержание в колонии – это небо и земля. Следаки пользуются своей безответственностью и специально затягивают следствие, месяцами и годами ни черта не делая, но удерживая людей под следствием в клетках СИЗО. Тем самым они пытают людей и вынуждают поскорее захотеть освободиться от этой пытки и уехать на лагерь, а для этого – признать то, в чем обвиняют, и взять особый порядок. С новым законом у арестантов появится хоть небольшая, но компенсация за массовый и безнаказанный беспредел и злоупотребления, с которыми большинство из них, по моим наблюдениям, сталкиваются. Но бороться с которыми, похоже, никто не собирается.

Источник: ВКонтакте


Из заключения вышел один из фигурантов дела инициативной группы по референдуму «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ») журналист Александр Соколов.

Как отметил он сам (полностью его слова читайте тут: http://igpr.ru/forum/aleksandr_sokolov_%E2%80%93_etu_storonu_reshetok)

Нельзя сказать, что вышел на свободу... Во-первых, предстоит ещё отбывать ограничение свободы. Во-вторых, с таким беспределом мыслеполиции и беззаконием судей, что мы позволяем процветать, понятие свободы весьма относительно.

В любом случае, закон, в соответствии с которым день, проведённый в СИЗО, засчитывается за полтора в колонии, позволил выйти из тюрем уже двум организаторам референдума. 19 августа стало известно об освобождении Валерия Парфёнова. В заключении на данный момент остаётся только Кирилл Барабаш.

Представитель ПДС НПСР Юрий Болдырев рассказал Накануне.RU, что приветствует освобождение фигурантов дела, но это нельзя назвать уступкой или даже честным поведением со стороны властей.

По его словам, фигурантов обвиняли не в организации референдума, а демагогически обвиняли в том, что они под прикрытием осуществляли деятельность запрещённой организации:

Чтобы была понятна аналогия – у вас машина с неправильным цветом и вам запретили её эксплуатацию. Вы исправили цвет. Но вам говорят, что руль такой же, сидения такие же, всё такое же – но это же не было запрещено. Им инкриминировали то, что не было запрещено законом. Но на основании того, что в уставе другой организации было то, что не запрещено законом, их обвинили в том, что они продолжили деятельность запрещённой организации. То есть посадка была абсолютно необоснованной репрессией, призванной просто запугать людей.

Директор Центра политологических исследований Финуниверситета Павел Салин в беседе с Накануне.RU счёл освобождение двоих осужденных по делу ИГПР «ЗОВ» с принятием нового закона скорее случайным совпадением.

Он отметил, что изначально, с политической точки зрения, данная группа представляла для власти минимальную опасность. Опасность заключалась в участии молодёжи в подобных группах и в том, что подобные идеи вызывали интерес.

Именно поэтому их решено было изолировать, что и было сделано. Мы видим, что власть если хочет – отслеживает ситуацию и может выводить людей из игры под весьма резиновыми предлогами. Сейчас для власти ситуация сильно поменялась в связи с протестной активностью, связанной с пенсионной реформой –

считает политолог.

По его словам, в настоящий момент повестка чисто политического радикального протеста отошла на задний план на фоне протеста социального.

Думаю, сейчас всё внимание правоохранительных органов сосредоточено на поиске угроз оттуда. Уже тогда эта ситуация казалась притянутой за уши, а сейчас это просто неактуально. У правоохранителей ведь не безграничные ресурсы. Сейчас угроза для власти может идти с другого направления, не с того, которое было в начале десятых, когда этих ребят решено было нейтрализовывать –

отметил эксперт.

Источник: www.nakanune.ru

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Пожалуйста, введите числа и буквы (с учетом регистра), изображенные на картинке
Картинка
Введите символы, которые показаны на картинке.